Военное строительство

Единство и комплексность ВКО – объективное требование современной войны

Однако значительная часть проблем в сфере организации воздушно-космической обороны не решена до сих пор
При всей положительной направленности состоявшегося решения о создании Войск воздушно-космической обороны и последовавших за ним практических мероприятий необходимо отметить ряд проблем, которые не позволили в полном объеме решить задачу построения ВКО ранее и в будущем могут оказаться непреодолимыми.

В соответствии с задачей, поставленной президентом Российской Федерации, 1 декабря 2011 года в Вооруженных Силах РФ создан новый род войск – Войска воздушно-космической обороны (ВКО). В Войска ВКО вошли Космические войска и формирования Оперативно-стратегического командования ВКО. При этом образованы два командования – Космическое и ПВО-ПРО.

В Командование ПВО-ПРО вошли бригады ПВО и дивизия ПРО. В Космическое командование вошли формирования запуска и управления КА и Главные центры ПРН и ККП.

Необходимо отметить, что после утверждения Концепции воздушно-космической обороны в апреле 2006 года, определившей роль и место ВКО в общей системе обеспечения военной безопасности государства, требования, основные направления и этапы создания, это самый решительный шаг военно-политического руководства нашей страны в данной области (рис. 1).

Во-первых, он свидетельствует о понимании того, что одной из наиболее значимых военных угроз для России является угроза воздушно-космического нападения.

Во-вторых, этим шагом была устранена одна из главных причин, препятствовавших строительству ВКО, – отсутствие органа управления, ответственного за ее создание и функционирование.

В этом смысле мы надеемся, что создание Командования Войск ВКО и наделение его всей полнотой прав и ответственности позволит осуществить:

  • переход к планомерному, поэтапному строительству системы воздушно-космической обороны, заявленной в Концепции ВКО;
  • рациональное распределение прав и ответственности за применение сил и средств воздушно-космической обороны в масштабе всей страны;
  • проведение единой военно-технической политики в области создания средств ВКО;
  • проведение мероприятий оперативной подготовки с войсками, привлекаемыми к решению задач ВКО;
  • восстановление комплексной системы подготовки кадров.

В-третьих, этим решением в военном строительстве, мы надеемся, уже окончательно были узаконены термины «воздушно-космическая оборона», «силы и средства воздушно-космической обороны», «Войска воздушно-космической обороны». Не секрет, что несколько лет после ликвидации Войск ПВО устными заявлениями даже запрещали произносить термин «воздушно-космическая оборона».

Вместе с тем при всей положительной направленности состоявшегося решения и последовавших за ним практических мероприятий необходимо отметить ряд проблем (рис. 2), которые не позволили решить задачу построения ВКО ранее и в будущем могут оказаться непреодолимыми:

1. Отсутствие четкого распределения функций административного и оперативного руководства между командованиями военных округов и главными командованиями (командованиями) видов (родов) войск.

2. Несоответствие прав и обязанностей, возлагаемых на Командование Войск ВКО.

3. Проблема функциональной интеграции ПВО и РКО.

4. Проблема функциональной интеграции зенитных и авиационных сил и средств.

5. Проблема единого управления войсками (силами) ПВО в границах военных округов (ОСК).

6. Проблема комплексной подготовки кадров для Войск ВКО.

ПЕРВАЯ ПРОБЛЕМА

В РФ сформированы четыре военных округа с подчинением им всех соединений и воинских частей, дислоцированных на их территории (в том числе Командований ВВС и ПВО). При этом формирования противовоздушной и ракетно-космической обороны Центрального района включены в состав Войск воздушно-космической обороны.

На командующего войсками военного округа возлагается вся ответственность за обеспечение военной безопасности Российской Федерации в установленных границах.


Командующий Войсками воздушно-космической обороны генерал-лейтенант Олег Остапенко докладывает президенту России Дмитрию Медведеву и министру обороны Анатолию Сердюкову боевые возможности РЛС СПРН «Воронеж-ДМ»
Фото: Вадим САВИЦКИЙ

Таким образом, сначала провозглашается разделение функций оперативного и административного руководства, где все оперативные функции переходят командованиям округов, а административные остаются у главных командований (командований) видов (родов) войск.

