Библиотека

РТВ – МОЯ СУДЬБА

Ананий ГРАНОВСКИЙ

Ананий Петрович Грановский родился в 1931 г. Окончил Даугавпилсское военное авиационно-техническое училище (1953 г.) и Львовский университет (1960 г.). Служил в должностях: начальник группы земного обеспечения самолетовождения, командир отдельной радиолокационной роты, заместитель начальника и начальник штаба полка, начальник отдела боевой подготовки и боевого применения РТВ 10-й ОА ПВО, начальник группы оргштатного отдела и начальник мобилизационного отдела в Главном штабе Войск ПВО. Награжден орденом Красной Звезды и медалями. Полковник.

Много воды утекло и перемен произошло с тех пор, как 15 августа 1972 года товарищи и сослуживцы из управления РТВ 10-й отдельной армии ПВО проводили меня к новому месту службы. Уже нет и самой армии. Многое из того, что было создано на Севере в интересах обороноспособности страны «кануло в лету», но память сохранила не только этот очень теплый с грозой и ливнем день и напутствия товарищей, в памяти остались, прежде всего, добрые и приятные воспоминания о боевых буднях частей армии, о людях, с которыми довелось служить, делить радости и горести повседневной жизни.

Этот период оставил знаковый след в моем сердце. И мне бы хотелось передать атмосферу и тот настрой, в которых жили, творили, несли нелегкую боевую службу воинские коллективы и мои боевые товарищи.

Характерной особенностью этого периода является то, что довелось бок о бок служить с командирами и офицерами, прошедшими суровую школу войны, школу жестоких боев с фашистскими захватчиками. Они достоверно знали цену профессионализма, боевой выучки, войскового товарищества, постоянной боевой готовности. Несмотря на суровые военные испытания, они сохранили высокие нравственные человеческие качества и во всем следовали лучшим армейским традициям. Их доброе, внимательное, уважительное отношение к людям, жизненная стойкость, высокая ответственность и примерная служба обеспечивали безграничное уважение и доверие подчиненных и побуждали последних к добросовестному выполнению своих обязанностей. Среди них заметными маяками были Г.Н. Потемкин, Г.Я. Иванов, Г.И. Балута, Н.Н. Плотников, Л.М. Кавуненко, А.В. Линник, И.В. Стародуб, Б.Г. Осин, В.П. Бирштейн. С благодарным чувством преклоняюсь перед старшим поколением, у которого было и есть чему поучится.

Все годы моей службы на Севере непосредственно были связаны с радиотехническими войсками. По условиям дислокации, особенностям выполнения боевых задач они существенно отличались от других родов войск. Подразделения РТВ располагались практически во всех уголках обширной территории ответственности армии, создавая необходимые параметры радиолокационного поля на важнейшем для страны стратегическом направлении. Большая часть их дислоцировалась на островах Северного Ледовитого океана, побережье Баренцева и Карского морей, вдоль государственной границы; предельно сложно было им выполнять задачи, находясь в отрыве до тысяч километров от управлений своих частей, вдали от населенных пунктов и в условиях отсутствия надежного транспортного сообщения и устойчивой связи. Некоторые подразделения транспортную связь с Большой землей имели только «раз в году» в период навигационного завоза. Красивые названия мест дислокации радиолокационных рот – Мыс Желания, Нагурское, Греэм-Белл, Русская Гавань, Тамбей, Пушлахта никак не сочетались с условиями жизни, которые были сродни марсианским. В настоящее время мало кто из военных помнит эти названия. «Великие» преобразования 90-х годов стерли их из памяти.

Большинство подразделений РТВ армии несли боевое дежурство с круглосуточно включенными РЛС или включались в работу по графику, создавая дежурное радиолокационное поле. К Северному региону был высокий интерес со стороны НАТО, что подтверждалось регулярными полетами их авиации. В подразделениях РТВ техника и личный состав постоянно находились «под напряжением».

Характерно, что командирами отдельных радиолокационных рот, представляющих в большинстве своем самостоятельные гарнизоны, где требовалось собственными силами решать все вопросы обеспечения жизнедеятельности и организации боевой службы, были очень молодые офицеры; штатная категория командира отдельной радиолокационной роты в ту пору была капитанской.

