Тактика

Новые времена – новые подходы

Основные направления развития теории и практики боевого применения зенитных ракетных войск
Реформированные ВВС – качественно новый вид ВС РФ, объединивший в себе силы и средства, предназначенные для ведения вооруженной борьбы с противником с использованием воздушного пространства, и способный решать как наступательные (ударные), так и оборонительные задачи. В новой структуре ВС РФ ЗРВ ПВО входят в оборонительную компоненту сил и средств ВВС, то есть являются родом войск ВВС, предназначенным для защиты пунктов управления высших звеньев государственного и военного управления, группировок войск Вооруженных Сил, административно-промышленных и экономических центров (районов) и других объектов от ударов авиации и беспилотных средств противника.

Отметим, что целевое предназначение ЗРВ, как и прежде, реализуется решением следующих основных задач, а именно:

  • уничтожение самолетов, вертолетов, крылатых ракет и других летательных аппаратов воздушного противника;
  • уничтожение тактических и оперативно-тактических ракет и ракет «воздух-земля», летящих по баллистическим траекториям;
  • ведение борьбы со средствами воздушной разведки и РЭБ, могут привлекаться для уничтожения аэромобильных войск и воздушных десантов противника в полете;
  • в исключительных случаях (при самообороне или отсутствии других средств борьбы) ЗРВ могут применяться для уничтожения наземных (надводных) целей.

В мирное время зенитные ракетные войска совместно с другими силами и средствами ПВО несут боевое дежурство.

При этом приоритетными направлениями развития теории и практики боевого применения ЗРВ ВВС продолжают оставаться:

  • дальнейшее развитие территориального принципа построения ЗРО войск и объектов;
  • повышение мобильности группировок ЗРВ;
  • совершенствование систем огня, разведки и управления группировок ЗРВ для обеспечения возможности решения задач как противосамолетной, так и нестратегической противоракетной обороны (НПРО);
  • повышение устойчивости группировок ЗРВ.

Территориальный принцип построения ПВО предполагает согласованное применение для решения задач ЗРО разновидовых зенитных сил и средств (ЗСС), выполняющих свои боевые задачи в одном районе, на основе единого замысла и под единым руководством.

В современных условиях реформирования ВС можно принять за основу, что в военных конфликтах слабой интенсивности достаточно создать зональное (рубежное) зенитное ракетное прикрытие важнейших объектов военно-экономического потенциала (ВЭП) и вооруженных сил на наиболее вероятных направлениях действий воздушного противника, а в военных конфликтах большой интенсивности необходимо создать зонально-объектовое (рубежно-объектовое) прикрытие.

Очевидно, что в условиях дальнейшего сокращения количества частей в составе ЗРВ построение зонально-объектовой (рубежно-объектовой) обороны, то есть решение задачи прикрытия приморско-пограничных направлений, становится невозможным.

Лишь в отдельных регионах страны ЗРО может иметь зонально-объектовый вид (Москва, Санкт-Петербург), где наряду с прикрытием важнейших объектов решается задача прикрытия части Западного стратегического направления. На остальной территории государства оборона имеет чисто объектовый характер. При этом обеспечение требуемой степени прикрытия непосредственно обороняемых объектов группировками ЗРВ 2–3-дивизионного состава затруднено.

Создание зонально-объектовой обороны на Северо-Западном, Юго-Западном и Дальневосточном стратегических направлениях возможно лишь, на наш взгляд, по двум вариантам. Первый – поступление на вооружение частей ЗРВ на этих направлениях многоканальных ЗРС ДД-СД. Второй – объединение усилий с наземными силами ПВО других видов ВС (ВМФ, СВ), то есть реализация территориального принципа построения ЗРО.

Как показывают исследования, включение в состав зонально-объектовых группировок ЗРВ перспективной ЗРС ДД-СД не только позволит скомпенсировать отрицательные последствия массового вывода из боевого состава выслуживших свой срок ЗРК типа С-300П, но и при относительном сокращении объемов финансирования на содержание группировок (до 30%) обеспечит увеличение количества целевых каналов на 20–30%.

Таким образом, при сохранении прежней численности личного состава значительно повысится степень непосредственного прикрытия объектов (до 65%), расширится диапазон высот и скоростей уничтожаемых целей, резко возрастет живучесть и устойчивость группировок в условиях интенсивного огневого и радиоэлектронного подавления.

Что касается проблем реализации территориального принципа боевого применения ЗСС, то следует отметить, что в правовой области ждут своего решения вопросы организации, осуществления и определения уровня (или глубины) взаимного оперативного переподчинения разновидовых зенитных сил и средств (РВ ЗСС). При их решении целесообразно опираться на закономерности вооруженной борьбы, устанавливающие зависимость хода и исхода боевых действий от результатов противоборства в воздушно-космической сфере и от результатов первого периода военного конфликта. Это наглядно показал вооруженный конфликт в Югославии (1999 г.).