Затем одному из таких командований все-таки возвращаются оперативные функции, но только по отношению к небольшой части войск (сил), что не позволяет решать задачи воздушно-космической обороны страны.

ВТОРАЯ ПРОБЛЕМА

Основу воздушно-космической обороны составляет комплекс общегосударственных и военных мероприятий, а также боевых действий разновидовых (разнородных) группировок войск (сил) под единым руководством по единому замыслу и плану. При этом на силы и средства ВКО возлагается не только задача обеспечения стратегического сдерживания, но и решение всего комплекса задач по обеспечению безопасности государства. Следовательно, орган управления воздушно-космической обороной должен решать стратегические задачи

Налицо противоречие между статусом командования рода войск и уровнем задач, возлагаемых на него. Это имевшееся и в недавнем прошлом противоречие, когда стратегическую по сути задачу – строительство ВКО – решало главное командование вида Вооруженных Сил, привело только к одному – обострению межвидовых противоречий, поскольку имеющимся боевым составом, особенно в условиях сокращения Вооруженных Сил, решить все многообразие задач оказалось невозможно.

Предпринятые шаги по созданию межведомственной рабочей группы и межведомственного координационного совета по реализации Концепции ВКО проблему тоже не решили. При существующем статусе Командования Войск ВКО существовавшая ранее проблема организации межведомственного взаимодействия также сохраняется.

Еще несколько лет назад Военная академия ВКО предлагала выход из создавшегося положения, который заключался в создании Стратегического воздушно-космического командования. Были в полной мере проработаны варианты его создания, задачи, структура и функции. Однако на предыдущем этапе строительства данную идею посчитали преждевременной.

ТРЕТЬЯ ПРОБЛЕМА

В ведущих государствах мира, прежде всего в США, уже давно ведутся разработки по освоению новых, ранее не использовавшихся диапазонов высот: от 35–40 до 100–120 км и скоростей: от 2,5–3 до 5–6 М (рис. 3).

Наибольший объем НИОКР в области гиперзвуковых технологий выполняют США. Ведутся они в рамках нескольких программ, осуществляемых НАСА, Министерствами ВВС, ВМС и армии. При этом суммарное ежегодное финансирование этих программ оценивается в 65–70 млн. долл. Аналогичные исследования проводятся в Германии, Франции, Великобритании, Японии. Проявляют определенный интерес к этой проблеме Индия и Австралия. Для борьбы с этим классом целей необходимо объединение элементов РКО и ПВО.

Однако при решении вопроса о таком объединении надо проявлять особую осторожность и профессионализм, поскольку речь идет о стратегической системе и необходимости решения сложнейших вопросов межсистемного взаимодействия.

В первую очередь должны быть учтены следующие факторы (рис. 4).

Первый – разный уровень решаемых ими задач.

Анализ задач, решаемых элементами системы РКО в интересах ВКО, показывает, что они являются стратегическими. В то же время система ПРО прикрывает один объект обороны, расположенный в границах ответственности Командования ПВО-ПРО, что и вызывает желание подчинить ему дивизию ПРО.

Однако перспективами развития стратегической системы ПРО предусматривается придание ей возможности поражать нестратегические БР, ГЗЛА и ВКС вне орбитального полета за счет переоснащения противоракет ближнего перехвата на обычные боевые части. Создание противоракет дальнего перехвата обеспечит поражение боевых блоков, атакующих не только Центральный промышленный район, но и прилегающие районы, а также поражение космических аппаратов на орбитах. Эти возможности стратегической системы ПРО выведут ее в разряд глобальных систем. В отличие от системы РКО в системе ПВО задачи прикрытия объектов от действий аэродинамических средств вне орбитального полета в границах ответственности Командования ПВО-ПРО являются оперативно-стратегическими, оперативными или тактическими.