В тот год, когда была сформирована Северная армия ПВО, мне довелось быть командиром отдельной радиолокационной роты, которая дислоцировалась на аэродроме Васьково, где базировались два истребительных авиационных полка. Радиолокационное обеспечение полетов двух полков, которые в ту пору летали ежедневно в две смены, а также ведение радиолокационной разведки и контроль использования воздушного пространства создавали предельную напряженность в работе личного состава. В роте был двойной комплект техники, но не хватало свободных от полетов авиации «окон» для ее технического обслуживания; использовался для этого выходной – воскресенье.

В эти годы интенсивно осваивались наведение истребителей непосредственно с экранов РЛС, а также работа в условиях помех, что повышало требования к радиолокационной информации и качеству работы специалистов. Личный состав роты ответственно относился к выполнению возложенных задач. Особенно следует отметить высококлассных специалистов: капитана Маденова, лейтенанта Гонтарь, старшину Быстрова, сержантов Цапро, Зайцева, Кронберга, ефрейтора Кашина. Их работа вселяла уверенность в действия штурманов наведения и авиаторов в целом. Часто при сложных метеоусловиях они обеспечивали вывод самолетов на аэродром.

В роте сложился замечательный коллектив единомышленников, надежные основы которого заложил мой предшественник капитан Бондаренко. Личный состав роты выступал инициатором во многих делах и настойчиво боролся за высокие показатели во всех сферах деятельности. Но это не должно восприниматься как нонсенс, так как трудовой порыв людей к достижению высоких результатов был тогда характерен для всей нашей страны. Роте доверили от армии участвовать в соревнованиях на лучшее подразделение РТВ в масштабе Войск ПВО страны и рота была награждена кубком. Об опыте работы личного состава роты сообщалось в армейской газете «Часовой Севера», в роте побывали корреспонденты из газеты Северного военного округа, после чего был помещен в газете соответствующий материал и было упоминание в передовой статье, а в ноябре 1958 года была заметка и в «Красной звезде».

С удовлетворением вспоминаю, с каким замечательными людьми довелось служить и трудиться. В ротной казарме располагалось порядка 150 военнослужащих различных сроков службы, разных национальностей и наклонностей, но понятия не было о распрях, а слова «дедовщина» тогда еще не знали. В казарме роты постоянно действовал магазин без продавца, была своя самодеятельность и т.п.

Неустанную заботу о подчиненных подразделениях проявляли командир полка Г.Н. Потемкин, начальник штаба З.М. Эпштейн, начальник политотдела Н.Н. Плотников – достойное трио высокоавторитетных руководителей. Отеческое отношение к подчиненным, скромность, высокий профессионализм, умение зажечь в людях огонь энтузиазма обеспечивали им глубокое уважение личного состава. Полковник Г.Н. Потемкин был первопроходцем в организации противовоздушной обороны Севера. В 1952 году он сформировал в Васьково отдельный радиотехнический батальон, переформировал его в последующем в 45-й радиотехнический полк ПВО и был первым его командиром. Прекрасный организатор и методист, он умело учил подчиненных правилам и тонкостям военного дела. Мне кажется, что мало кто так досконально знал требования руководящих документов по организации боевой и повседневной службы. Его помощь была максимально конкретной и действенной, особенно при подготовке роты к соревнованиям.

45-й радиотехнический полк первоначально, до переформирования авиационной дивизии в дивизию ПВО, был армейского подчинения, и непосредственным нашим руководителем был первый начальник РТВ армии полковник Овсяников.

С начала 60-х годов проводилось интенсивное оснащение радиотехнических войск армии новой техникой и средствами АСУ, что значительно расширяло возможности радиолокационного обеспечения зенитных ракетных войск и авиации. Освоение новой техники и решение других неотложных задач наиболее успешно в полку осуществляли такие командиры подразделений, как Костюнин, Буриличев, Ясковец.

