Военное строительство

ВВС на крутых виражах

Зигзаги в строительстве российской военной авиации в 1990-е гг.

"ВКО" предлагает вниманию читателей некоторые аспекты становления и развития Военно-воздушных сил России с момента их образования в 1992 г. и по сегодняшний день. Особое внимание уделяется анализу условий принятия соответствующих решений и совершенствованию организационного строительства и форм применения ВВС.

Современные Военно-воздушные силы России представляют собой объединенные в 1997 г. в единый вид Вооруженных Сил Войска противовоздушной обороны и дореформенные ВВС. Поэтому анализу должны подлежать периоды становления ВВС и Войск ПВО Российской Федерации с 1992 по 1995 гг. в рамках пятивидовой структуры, после их объединения (1998-2000 гг.) и современный этап строительства и развития ВВС (после 2000 г.).

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ

На состояние Военно-воздушных сил, взглядов на их организационное строительство и формы применения оказывал и продолжает оказывать влияние широкий спектр условий экономического, политического, научного и военного характера. В зависимости от степени и характера влияния на состояние и развитие ВВС, а также теории их организационного строительства и применения можно выделить общие, особенные и единичные факторы для каждого исторического периода их развития.

Следует отметить три общих фактора, определяющих состояние ВВС и динамику их развития, а также и эволюцию взглядов на их организационное строительство и применение. Во-первых, это складывающаяся военно-политическая и военно-стратегическая обстановка. Во-вторых, изменение приоритетов в развитии и оснащении ВС ведущих иностранных государств под влиянием существенных достижений в научно-технической области и, в-третьих, состояние экономики нашей страны. Указанные факторы выполняют опосредованную роль, выступая исходным мотивом в развитии военно-теоретических взглядов на развитие ВВС России.

К особенным факторам, непосредственно влияющим на развитие российских ВВС, прежде всего относятся новые боевые средства. К таковым следует отнести средства воздушно-космического нападения с их значительно возросшими боевыми возможностями. Помимо этого, существенно изменились взгляды на их применение в войне. К этой же группе факторов следует отнести субъективные решения и действия военно-политического руководства России. Ошибочные подходы в военном строительстве, изменении структуры Вооруженных Сил и приоритетности финансирования видов и родов ВС привели к существенному ослаблению темпов их развития. Наметилось серьезное отставание отечественной военной науки. По ряду позиций обеспечения военной безопасности Российской Федерации обозначилась откровенная деградация.

К числу единичных факторов следует отнести выработанные в этот период конкретные идеи и положения военно-теоретических разработок. В ряде случаев целью научных изысканий ставилось теоретическое обоснование принимаемых недальновидными представителями военно-политического руководства страны откровенно волюнтаристских решений.

Характер влияния различных факторов на состояние и развитие ВВС с течением времени после создания российских Вооруженных Сил менялся. В связи с этим для более детального анализа целесообразно процесс строительства ВВС разделить на три основных периода.

ФАКТОРЫ И УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКИХ ВВС

С 5 мая 1992 г. начинается формирование Вооруженных Сил РФ, их становление в структуре и составе, оставшихся от предшественника - ВС СССР. Эффективному созданию военной организации государства должна была способствовать высокая законотворческая активность президента и правительства России, Государственной Думы. В срочном порядке требовалось сформировать нормативно-правовую базу строительства, мобилизации и применения ВС РФ.

Основные периоды строительства ВВС РФ и их содержание.

В полном объеме этого в начальный период существования российской армии сделано так и не было. Приоритетность разработки основных документов не соответствовала порядку их рассмотрения органами законодательной и исполнительной власти. Содержание принимаемых нормативно-правовых актов порой требовало их существенной корректировки уже сразу после принятия. Строительство ВС РФ базировалось на существующей правовой и нормативной базе с учетом того, что новая армия и флот являются правопреемниками ВС СССР.

Основополагающие документы по строительству ВС России - Концепция национальной безопасности и Военная доктрина - были приняты со значительным опозданием. В частности, "Основные положения Военной доктрины РФ" были утверждены Указом Президента РФ за № 1833 лишь спустя полтора года после начала создания российской армии - 2 ноября 1993 г.