Второй – степень автоматизации управления силами и средствами РКО и ПВО.

Управление силами и средствами ПРН и ПРО осуществляется полностью автоматически, систем ККП и ПКО – частично автоматизировано, частично автоматически в зависимости от решаемых задач.

Управление силами и средствами ПВО в границах ответственности Командования ПВО-ПРО осуществляется только автоматизировано.

Третий – возможность решать неосновные задачи.

В настоящее время средства систем ПРН и ПРО имеют ограниченные возможности по обнаружению и сопровождению нестратегических средств. В перспективе с принятием на вооружение новых средств разведки СПРН будет способна обнаруживать также и НБР и выдавать информацию о них как централизованно на ЦКП ВКО, так и конкретным потребителям, то есть уровень выдаваемой информации станет не только стратегическим, но и оперативным и даже тактическим. Однако в любом случае переход систем ПРН и ПРО на решение нестратегических задач снизит вероятность решения задач их основного предназначения.

Применение системы ПРО для решения нестратегических задач по поражению нестратегических БР, ГЗЛА и ВКС вне орбитального полета будет уменьшать количество средств (противоракет), которые должны поражать стратегические ракеты. А этих средств, исходя из их большой стоимости и специфики боевых частей, не может быть много. Отсюда следует, что:


Радиолокационная станция предупреждения о ракетном нападении «Воронеж-ДМ»
Фото: Вадим САВИЦКИЙ
  • управление решением стратегических задач имеет право осуществлять только стратегический орган управления со всей полнотой власти и ответственности за качество их решения. Поэтому необходим орган управления, который будет иметь право определять приоритет решения задач ВКО в зависимости от их уровня (стратегический, оперативно-стратегический или тактический) и снижать эффективность решения одних задач ВКО для увеличения эффективности решения других задач. Это еще раз подтверждает необходимость стратегического уровня Командования ВКО;
  • нельзя подчинять д ПРО Командованию ПВО-ПРО только потому, что у них единый противник и частично совпадающие зоны ответственности. Это системы разного уровня и разной степени автоматизации решения задач;
  • прежде чем объединять системы ПВО и РКО, необходимо определиться с основными принципами функционирования сил и средств в системе ВКО и управления ими.

Подчинение дивизии ПРО и ГЦ ПРН и ККП разным командованиям не только разрывает элементы системы РКО, которые связаны автоматическими алгоритмами. Система А-135 работает автоматически по данным системы ПРН. Кроме того, средства дивизии ПРО должны использоваться в интересах и ПРН, и ККП.

ЧЕТВЕРТАЯ ПРОБЛЕМА

Непонятной и странной выглядит идея решения задач ВКО без включения в единый контур боевого управления истребительной авиации. В структуре Войск ВКО она отсутствует. В структуре военных округов она есть, но не в составе бригад ВКО, а в составе авиабаз. В связи с этим хотелось бы отметить следующее.

Агрессор всегда обладает инициативой в выборе времени и направления ударов. Преодолевать систему ПВО он будет там, где ему выгодно, в частности на направлениях, наиболее слабо прикрытых зенитными ракетными средствами, причем на узких участках фронта. Поэтому в отражении налетов примет участие лишь та часть ЗРК, которая находится в полосе прорыва. В такой ситуации только истребительная авиация может выполнить быстрый маневр, сосредоточив свои силы на угрожаемом направлении, и тем самым перекрыть ошибки прогнозирования возможных действий противника.


Полигон Капустин Яр. Всевысотный обнаружитель 96Л6 (придается зенитным ракетным дивизионам ЗРС С-400 «Триумф») на одной из площадок полигона
Фото: Илья МОИСЕЕНКО

Таким образом, единство и комплексность ПВО и тем более ВКО – это не просто слова, а объективное требование современной войны, поскольку ни один из созданных до сих пор видов оружия не может обеспечить надежного прикрытия своих объектов от всех имеющихся у противника средств воздушного нападения. Для решения данной задачи необходимо иметь четко организованное управление разнородными средствами.