Радиотехническим войскам армии повезло, что в этот период начальником РТВ армии стал подполковник Л.М. Кавуненко (в последующем генерал-майор), человек недюжинных способностей, энергичный, решительный, умелый организатор и знаток своего дела. Его роль в развитии РТВ, совершенствовании их боевой готовности и боеспособности трудно переоценить. Благодаря его усилиям значительно возросли показатели в подготовке войск, их авторитет. Его высокая требовательность сочеталась со столь же высокой степенью заботы о подчиненных. Он искренне радовался их успехам и мог постоять за их честь и достоинство. Я на себе испытал его твердую позицию при несколько курьезных обстоятельствах. В начале декабря 1966 года в полк прибыла из ЛенВО комиссия для проверки жалобы жителей поселка Талаги на высокую степень излучения СВЧ в их квартирах от радиолокационных станций. Я как исполняющий обязанности командира полка доложил о прибытии комиссии командиру дивизии и она приступила к работе.

Однако, когда в последующем с актом комиссии, подтверждающим суть жалобы, ознакомился командующий армией генерал Ф. М. Бондаренко, то его возмущению не было предела. И за допуск в полк комиссии я был предупрежден о неполном служебном соответствии. Начальник войск решительно стал на мою защиту. Оказалось, что начмед армии Кабахидзе не смог своевременно доложить командующему о прибытии комиссии и своим решением направил ее в полк. Хотя моей вины не было, мне был понятен гнев командующего. На аэродроме Талаги только что построили защищенный КП авиационного полка, антенные системы локаторов установили рядом на искусственных горках, выносные индикаторы РЛС – на КП. И все это требовалось теперь переносить на новое место. В итоге, однако, удалось изыскать возможности защиты от СВЧ техническими средствами и все осталось на своих местах. Для меня также все закончилось благополучно. Через несколько дней после наказания позвонил начальник отдела кадров армии полковник Куценко и уведомил, что взыскание снято. Поддержка и защита начальника войск армии ощущалась во многих вопросах, особенно когда руководство дивизии непомерно переваливало на управление полка в ущерб его боеготовности все проблемы по обслуживанию гарнизона Васьково, а некоторые армейские начальники массово направляли в полк на перевоспитание военнослужащих из других частей.

Следует подчеркнуть, что успешному выполнению задач в значительной степени способствовало то, что призывной контингент в это время был очень высокого качества. Абсолютное большинство призываемых на службу в РТВ граждан имели среднее или среднетехническое образование, а часть из них и высшее. Кроме того, тогда существовала сеть учебных частей для подготовки младших специалистов. В составе РТВ армии имелась школа специалистов РТВ и связи. Посетивший в 1969 году школу заместитель главкома Войск ПВО отмечал, что учебная база школы соответствовала уровню военных училищ. Все это способствовало подготовке непосредственно в частях высококлассных специалистов и требовало от офицерского состава постоянного совершенствования, чтобы достойно выглядеть перед обучаемыми. Тогда не существовало института прапорщиков и многие ответственные штатные должности, в том числе начальников РЛС, радиовысотомеров, радиостанций, комплектовались солдатами и сержантами срочной службы, и надо отдать им должное: в большинстве своем они успешно справлялись с работой.

Высокий образовательный и творческий потенциал младших специалистов позволял успешно выполнять боевые задачи и решать вопросы боевой подготовки и повседневной жизни. Подтверждает это, в частности, такой факт. В конце 1965 года была поставлена задача подготовить на базе командного пункта полка показное занятие для руководящего состава армии. Начальник РТВ армии полковник Л.М. Кавуненко потребовал от меня как начальника штаба полка в течение месяца полностью переоборудовать КП и придать ему образцово-показательный вид.

Совместно с начальником КП майором Копасовым мы подобрали команду из солдат и сержантов. Молодые, способные ребята добросовестно и на очень хорошем уровне выполнили не только оформительские работы по переоборудованию КП, но и подготовили соответствующие эскизы, предложили интересные решения по дизайну помещений и функциональных рабочих мест. Прибыв на занятия, командующий армией генерал Ф.А. Олифиров осмотрел КП и многозначительно сказал: «Вот это командный пункт!», а начальник РТВ армии Л.М. Кавуненко выразил свое отношение словами: «Вас ругаешь, но вы и работаете». И это было воспринято как поощрение.

Ответственные и сложные задачи успешно решали также младшие специалисты полковых мастерских. Постоянно кочуя из подразделения в подразделение, они выполняли ремонтные или регламентные работы на всех типах РЛС, АСУ и средствах связи: В мастерские подбирались специалисты с высоким уровнем подготовки. Добираться до подразделений им было не просто. Регулярное транспортное сообщение, как правило, отсутствовало и во многих случаях приходилось следовать пешком. Отрадно, что местные жители оказывали военнослужащим всякое содействие, перевозили на лодках через реки, обеспечивали при необходимости ночлег.