Имеющиеся проблемы осложнялись еще и тем, что доставшиеся России войска по структуре, боевому и численному составу не соответствовали новым задачам и требованиям. Отошедшие к новому государству группировки никак нельзя было считать целостным военным организмом. В них были нарушены оперативно-стратегическое построение, системы боевого управления и связи, обеспечения.

Первоначально в основу строительства ВС РФ была положена Военная доктрина СССР, носившая оборонительную направленность и их пятивидовая структура. Основным содержанием практической деятельности руководства страны и армии в 1992-1993 гг. стало возрождение видов Вооруженных Сил из того, что осталось на территории России и завершение их формирования.

Неимоверными усилиями к середине 1990-х годов в основном удалось стабилизировать как внешне- так и внутриполитическую обстановку в стране.

После операции многонациональных сил "Буря в пустыне" (Ирак, 1991 г.) в строительстве вооруженных сил ведущих государств мира наметилась тенденция приоритетного развития средств воздушно-космического нападения. Так, в США, при общем сокращении военного бюджета 1993 г. на 2%, ассигнования на развитие СВКН были увеличены на 6%. Это способствовало возрастанию их ударной мощи в 1995 г. уже примерно в 1,5 раза. Увеличение боевых возможностей группировок СВКН обусловливалось полномасштабной реализацией программ создания и развертывания качественно нового поколения стратегических и оперативно-тактических средств нападения наземного, морского и воздушного базирования.

Приоритетное развитие СВКН обусловливалось их способностью в короткие сроки создавать мощные группировки сил, действовать по ключевым объектам страны и ВС противника практически на всю глубину территории любого государства мира и достигать максимальной внезапности действий, особенно применением крылатых ракет.

На практике силы воздушно-космического нападения получили возможность самостоятельно решать задачи войны в целом. Все это было нормативно закреплено в новых концепциях и руководящих документах США и НАТО по применению своих вооруженных сил. Так, уже в 1992 г. был введен в действие Устав ВВС США (AFM 1-1) "Основная воздушно-космическая доктрина ВВС США", где на боевом опыте, полученном в войне с Ираком, были уточнены формы, способы, порядок организации управления, применения и всестороннего обеспечения ВВС США в настоящее время и на ближайшую перспективу.

Изменения в направленности подготовки и развитии вооруженных сил иностранных государств нашли свое отражение и в направленности исследований военных ученых Российской Федерации. Эту работу возглавил Центр военно-стратегических исследований Генерального штаба ВС РФ. Под его эгидой на основе материалов ГРУ ГШ и Центров оперативно-тактических исследований (ЦОТИ) видов ВС был проведен анализ подготовки и ведения многонациональными вооруженными силами во главе с США войны в Персидском заливе. Специалистами были сделаны соответствующие выводы, в том числе и в части, касающейся дальнейшей направленности развития ВС РФ. Скорректированы задания на выполняемые НИР, сформированы новые технические задания на проведение очередных исследований, общей направленностью которых стало дальнейшее исследование проблем строительства ВС РФ в новых условиях.

Организационная структура Военно-воздушных сил на 1.10.1992 г.

ЦОТИ видов и Тыла Вооруженных Сил были детально разработаны и обоснованы с помощью видовых НИО дальнейшие направления развития войск и сил и их организационной структуры. Это было осуществлено в условиях дальнейшего сокращения боевого и численного состава ВС и финансирования. Помимо этого, в этот момент корректировались взгляды на ведение современных войн и военных конфликтов и вырабатывались наиболее рациональные формы применения войск и сил при решении задач сдерживания агрессии и в миротворческих операциях по поддержанию мира. Фактически ЦОТИ видов ВС в начале 1990-х гг. стали связующим звеном между теоретическими исследованиями и их претворением в жизнь в практике войск. Их силами с привлечением ведущих ученых видовых академий и НИО проведена значительная работа по уточнению "Основ подготовки и ведения операций Вооруженными Силами", которые вышли в свет уже в 1993 г. (Дополнения и уточнения).

СТРОИТЕЛЬСТВО ВВС (1992-1994 гг.)