ПЯТАЯ ПРОБЛЕМА

Единое управление силами ПВО в новых общевойсковых структурах – группировках войск военных округов провозглашено, но в полной мере не реализовано. Однако исследования показывают, что централизованно управлять всеми войсками и силами в границах ответственности ОСК возможно и нужно, рационально сочетая управление силами и средствами на основе зонального принципа организации ПВО, а в перспективе – ВКО.

При таком управлении в каждой зоне и каждом районе ПВО должны быть стационарные системы управления и разведки, а также остальные подсистемы общей системы ПВО: системы зенитного ракетного огня и истребительного авиационного прикрытия, РЭБ и др.

В системе управления должен быть только один орган управления, который планирует действия по борьбе с воздушным противником и управляет соединениями и частями ПВО и ИА при отражении СВН противника. При этом если система ПВО района усиливается, то командование района располагает воинское формирование усиления на обороне объектов исходя из их важности. Части и подразделения истребительной авиации направляются в районы уничтожения воздушного противника для создания в них необходимого соотношения сил.

Если соединение, часть, средство ПВО являются штатным соединения, части Сухопутных войск, флота или корабля, то командование района ПВО не вмешивается в определение места его применения, а только учитывает в общей системе ПВО.


Боевой расчет на КП РЛС СПРН «Воронеж-ДМ»
Фото: Вадим САВИЦКИЙ

Например, если в районе ПВО развертывается дивизия Сухопутных войск со своим комплектом войск ПВО, то он вносится в план ПВО, его пространственные и огневые возможности просчитываются и учитываются в общей системе. В частности, вводится запрет на полеты авиации в зоны огня данных средств ПВО.

Таким образом, при территориальной системе ПВО любое соединение (часть), попадающее в район ПВО, должно «подключаться» к информационной и командной системам системы ПВО района, как это делается в Объединенной системе ПВО НАТО в Европе. Из информационной системы оно получает данные о воздушной обстановке в районе и выдает в информационную систему данные своих средств разведки, которые обобщаются в общей системе района. В командной системе вышестоящий орган управления учитывает в своем общем плане новое формирование (средство) ПВО, перестраивает в рамках необходимости общую систему ПВО. При этом если зоны огня формирований (средств) ПВО в значительной степени пересекаются, то необходимо формировать локальную группировку ПВО (ЛГ ПВО). ЛГ ПВО является объектом управления КП района ПВО, в ней назначается старший зенитный ракетный начальник, который должен управлять всеми силами и средствами в ЛГ ПВО. В территориальной системе планирование системы ПВО необязательно должно быть заблаговременным. Система может и должна корректироваться и перестраиваться в ходе отражения ударов СВН исходя из потерь и появления новых формирований или средств. Например, внезапно возвратившийся в пункт базирования корабль должен подключиться к информационной и командной системам района ПВО или ЛГ ПВО, и он сразу же будет учтен системой управления.

В ходе отражения ударов СВН противника управление любым формированием (средством) ПВО должно осуществляться с КП ПВО района (ПУ локальной группировки ПВО) с учетом ограничений и особенностей, заложенных в применение данного формирования (средства). Такими ограничениями могут быть действия ЗОС корабля (группы кораблей) на самоприкрытие. Особенностью управления штатными средствами ПВО соединений (частей) Сухопутных войск и групп кораблей является практическая невозможность осуществлять целераспределение им с вышестоящего КП. Для них должно выделяться пространство, в котором они самостоятельно обстреливают все влетающие в него СВН.

Обеспечить организованное управление всеми войсками и силами ПВО в государстве, зонах и районах может автоматизированная система управления (АСУ), построенная на принципах и средствах, аналогичных закладываемым в перспективную АСУ системы ПВО НАТО АЦЦС.

Поэтому мы считаем необходимым восстановление зон и районов ПВО как межвидовых оперативных (оперативно-тактических) формирований войск ПВО с соответствующими формами их применения.