Важным фактором в решении возложенных задач являлась слаженная работа управления полка: штаба, политотдела, тыла, технической части и служб. В этом вопросе важна заслуга командира полка В.Г. Сачкова, который четко определял задачи и функции управленческих органов, порядок их взаимодействия и ответственности, создавал атмосферу взаимопонимания между руководителями этих органов. Значительных результатов в работе добивались офицеры управления полка П. Василюк, А. Белолипецкий, Н. Козлов, В. Прокофьев и другие.

Благотворным образом на личный состав воздействовала система стимулирования воинской службы. Ритуал поощрения проводили в торжественной обстановке, оформлялись фотовитрины, выпускались стенгазеты, боевые листки, отражающие работу личного состава. Торжественно провожали лучших солдат и сержантов для поступления в вузы или на государственные стройки, осуществлялось прощание со Знаменем полка. Все это волновало людей и вдохновляло на хорошие дела. В такой обстановке многие не стесняясь роняли слезу. В целом преобладала, обеспечиваемая всем процессом тогдашней жизни, нравственная готовность людей к добросовестному выполнению воинского долга. Воины понимали, что защищают свою Родину, ее культуру, ее историю, т.е. свои национальные и духовные ценности. Это было гагаринское время; все мы, вместе со страной, испытывали невероятный душевный подъем и понятие о воинском долге жило в нашем сознании.

Управление нашего полка находилось в гарнизоне Васьково, вдали от населенных пунктов и культурных центров. Долгие годы даже дороги до Архангельска не было, а значит, и нормального сообщения. Быт, жилищные условия в гарнизоне были далеки от цивилизованных.

Несмотря на некомфортные условия в гарнизоне силами военнослужащих, женских советов частей проводилось много интересных культурно-массовых и других мероприятий. Постоянно действовали различные творческие и технические кружки, художественная самодеятельность, проводились творческие вечера, спортивные соревнования, выставки работ. В полку был создан нештатный оркестр, который выступал во многих населенных пунктах. В связи с этим запомнился интересный случай. После вручения по итогам 1959 года полку переходящего Знамени состоялась беседа командующего армией генерала Н.Т. Петрухина с руководящим составом, в ходе которой командир полка полковник Т.Н. Потемкин спросил разрешения на покупку для оркестра комплекта музыкальных инструментов за счет средств, вырученных от подсобного хозяйства. Командующий ответил, что, мол, можешь покупать, но получишь взыскание. Увидев, что командир полка воспринял его слова, как отказ, командующий разъяснил, что взыскание является временным фактором, а инструменты могут служить долго. Стало понятно, что командующий искренне хотел помочь доброму делу, но требовалось и закон соблюсти. Командующий также заслушал доклады о состоянии дел и возникающих проблемах. Начальник штаба в это время был на учебе и я исполнял его обязанности. Не имея достаточного опыта штабной работы, я определенно волновался, докладывая предложения командующему. Однако он своим простым и теплым обращением помог мне обрести уверенность. Приятно также вспомнить, что 10 февраля 1959 года в период работы XXI съезда партии в опубликованном в «Красной звезде» под рубрикой «говорят делегаты съезда» выступлении генерала Н.Т. Петрухина была упомянута и моя фамилия. Это выступление командующего армией напечатано в настоящем сборнике. Но это касалось моей прежней должности.

Полк шефствовал над Васьковской школой. Наши ребята вели в школе радио- и фотокружки, помогали в музыкальном сопровождении самодеятельности. Школьников приглашали в полк на торжественные мероприятия, для показа оружия и на солдатскую кашу. Это чудесным образом воспринималось и школьниками, и военнослужащими.

Коллективы частей гарнизона состязались в проведении интересных культурно-массовых мероприятий. Полковой тематический вечер под названием «Отчизне жар души и россыпи ума» был всеми воспринят на «ура». Его организаторами были опытные политработники Г. Балута и М. Венгерович. На вечере состоялись выступления офицеров полка, членов семей и гостей, а также концерт, игры, викторины, танцы. Наши женщины подготовили хороший стол. Аналогичные вечера были проведены и в других частях.