За свою историю Военно-воздушные силы неоднократно подвергались различным организационным изменениям. В последние десятилетия существования Советской Армии наиболее характерными были мероприятия, касающиеся изменения порядка подчиненности объединений ВВС. К моменту образования российских Вооруженных Сил ВВС подошли в качестве самостоятельного вида ВС, имеющего в непосредственном подчинении воздушные армии ВГК и объединения ВВС на территориях военных округов.

Общая численность ВВС на 1 января 1992 г. составляла почти 485 тыс. чел., в том числе около 367 тыс. - военнослужащих. Окончательно оформившийся в начале 1992 г. распад СССР неравномерно сказался на составе и численности родов авиации. В силу особенностей оперативного построения группировок ВВС за пределами России остались самые боеготовые авиационные соединения и части, оснащенные наиболее современной авиационной техникой. В республиках прежнего СССР осталось более 3,4 тыс. самолетов, из них более 2,5 тыс. - боевых, в том числе более 40 - стратегических ракетоносцев Ту-160 и Ту-95МС.

Самая значительная группировка авиации осталась на территории Украины. В силу ее геостратегического положения в республике базировалось до 200 самолетов Дальней и около 300 самолетов бомбардировочной и штурмовой авиации. Их прикрытие осуществлялось группировкой истребительной авиации в составе более чем 400 самолетов. Также на территории бывшей союзной республики базировалось более полутора сотен самолетов военно-транспортной авиации и более сотни боевых вертолетов. Для подготовки летного состава имелось около 500 учебных самолетов.

На аэродромах Казахстана было сосредоточено немногим менее шести сотен самолетов боевой авиации ВВС бывшего Советского Союза, в том числе до 130 ударных самолетов бомбардировочной и истребительно-бомбардировочной авиации, более 250 истребителей и до 120 самолетов дальней авиации.

Третьей по количеству оставленных самолетов была авиационная группировка в Белоруссии. Она насчитывала более 350 самолетов, в том числе до 170 боевых самолетов бомбардировочной, штурмовой и истребительно-бомбардировочной авиации, до 100 самолетов-истребителей, до 30 самолетов ВТА.

Группировка авиации в Туркменистане составляла более 250 самолетов и состояла из штурмовой, истребительно-бомбардировочной (до 100 боевых самолетов) и истребительной авиации (более 150 авиационных комплексов).

В Узбекистане и Киргизии было оставлено примерно по 200 боевых самолетов. При этом основу группировки авиации Узбекистана составили ударные самолеты фронтовой авиации (бомбардировщики, штурмовики и истребители-бомбардировщики), а Киргизии - истребительная авиация.

На территории отделившихся от России республик осталась и наиболее развитая и подготовленная для базирования современной авиации аэродромная сеть. Оставшаяся в составе ВВС России авиационная группировка имела в своем составе двенадцать объединений и около 7,4 тыс. самолетов, что составляло до 65% самолетного парка ВВС СССР.

В странах Восточной Европы остались еще две воздушные армии, которые в кратчайшие сроки подлежали выводу на территорию России. В Московском и Северо-Кавказском военных округах, ставших приграничными, сохранились только учебные летные части вузов и слабо развитая инфраструктура.

Динамика изменения численности и боевого состава Военно-воздушных сил

Аэродромная сеть ВВС России по сравнению с аэродромной сетью ВВС СССР сократилась почти вдвое, и особенно резко на Западе. Около 70% аэродромов ВВС оказались в европейской части России, остальные - на Востоке. От Ленинграда до Байкала боевая авиация отсутствовала полностью. Поскольку ранее все силы были брошены на первоочередное оснащение и переоборудование инфраструктуры приграничных районов Советского Союза, то аэродромы, оставшиеся на территории России, требовали капитального ремонта, а укрытиями авиация была обеспечена менее чем на 20%.

Парадокс сложившейся авиационной группировки состоял в том, что построена она была наоборот: в первом оперативном эшелоне была Дальняя авиация, а истребительная авиация имела свои аэродромы в глубине России, за аэродромами ДА. Это полностью противоречило требованиям военного искусства по созданию группировок авиации. Кроме того, оставшаяся на территории России авиационная группировка по большей части имела более старую технику, нежели находящаяся на территории бывших союзных республик.