И еще одна проблема, которая, по нашему мнению, лежит в основе всех предыдущих, – подготовка кадров для ВКО.

Ее важность заключается не только в том, что специалистов, для которых задачи и принципы построения системы воздушно-космической обороны ясны и понятны, единицы. Имей мы таких специалистов в органах управления больше, многие перечисленные проблемы ВКО, может быть, и не возникли.

В настоящее время к подготовке офицерских кадров ПВО и РКО в той или иной степени причастны более 10 вузов не только не взаимодействующих друг с другом, но и конкурирующих в борьбе за выживание. Поэтому говорить о единой подготовке кадров для ВКО не приходится.

Проблемные вопросы сложившейся системы подготовки специалистов ВКО (рис. 6).

Специалисты РКО и даже ЗРВ, РТВ, ИА, не говоря уже о специалистах РЭБ и разведки, слабо представляют специфику деятельности органов управления и систем вооружения друг друга. Отсюда следует непонимание общих задач и способов их решения, отсюда же немыслимые и несуразные предложения о подчинениях и переподчинениях частей и соединений родов войск вместо поиска путей более тесной функциональной интеграции.

Все готовы готовить всех. Вот только почему-то «народная тропа», протоптанная посланцами новоиспеченных претендентов на подготовку специалистов ВКО в нашу академию с просьбой дать хоть какие-нибудь материалы по заявленным специальностям, не зарастает уже несколько лет.

Видимо, не зря. Ведь подготовка кадров для ЗРВ, РТВ, РЭБ, ПРН, ККП, ПРО, ПКО (ПСБ), АСУ ПВО и РКО была организована здесь еще 55 лет назад и в 1990-х гг. академия стала единственной в Вооруженных Силах России и во всем мире не просто комплексной академией, а универсальной командно-инженерной научно-педагогической школой с уникальной научной и учебной лабораторной базой в области противовоздушной и ракетно-космической обороны России и противовоздушной обороны десятков зарубежных государств с сильным и слаженным научно-педагогическим коллективом.

И сейчас мы не претендуем на «чужое». В свое время от нас, «пользуясь служебным положением», забрали оперативно-тактическую подготовку слушателей истребительной авиации и РЭБ в ВВА им. Гагарина.

Результат – командиров и штурманов частей всепогодных истребителей-перехватчиков ПВО стали готовить по программам фронтовых истребителей, а в войска для проведения занятий по организации боевого дежурства стали ездить наши преподаватели. Где сейчас готовятся офицеры этих специальностей после ликвидации Военно-воздушной академии, сложно сказать. А когда мы подняли вопрос о необходимости восстановления подготовки слушателей по специальности «Управление частями РЭБ», нас сразу даже не поняли.

Оказывается, данная специальность просто тихо умерла, поглощенная специальностями РЭБ ВВС. Но наземная РЭБ и авиационная – это принципиально разные и вооружение, и организация, и способы действий.

Поскольку воздушно-космическая оборона России должна строиться как единая многоуровневая, межвидовая и межродовая система, соответственно и специалисты видов ВС, родов войск и сил, участвующих в ней, должны быть способны работать в общей системе. Для этого они должны иметь необходимую комплексную системную подготовку.

Базу для такой подготовки создавать не нужно. Она уже есть в виде единой системы учебных командных пунктов всех звеньев управления, имеющей в своем составе 36 командных пунктов и пунктов управления всех уровней противовоздушной, ракетно-космической и воздушно-космической обороны, которую мы модернизировали под вновь созданную структуру, учитывающую реальную систему управления Войсками воздушно-космической обороны.

Учебные командные пункты зенитных ракетных, радиотехнических войск и истребительной авиации тактического уровня позволяют решать задачи подготовки лиц боевых расчетов по управлению подчиненными средствами ПВО.

С помощью учебных командных пунктов оперативно-тактического уровня ПВО и РКО решаются задачи подготовки командиров и офицеров штабов и командных пунктов соединений и частей противовоздушной и ракетно-космической обороны.