Участие руководящего состава в организации и проведении таких мероприятий придавало им особый колорит, рождало взаимное доверие и уважение, способствовало сплочению войсковых коллективов, членов семей военнослужащих. Когда молодой командир дивизии полковник А.И. Хюпенен на вечере по случаю вручения мне погон подполковника классно танцевал модный твист, рассказывал анекдоты, это с большим восторгом восприняли все. Было понятно, что требовательному к себе и подчиненным командиру ничто человеческое не чуждо.

Следует также отметить, что с назначением Анатолия Ивановича командиром в дивизии многое изменилось к лучшему. Больше внимания уделялось совершенствованию подготовки войск, организации повседневной службы и жизни, более объективно оценивались результаты работы.

После Васьково я еще 20 лет прослужил в других армейских коллективах и городах. Но, к сожалению, уже не было той особенной гарнизонной атмосферы, где все знали друг друга не только по службе, но и по быту, семейным отношениям, где запросто можно было заглянуть друг к другу, поделиться заботами и радостями жизни, найти взаимопонимание, а если надо, поддержку и помощь.

Я далек от того, чтобы идеализировать обстановку. Были, безусловно, недостатки и упущения в работе, были и такие люди, кому добросовестная служба не по нраву. Но не они определяли общий настрой, преобладали здоровые отношения. В целом люди добросовестно трудились, учились, совершенствовали стиль работы и комфортно чувствовали себя, потому что верой и правдой служили общему делу. Общественная оценка побуждала к добросовестной службе.

Одним из офицеров, которые тяготились службой, был старший лейтенант А. Васильев. Работа на технике не пошла ему впрок, он считал себя поэтом и просился о переводе поближе к городу в интересах его творчества. Учитывая сложное материальное положение семьи и неплохие личные достижения в спорте, его назначили на должность начальника физподготовки и спорта. Однако и на этом поприще его благородные порывы вскоре иссякли. Кроме того, к нему сами по себе «прилипали» всякие невзгоды, сослуживцы называли его ходячим ЧП. Как-то, будучи дежурным по полку, он встревоженный забежал ко мне в кабинет и доложил, что потерял пистолет, положил на полку в туалете и забыл забрать. Потеря оружия считалась тяжелейшим ЧП. В срочном порядке были приняты меры по поиску пистолета. Оказалось, что один из офицеров нашел пистолет и спрятал в сейфе, чтобы посмотреть, что будет делать Васильев. Пришлось наказать обоих: первого за разгильдяйство, второго за несвоевременный доклад.

Самым тяжелым событием в период службы в полку был несчастный случай, когда в карьере произошел оползень и засыпало двух прекрасных молодых ребят. Хотя расследованием было признано, что причиной стала стихия, роковая случайность. Эта трагедия оставила глубокие рубцы на сердце у руководителей полка.

После одиннадцати лет службы в радиотехническом полку я в 1968 году был назначен начальником отдела в управление РТВ армии, где пришлось включиться в работу по совершенствованию структуры радиотехнических войск, организации их боевого применения и боевой подготовки. В это время в армии интенсивно осуществлялось освоение новой техники, наращивались параметры радиолокационного поля за счет ввода в строй новых радиолокационных средств и особенно за счет использования господствующих высот, на которые поднимали антенные системы. Одну РЛС П-14 даже развернули в Хибинах на горе Ловчор на высоте более тысячи метров, результат получили прекрасный. Однако обеспечить ее надежную эксплуатацию в этих условиях было невозможно: обледенение и порывистые ветры полностью разрушили антенную систему.

Работа в это время особенно спорилась. Организатором и вдохновителем всех мероприятий был начальник радиотехнических войск армии полковник А.В. Линник (впоследствии генерал-лейтенант), человек поразительной энергии и работоспособности. Очень внимательный к нуждам войск и личного состава, он постоянно добивался, чтобы подчиненные офицеры служили примером в выполнении воинского долга. И сам был образцом чести, достоинства и аккуратности во всем. На ход исполнения дел влиял своим авторитетом. Мог положительно воздействовать на подчиненных только ему присущими методами. Разгильдяйство его раздражало, но нотаций не читал и демонстративных взбучек не устраивал, тактично мог указать на недостатки, но это запоминалось надолго. Помню, как Алексей Васильевич на совещании неожиданно прервал свое выступление и спросил сидящего в первом ряду офицера: «Константин Михайлович, где вы купили такие красивые носки? – В магазине «Северный», товарищ полковник!» – сорвавшись с места, ответил последний. «Спасибо, садитесь», – спокойно сказал Алексей Васильевич. И всем стало понятно, что за его вопросом стоят не только полосатые носки, но и отношение к службе в целом.