Одновременно с формированием российских Вооруженных Сил правительство России приняло решение о сокращении их численности. Оно планировались и осуществлялось в рамках вывода войск с территории государств Восточной Европы. Организационно-штатные мероприятия, проводимые в ВВС в первые годы их становления, были направлены на сокращение воинских частей, оснащенных устаревшими образцами авиационной техники. Одновременно проводилось глубокое реформирование и сокращение летных военно-учебных заведений и учебных авиационных полков из их состава.

Было упразднено Ейское высшее военное авиационное училище летчиков (ЕВВАУЛ), расформированы ряд учебных авиаполков Ейского, Качинского ВВАУЛ и Краснодарского ВОЛТУ. Высвобождающиеся аэродромы, фонды и городки использовались для размещения выводимых боевых соединений и воинских частей. К исходу 1994 г. на территории СКВО и МВО практически "с нуля" были сформированы две воздушные армии (4-я и 16-я ВА). Каждая в своем составе имела по две авиадивизии и 3-5 полков армейского подчинения.

В ходе реформирования ВС России сокращался боевой состав ВВС, снижался статус органов военного управления и численность воинских формирований их обеспечения и охраны. Катастрофическая динамика сокращения боевого и численного состава войск в столь жесткие сроки объективных причин, как сегодня уже можно с уверенностью констатировать, не имела. К 1995 г. количество самолетов ВВС России по сравнению с 1992 г. сократилось еще на четверть. Боевой состав ОВВС НАТО на Западе стал более чем в семь раз превышать состав группировки ВВС РФ в этом регионе.

В результате в составе ВВС осталось 7 объединений и 24 соединения (около 120 авиационных полков). Всего - до 1750 частей общей численностью 230 тыс. в/с. Основная часть ВВС была объединена в четыре оперативно-стратегических объединения - командования ДА, ВТА, ФА и Резерва и подготовки кадров.

К 1997 г. численность ВВС была доведена до 189 тыс. в/с. Количество авиационных полков сократилось до 95.

ИДЕОЛОГИЯ: ОШИБКИ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ

Без всякого сомнения, в этот период развития ВВС России особое место в анализе направлений и особенностей организационного строительства и развития форм применения ВВС отводилось идеям руководства вида Вооруженных сил того периода. Прежде всего, главнокомандующего ВВС генерала армии П.С. Дейнекина, раскрытых им в докладах, статьях и научных работах. Поскольку почти все его выступления и статьи фактически разрабатывались при участии академика РАЕН и АВН, доктора военных наук, профессора, заслуженного деятеля науки и техники Российской Федерации генерал-майора авиации В.Г. Рога, то все материалы целесообразно рассматривать как их совместную позицию.

Квинтэссенция их взглядов была сосредоточена в выступлении Главнокомандующего ВВС перед руководящим составом ВС, офицерами и генералами Военной академии Генерального штаба 5 сентября 1995 г. Предлагалось уточнить предназначение ВВС.

В докладе оно прозвучало так: "ВВС - универсальный и высокоманевренный вид ВС, предназначенный для ведения боевых действий и проведения воздушных операций в различных видах военных действий на континентальных, океанских театрах войны (военных действий) и удаленных военно-географических районах. Им принадлежит решающая роль в завоевании господства в воздухе".

Поясняя свою позицию, авторы полагали, что в таком предназначении нашли свое отражение "основные свойства ВВС, формы их оперативного применения в сочетании с различными видами военных действий (оборона, наступление, контрнаступление) и с решением главнейшей стратегической задачи ВС РФ - завоеванием господства в воздухе".

И далее П.С. Дейнекин и В.Г. Рог подчеркивали, что ":первостепенное значение имела, имеет и будет иметь авиационная поддержка Сухопутных войск, Мобильных сил и сил флота в операциях и бою", ":ВВС ВС РФ, наряду с СВ, принадлежит и будет принадлежать основная роль в решении стратегических задач ВС РФ в крупномасштабной войне", "..роль авиации в вооруженной борьбе неуклонно возрастает. : Одной из важнейших причин этого - боевые свойства авиации, которые свойственны только ей, и которые позволяют ВВС непрерывно и с высокой эффективностью днем и ночью решать задачи в операциях Сухопутных войск - главного вида ВС России, а также в операциях других видов ВС".

Однако в этих тезисах заметны три существенных несоответствия современным тенденциям строительства и развития военной авиации.