Учебные командные пункты оперативного (оперативно-стратегического) уровня позволяют решать задачи подготовки боевых расчетов к управлению разновидовыми войсками и силами ПВО и авиации на этапе подготовки и ведения боевых действий, а также управления повседневной деятельностью войск и оперативной подготовки.

Особого внимания заслуживает впервые созданный на базе современных информационных технологий Учебный командный пункт Стратегического командования воздушно-космической обороны, на который замкнули всю систему КП согласно иерархии звеньев управления.

Аналогов такой системе нет ни в одном из вузов Вооруженных Сил. Главное достоинство такой системы заключается в том, что в процессе подготовки слушатели по специальностям ЗРВ, РТВ, ИА, РЭБ и разведки практически решают задачи управления как на своих «родных», так и на взаимодействующих КП. Это ли не путь к взаимопониманию и решению задачи подготовки системных специалистов?

Получение практических навыков управления на базе многоуровневой разнородовой системы КП формирует идеологию комплексного применения разновидовых (разнородных) сил и средств для решения задач воздушно-космической обороны, чего в настоящее время катастрофически не хватает при подготовке офицеров в видовых учебных заведениях.

Немаловажно, что в единой увязке с системой командных пунктов создан Центр оперативно-тактической подготовки, на базе которого проводятся командно-штабные учения, военные игры и тренировки не только с профессорско-преподавательским составом и слушателями, но и с офицерами штабов и командных пунктов объединений и соединений ВВС и ПВО в ходе оперативных сборов.

Таким образом, с учетом имеющегося научно-педагогического потенциала и возможностей учебно-материальной базы мы готовы приступить к подготовке офицеров для Войск воздушно-космической обороны с высшей оперативно-тактической подготовкой, в том числе на базе непрерывной курсовой подготовки в форме циклов переподготовки и повышения квалификации.

Пути решения проблемы подготовки кадров для Войск ВКО (рис. 7). Направление офицера на переподготовку целесообразно осуществлять непосредственно перед назначением на соответствующую должность, что позволит готовить его к исполнению обязанностей в конкретной должности.

Практически с самого начала работ по ВКО академия ВКО неоднократно выходила с предложениями о том, что для решения кадровой проблемы необходимо:

  • в штат органов управления ввести должности офицеров ВКО;
  • определить военно-учетные специальности офицерских кадров в области ВКО и специальность их подготовки в военно-учебных заведениях («Управление силами и средствами воздушно-космической обороны»);
  • разработать государственные образовательные стандарты, квалификационные требования к военно-профессиональной подготовке специалиста и другие необходимые учебно-методические материалы;
  • организовать подготовку специалистов воздушно-космической обороны.

Наличие в ВА ВКО единственных в России и странах СНГ научных школ противовоздушной, ракетно-космической и воздушно-космической обороны государства, высоко подготовленного коллектива ученых и преподавателей, а также уникальной учебно-материальной базы делает реальным открытие такой специальности подготовки офицеров. В других вузах МО РФ таких возможностей нет.

Вячеслав Николаевич РЫЖОНКОВ
начальник Военной академии воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, кандидат военных наук, доцент, генерал-майор
Александр Иванович ДРЕШИН
начальник учебно-методического отдела, кандидат военных наук, доцент, полковник

Опубликовано 9 февраля в выпуске № 1 от 2012 года

Комментарии
buyerythromycin trade/]erythromycin buyallopurinol faith/]generic allopurinol buyavodart bid/]cost of avodart buypropranolol trade/]propranolol er fluoxetine cricket/]fluoxetine viagraprescription nu/]viagra
levitraprice eu/]levitra alli-diet-pill top/]alli buyingclomidonline se/]clomid cheapestviagraonline nu/]viagra stromectol accountant/]ivermectin for sale diflucan100mg nu/]diflucan 100mg cheapviagranoprescription nu/]viagra
generisk piller piller på nätet generiskutanresept top/plendil/
piller rabatt lГҐg kostnad piller generiskutanresept top/claritin/
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?