Объемную работу по поддержанию в боеготовом состоянии техники осуществляла инженерная радиолокационная служба РТВ армии, которой многие годы руководил полковник В.П. Бирштейн. Он никогда не жил «вполнакала», всегда без остатка отдавал себя порученному делу. Заслуженным авторитетом в управлении армии и в войсках пользовался подполковник И.В. Стародуб, мудрый и добрый человек, высочайший профессионал. В отделе боевой подготовки и боевого применения РТВ он был для меня настоящим помощником и опорой во всех делах. Я благодарен судьбе за то, что довелось работать с такими замечательными людьми.

Для офицерского состава управления РТВ армии важным направлением работы была помощь подчиненным командирам и штабам непосредственно на местах. Приходилось восхищаться, как в тяжелейших условиях люди безупречно несут службу и не жалуются на трудности. До сих пор с болью вспоминаю увиденное в роте, которая дислоцировалась на мысе Тонком на берегу Белого моря. Солдат верхом на лошади и две молоденькие мамы подсаживают и привязывают к нему двух мальчишек для доставки их в деревенскую школу, что в 5 километрах от роты. Дороги туда по суше нет, а по болоту и каменным валунам можно добраться только верхом. Это не могло не вызывать уважения к таким людям и их способности стойко переносить трудности во имя главного – безопасности наших северных воздушных границ. Доблесть таких людей и обосновывает мою привязанность к РТВ.

Радиотехнические войска в ходе учений, боевого дежурства несли колоссальные нагрузки. При этом наработка на технику строго учитывалась, следили за расходом ее лимита. А вот учет часов наработки операторов за экранами РЛС и АСУ не был предусмотрен...

Было много и других сложностей в работе личного состава РТВ. Радиолокационная рота на Паньковой Земле соседствовала с проливом Маточкин Шар, в районе которого проводились испытания ядерного оружия. Все работы велись под строгим секретом и мы были осведомлены о них только по официальным сообщениям. Очевидцы еще рассказывали о белых медведях, которые без шерстяного покрова бродили в районе роты. И вот однажды поступила кодированная телеграмма с лаконичным сообщением, что рота снята с дежурства, а личный состав погружен на корабль. Я был в затруднении. Оставшись за начальника РТВ, не знал что докладывать руководству армии. Радиотелефонная и телеграфная связь с островом в это время отсутствовала. Оказалось, что ядерщики в целях безопасности решили в срочном порядке эвакуировать личный состав.

Важнейшее испытание для войск – учения различных масштабов, а также обеспечение боевых стрельб. В ходе проводимых под руководством Генштаба учений «Арктика» создавалась очень напряженная обстановка. Осуществлялись массированные налеты авиации на различных высотах с применением помех и маневра целей. Для своевременного обнаружения и одновременной проводки большого количества целей и обеспечения боевых действий зенитных ракетных войск и истребительной авиации от РТВ требовались четкие действия всех звеньев и специалистов. Круглосуточно несли службу полные боевые расчеты. Для наращивания параметров радиолокационного поля в акватории Баренцева моря использовались самолеты радиолокационного дозора. В целом РТВ успешно справлялись с задачами. По результатам выполнения армией задач на учении «Арктика-71» мне довелось по поручению командования армии отчитываться в Генеральном штабе с представлением материалов объективного контроля. Итоговая оценка была положительной.

Личный состав управления РТВ армии плодотворно сотрудничал со всеми управлениями и службами, мы постоянно ощущали действенную помощь штаба, политотдела, тыла армии.