Учет этих закономерностей в практике войск может привести к наделению старшего зенитного ракетного начальника правом согласования боевых задач (объектов обороны), то есть внесения и реализации после утверждения старшими начальниками (командующим военным округом, фронтом, общевойсковой армией) предложений на перегруппировку общевойсковых формирований со своими штатными ЗСС ПВО в целях создания рациональной локальной зенитной группировки (ЛЗГ) для эффективной ПВО объектов ЗРВ и указанной общевойсковой группировки на период отражения МРАУ противника (распространение свойства гибкости системы управления на локальную общевойсковую группировку).

При этом на командиров ЛЗГ было возложено решение следующих задач:

  • приведение частей и подразделений в боевую готовность;
  • оповещение КП и войск о воздушной обстановке, пролетах авиации противника и своих истребителей через зону огня ЛГ, обеспечение безопасности действий своей авиации при пролетах через зону огня ЛЗГ;
  • координация старшим зенитным начальником усилий по разведке входящими в состав ЛЗГ зенитными формированиями с целью своевременного вскрытия начала и замысла удара воздушного противника, рационального расходования ресурса созданной системы разведки ЛЗГ и обеспечения ее живучести и помехоустойчивости;
  • распределение огня зенитных подразделений по СВН в общей зоне целераспределения;
  • рациональный расход ресурсов (в том числе ракет) созданной системы зенитной ракетной обороны ЛЗГ.

Следующим приоритетным направлением развития теории и практики боевого применения ЗРВ по-прежнему остается повышение мобильности группировок. Данное направление обусловлено необходимостью придания реформируемой системе ПВО требуемой гибкости – способности сосредоточения своих усилий в районах возникновения опасности развязывания локального военного конфликта. Одна авиация как самый маневренный компонент вооруженного противоборства в воздушной сфере в обозримом будущем обеспечить решение данной задачи не сможет, в частности из-за неспособности борьбы с нестратегическими баллистическими ракетами (НБР) в полете и существенно большего потребного времени на оповещение.

В данном случае понятие мобильности предполагает не только способность зенитных частей и группировок к перестроению боевых порядков в назначенных позиционных районах, но и готовность в любой момент к выдвижению в другие позиционные районы для решения вновь возникающих боевых задач как самостоятельно, так и в составе соединений мобильного резерва ГК ВВС при необходимости их создания.

Другими словами, мобильность создаваемой ЗРО должна носить не только тактический, но и оперативный и стратегический характер в зависимости от уровня (масштаба) вооруженного конфликта, предполагаемых районов его проведения и решаемых задач (рис. 1).

При этом в качестве основы мобильных группировок могут выступать зенитные ракетные полки постоянной готовности, выполняющие боевые задачи в местах постоянной дислокации и включаемые в состав мобильных соединений ПВО.

Многовариантность применения мобильного резерва ЗРВ предполагает формирование боевого состава его соединений требуемого количества и качества в зависимости от складывающейся обстановки. Предложенная по результатам исследований в ВА ВКО адаптивная структура предусматривает формирование мобильных соединений ПВО по модульному принципу. Бригаду ПВО мобильного резерва, например, предлагается формировать из двух основных составных частей: бригадной (постоянной) основы и сменных модулей (рис. 2).

Бригадная основа должна включать структурные элементы, необходимые для решения стоящих перед бригадой ПВО управленческих задач независимо от условий их выполнения (противник, район боевых действий, объекты обороны и т. д.) и этапов подготовки и ведения боевых действий.

При этом обязательными элементами бригадной основы должны стать командование бригады, штаб, службы, командный пункт бригады со штатными подразделениями обеспечения, подразделения обслуживания.

Опыт практической работы ВА ВКО по формированию постоянной составляющей (дивизионной основы) дивизии мобильного резерва ГК ВВС показал, что на современном этапе целесообразным, главным образом по экономическим соображениям, является создание бригадных основ на базе специально выделенных в оргядро личного состава, вооружения, военной техники и материальных средств. Однако при изменении экономической ситуации наиболее эффективным видится формирование бригадной основы за счет создания дополнительных штатов.

Необходимо отметить, что совокупность сменных модулей соединений резерва можно условно разделить на две составляющие: боевую и обеспечивающую. В состав боевых модулей могут включаться боевые части зенитных ракетных войск, группы мобильных дивизионов, отдельные дивизионы (батареи), расчеты, то есть различные по масштабу и функциям формирования ЗРВ – от частей до отдельных стрелков ПЗРК. Боевые модули бригады требуемого количественного и качественного состава должны формироваться исходя из потребностей усиления конкретных группировок ПВО.