Первое - изучив глубоко опыт применения ВВС США в Ираке и "на основании исследований, проведенных Главкоматом ВВС", роль ВВС в пояснении к предлагаемому определению была сведена лишь к обеспечивающим действиям группировок сухопутных войск и сил флота "в обороне, наступлении или контрнаступлении".

Организационная структура ВВС ВС РФ (1995 г.)

Второе - в действующих в то время нормативных документах по применению ВС, стратегические задачи ВС РФ были сформулированы в их предназначении. И звучали они так ": пресечение военных провокаций и отражение агрессии,:в случае войны дать сокрушительный отпор агрессору и нанести ему решительное поражение". И никакой "главнейшей стратегической задачи ВС РФ - завоевания господства в воздухе" они не имели, так что ссылаться на них было неправомерно.

И третье. Прошло уже четыре года после "Бури в пустыне". Главнокомандующий ВВС и его консультант уже имели к тому времени всесторонний анализ действий ВВС многонациональных сил и ОВВС НАТО в зоне Персидского залива. Однако рассуждая о "возрастании роли авиации в вооруженной борьбе", П.С. Дейнекин и В.Г. Рог, похоже, так и не сумели сделать правильных выводов о роли, месте и предназначении ВВС в будущих войнах (или хотя бы ознакомиться с заключениями Центра военно-стратегических исследований ГШ ВС РФ по этому вопросу). Фактически оба генерала продолжали нацеливать руководящий состав ВС РФ и своих подчиненных на подготовку Военно-воздушных сил к войнам по образу и подобию Второй Мировой войны.

Ошибочность выводов, сделанных ими в отношении "первостепенного значения авиационной поддержки", к сожалению, существенно отразилась на дальнейшей практике строительства ВВС. Заблуждения привели к искусственному занижению возможностей боевой авиации и в целом к снижению возможностей ВС РФ по стратегическому сдерживанию агрессии. С легкой руки П.С. Дейнекина и В.Г. Рога в перспективные образцы авиационной техники закладывалась устаревшая идея первоочередного обеспечения поддержки сухопутных войск.

По этой причине имевшаяся и создаваемая "авиация наземного (морского) поля боя" ни в коем случае не могла стать фактором сдерживания противника от развязывания агрессии. В современной войне сдержать агрессора можно лишь мощной противовоздушной (противоракетной) обороной и угрозой применения оружия по объектам на его территории. Однако создаваемая авиационная техника не имела, да и сегодня не имеет даже теоретической возможности нанесения со своих аэродромов ударов по объектам потенциального агрессора из-за малого радиуса действия.

Ошибочность этой позиции нашла отражение и в организационной структуре ВВС. В целом опыт Великой Отечественной войны и неудачного эксперимента с ВВС в 1980-х гг. (приказ Министра обороны СССР от 5.01.1980 г.) ими воспринимался правильно. Осознавалась и необходимость централизации управления авиацией. Ясна была и недопустимость непосредственного подчинения ВВС командующим войсками военных округов. Однако в реализации этих положений были допущены, на наш взгляд, существенные ошибки.

Централизацию управления авиационными объединениями со стороны Главнокомандующего ВВС предлагалось обеспечивать через четыре командования - фронтовой авиации (ФА), дальней авиации (ДА), военно-транспортной авиации (ВТА) и Резерва и подготовки кадров (РПК).

Данная структура, по мнению П.С. Дейнекина и В.Г. Рога, в наибольшей степени отвечала принципу централизованного управления и обеспечивала ":потребность широкого маневра авиасоединений и частей ФА, ДА, ВТА с Запада на Восток и с Востока на Запад".

Учитывая ограниченный состав фронтовой авиации (около 1,4 тыс. боевых самолетов), особенно важно, как полагали авторы, было обеспечить ее широкий маневр, укрепляя при этом принцип централизованного управления авиационными объединениями именно через авиационное командование ФА.

Справедливо задать вопрос - а насколько это было правильно в конкретных условиях обстановки?

Продолжение следует.

Сергей ВОЛКОВ
полковник, кандидат военных наук,
старший научный сотрудник,
профессор АВН Российской Федерации

Опубликовано 1 января в выпуске № 6 от 2005 года

Комментарии
genericlasix top/]generic for lasix
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?