С приятным чувством вспоминаю впечатляющие моменты общения с командующим армией дважды Героем Советского Союза генералом Н.Д. Гулаевым – достойным всеобщего уважения человеком. Мыслил он образно, говорил просто, с юмором, но очень доходчиво и каждое слово точно в цель, чем неминуемо обращал собеседников в свою веру. Мог оживить беседу одной фразой, не совсем публичной, но точно отражающей суть проблемы. Но простота обращения не означала попустительства. Как-то я докладывал материалы, в числе которых были акты на списание выработавшей свой срок техники. Он утвердил только те акты, в которых определялось дальнейшее использование списываемых агрегатов, и сказал, чтобы РЛС, которые нельзя вывезти и передать в ДОСААФ, использовались для учебных целей. Однажды, во время проверки дивизии на Новой Земле, он с опозданием прибыл на заслушивание руководящего состава. Оказалось, когда он утром мылся, отключили воду, и, по его выражению, «никто не пришел побрызгать на намыленную голову». После этой полушутки он в простых, но образных выражениях дал исчерпывающую характеристику положения дел в дивизии. Но за упущения по службе он больше журил, чем наказывал.

Очень жаль, что уходят ветераны, не щадившие себя ради высшей цели – блага и процветания Отечества. Задача живых – хранить о них добрую память и накопленный ими опыт.

Я с благоговением вспоминаю не только тех, кого назвал поименно, но всех, с кем довелось служить на Севере, кто своим мастерством, мужеством, доблестью, преданностью профессии верой и правдой служил Отечеству. По мере сил своих эти люди старались поднять значение воинского долга и чести, искали наиболее эффективные пути повышения морального духа, а следовательно, и боеспособности родной армии. У каждого из них свои вершины, свои достижения, но высокое звание человека, звание воина ПВО они несли достойно.

Традиционно понятия о долге и чести воинской, высокий моральный дух олицетворяли собой силу и непобедимость русской и советской армии и флота. К сожалению, эти истинные ценности девальвируются. Изменилась структура и нравственная основа нашего общества. Разрушена система военно-патриотического воспитания граждан и их подготовки к военной службе. Все больше молодых людей «косят» от армии, а современный офицерский состав вынужден искать подработку вне службы, чтобы обеспечить свое существование. И виной тому система отношений государства к своим Вооруженным Силам, к военному человеку. Разрушительным процессам в стране подвержены не только военная сфера, но и сферы образования, культуры, идеологии, экономики, технологии, науки, социального обеспечения. Все это в совокупности отражается и на Вооруженных Силах. Ведь армия и общество – не два мира, не два различных верования...

Связывать свою судьбу с армией даже по контракту теперь решается не лучшая часть молодых людей, а только преимущественно те, кто не нашел своего места в гражданской жизни. Поэтому и современные пороки нашего общества успешно перекочевывают в армейские коллективы, а ответственность за все воспринимает на себя армия. При таком наполнении армии трудно говорить об успешном развитии исконно русских армейских традиций. А ведь человеческий фактор – главная составляющая боеспособности армии.

Обидно, что от 10-й отдельной армии ПВО, которая была мощной силой, способной противостоять современным средствам воздушно-космического нападения, мало чего осталось. На ее территории количество подразделений РТВ сократилось более чем в два раза, а на самых дальних и важных рубежах вообще их не стало.

Но не секрет, что в современном мире пока еще регулятором и способом решения национальных интересов является жесткий силовой фактор. При этом в военных конфликтах последних лет решающая роль придается средствам воздушно-космического нападения. Это и должно понудить руководителей страны задуматься о состоянии ее обороноспособности, о необходимости совершенствования противовоздушной обороны. Что, в свою очередь, будет определять достойный для России вес на международной арене.

В итоге тем, кто сейчас служит Отечеству, хочется пожелать успехов, добра, счастья и достойной о них заботы со стороны государства.

По материалам книги
"НА СТРАЖЕ СЕВЕРНОГО НЕБА"
Москва
2005 г.
Комментарии
Ананий Петрович доходчиво и душевно описал свою службу в 10 ОА ПВО и в Васьковской дивизии ПВО. За эти описанием необходимо представить сотни офицеров и тысячи рядового и сержантского состава, которые постоянно выполняли боевую задачу по несению боевого дежурства по охране воздушных рубежей. И это не голословные слова в в небе на расстоянии 22 миль от береговой черты постоянно летали разведчики НАТО, в нейтральных водах Северного морского пути ходили не только гражданские суда но военные суда стран НАТО. А условия повседневной жизни, как написал Ананий Петрович, были аховые....
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?