Модули обеспечения должны включать в свой состав части (подразделения, расчеты и другие формирования) различных видов обеспечения боевых действий. Аналогично конкретный состав обеспечивающих модулей должен определяться, во-первых, составом боевой секции и, во-вторых, степенью развитости инфраструктуры района боевых действий, возможностями имеющихся в районе систем боевого, технического и тылового обеспечения по решению свойственных им задач в интересах прибывающего в район резерва.

Важно отметить, что практическая реализация территориального принципа построения ПВО позволит комплектовать соединение ПВО мобильного резерва разновидовыми (как боевыми, так и обеспечивающими) силами и средствами, возможности которых в конкретных условиях наиболее полно отвечают поставленной задаче (особенно в части, касающейся подразделений разведки, связи, РЭБ, инженерных войск).


Полигон Капустин Яр. Перегрузка ракет на пусковые установки
Фото: Илья МОИСЕЕНКО

Предлагаемая адаптивная структура наилучшим образом учитывает многовариантность использования мобильного резерва ЗРВ, так как позволяет формировать боевой состав соединений резерва требуемого количества и качества в соответствии со складывающейся обстановкой.

Третьим направлением в развитии теории и практики боевого применения ЗРВ можно выделить дальнейшее совершенствование систем огня, разведки и управления группировок ЗРВ для обеспечения возможности решения задач как противосамолетной, так и нестратегической или тактической противоракетной обороны (НПРО).

С появлением на вооружении ЗРВ зенитных ракетных комплексов и систем, обладающих возможностями по уничтожению летательных аппаратов, использующих баллистические или близкие к баллистическим траектории полета (ТБР, ОТБР, БРСД, АБР и т. п.), принципиально становится возможным создавать группировки ЗРВ двойного назначения, то есть способные решать задачи как противосамолетной, так и НПРО.

Как известно, систему зенитной ракетной обороны составляют (под)системы огня, разведки, управления и обеспечения. Поскольку решение задачи управления огнем при отражении удара баллистических целей (БЦ) в интересах НПРО обеспечивают современные АСУ, состоящие на вооружении ЗРВ, следовательно, система управления практически способна выполнять свое функциональное предназначение в этих условиях без принципиальных изменений.

Система зенитного ракетного огня, представляющая собой спланированное и организованное сочетание огня зрдн для уничтожения воздушных целей, создается при развертывании полка ЗРВ в боевой порядок, основными параметрами которого являются удаление позиций зрдн от границ обороняемого объекта и интервалы между ними.

Исследования показали: параметры боевого порядка, обеспечивающие решение задач прикрытия объекта от ударов аэродинамических целей, в целом не отличаются от параметров, требуемых для решения задач ПРО. Различие в параметрах системы огня определяется направлением секторов ответственности зрдн, которые в случае ПРО должны быть развернуты в направлении объекта, что обеспечивает создание необходимой зоны обороны над прикрываемым объектом. То есть создание НПРО не потребует, как правило, перестройки боевых порядков, необходима лишь корректировка боевых задач зрдн (положение основного сектора стрельбы).

Проблемы возникают при получении информации о координатах и траектории полета БЦ, так как состоящие на вооружении РТВ РЛС и РЛК не обеспечивают решения этой задачи.

Следовательно, коренному усовершенствованию должна быть подвергнута система разведки зрп.

Анализ возможностей КПС по обнаружению ОТ и ТР, завязке трасс и своевременной выдаче ЦУ огневым средствам позволяет сделать следующие выводы:

  • в настоящее время для ЗРС С-400 и С-300ПС (ПМ) только штатный КПС и входящий в его состав РЛО (РЛО-М) способны обнаруживать, завязывать трассу и своевременно выдавать ЦУ огневым средствам по ОТ и ТР;
  • обнаружение БЦ, завязка трасс и своевременная выдача ЦУ могут быть обеспечены только при правильном выборе позиции КПС, учитывающем величину ракетоопасного сектора, диапазон углов падения ОТ и ТР, размеры реализуемой зоны разведки БЦ, расположение обороняемого объекта и огневых средств группировки;
  • применение РЛО (РЛО-М) для обнаружения ОТ и ТР требует наличия предварительной («внешней») информации предупреждения о подготовке старта и старте БР.

Необходимость наличия предварительной («внешней») информации предупреждения о подготовке старта и старте БР подтверждает опыт организации ПРО в зоне Персидского залива в 1991 году. Так, для повышения эффективности действия средств перехвата иракских ракет США использовали данные спутниковых систем предупреждения и разведки. Наблюдение за районом Персидского залива с помощью спутников дальнего обнаружения пусков ракет ВВС США обеспечивало боевые расчеты комплексов «Пэтриот» в Израиле и Саудовской Аравии примерно с 90-секундным предупреждением об угрозе атаки иракских ОТР «Скад» (дальность пуска – 500–600 километров, время полета – до 7 минут).

Что позволяло решать задачу организации ПРО, так как пуски ракет проводились иракцами из известных по данным разведки районов.

Как показали исследования, проводимые в рамках КШВИ ВА ВКО, предварительную («внешнюю») информацию предупреждения о подготовке старта и старте БР и боевую информацию для ЗРВ Командования ПВО и ПРО можно получать от системы А-135. Выдача информации по ОТР может быть организована в системе А-135 – С-50 как в автоматизированном режиме, так и по каналам оперативно-командной связи (голосом).

Можно предположить, что создание Войск ВКО на базе ОСК и Космических войск, огневые средства которых сосредоточены в Центральном промышленном районе, позволит восстановить схему выдачи информации оповещения в системе А-135 – С-50, существовавшую в Войсках ПВО Советского Союза.

Особую направленность решение задачи уничтожения баллистических целей приобретает в связи с поступлением в ЗРВ перспективной ЗРС С-500, в которой предполагается применить принцип раздельного решения задач уничтожения баллистических и аэродинамических целей. Это принципиально новое техническое решение в развитии систем ЗРВ С-300, С-400, С-500. Принятие на вооружение системы С-500 позволит придать зенитным ракетным войскам новое качество, а именно – решение задач ПРО и ПКО. Вариант построения такой зенитной ракетной обороны является достаточно затратным и требует дальнейших исследований. Однако с учетом предполагаемых изменений в составе вооружения ЗРВ – крайне эффективным.

Четвертым направлением в развитии теории и практики боевого применения ЗРВ можно считать дальнейшее повышение устойчивости группировок ЗРВ.

Понимая под устойчивостью группировок ЗРВ способность выполнять боевые задачи в различных условиях обстановки при воздействии воздушного противника, необходимо отметить, что решение данной задачи лежит в широкой области мероприятий – от инженерного оборудования позиций подразделений ЗРВ до обеспечения их защиты от высокоточного оружия. Решение последней задачи на сегодня и ближайшую перспективу связано с поступлением на вооружение в ЗРВ зенитных ракетных систем малой дальности, таких как ПЗРК «Панцирь-С1», «Морфей» и др.

Кроме того, для повышения скрытности группировок ЗРВ необходимо уже в ближайшей перспективе иметь в составе ЗРВ комплексы радиотехнической разведки, способные осуществлять выдачу координатной информации о постановщиках помех.

Таким образом, современное состояние и перспективы развития ЗРВ имеют больше проблем, нежели решенных вопросов.

Вместе с тем замыслом развития воздушно-космической обороны РФ предусмотрено сохранение зенитных ракетных войск в качестве основной огневой силы в общей системе противовоздушной обороны.

Для реализации замысла необходимы:

  • завершение разработки и оснащение войск мобильной многоканальной ЗРС СД-ДД, унифицированной для ВВС, ВМФ и войсковой ПВО;
  • дальнейшее совершенствование ЗРС С-300ПМ в направлении значительного наращивания боевых возможностей по всем видам целей;
  • завершение разработки мобильного унифицированного ЗРПК МД межвидового применения;
  • создание унифицированного модульного КСА ЗРВ межвидового применения;
  • создание межвидового (ВВС, ВМФ, РВСН) комплекса средств защиты от ВТО, обеспечивающего повышение устойчивости группировок ВВС и защиту от ударов ВТО объектов ВС, экономики и инфраструктуры страны;
  • создание научно-технического и конструкторского задела для разработки перспективного зенитного ракетного вооружения межвидового применения.

Таким образом, основные направления развития теории и практики боевого применения ЗРВ в условиях перевооружения соединений и частей на перспективные зенитные ракетные системы (комплексы) исходя из потребности войсковой практики могут быть направлены на повышение уровня организации разновидовых группировок войск, создание боевой единой системы ЗРАП в составе системы ПВО района (зоны) ПВО, придание способности ЛЗГ к ведению НПРО, а в перспективе – возможности по борьбе с ГЗЛА, повышение мобильности зенитных ракетных частей и зенитных группировок.

Валерий Вениаминович ШУВЕРТКОВ
профессор кафедры тактики и вооружения ЗРВ ВА ВКО, кандидат военных наук
Сергей Вячеславович ВАЙНИЛОВИЧ
доцент кафедры тактики и вооружения ЗРВ ВА ВКО, кандидат военных наук, доцент

Опубликовано 9 февраля в выпуске № 1 от 2012 года

Комментарии
furosemide-20-mg top/]furosemide 20 mg flagyl xyz/]flagyl furosemidelasix webcam/]furosemide lasix buy-stromectol party/]stromectol
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?