Оперативное искусство

Задача – обеспечить стратегическую мобильность

О развитии оперативных форм и способов действий войск (сил) при решении задач ВКО на современном этапе
В последние годы в ходе создания ВС РФ нового облика остро встал вопрос о новых формах и способах действий войск (сил) в современных и будущих военных конфликтах, отвечающих духу времени. Об этом неоднократно говорили руководители военного ведомства и государства. Постановка этого вопроса правильная и своевременная, так как формы и способы применения группировок войск (сил), объединений, соединений и частей – становой хребет военного искусства и применения войск (сил) в любом военном конфликте. Через формы и способы реализуются законы, закономерности и принципы ведения войсками (силами) боевых действий.

Именно теоретические положения и практические рекомендации военного искусства по формам и способам применения войск (сил) имеют для командующих объединениями видов ВС РФ практическое значение, так как лежат в основе замысла их решений на применение объединений в любом военном конфликте.

Вместе с тем проблема разработки новых оперативных и тактических форм и способов применения войск (сил) ВС РФ в современных (не говоря уже о будущих) военных конфликтах в силу различных причин далека от своего решения, а положения по этим формам и способам действий войск, заложенные в новые уставные документы (2010–2011 гг.), мало чем отличаются от положений Военного энциклопедического словаря (1986 г.).

В соответствии с определением большинства энциклопедических изданий форма военных действийочертание, внешнее выражение содержания военных действий.

Наша теория военного искусства в течение последних десятилетий рассматривала другую, более развернутую трактовку данной категории: «Форма военных действийорганизационная сторона действий войск, сочетающая важнейшие характеристики действий – цели и задачи, состав привлекаемых сил и специфику руководства ими в данных условиях, структуру, масштабы действий во времени и в пространстве».

Вместе с тем в словаре «Война и мир в терминах и определениях» под общей редакцией доктора философских наук Дмитрия Рогозина (ныне вице-премьера правительства РФ), который предназначен для высшего военного и политического руководства, высших органов законодательной и исполнительной власти государства, для участников переговорных процессов в сфере международной безопасности и военного сотрудничества, а также для широкого круга специалистов, работающих в сферах национальной безопасности и военной науки, дана третья трактовка определения форм военных (боевых) действий: «Форма военных (боевых) действийкатегория военного искусства, определяющая масштабы, структуру, построение и взаимосвязь различных элементов стратегического, оперативного и тактического применения вооруженных сил, войск (сил флота)».

Формы военных (боевых) действий обусловливаются содержанием военных (боевых) действий, направленных на выполнение определенных военных (боевых) задач. Вместе с тем оказывают активное (обратное) влияние на содержание военных (боевых) действий, обусловливают способы их ведения.

Учитывая вышесказанное, видимо, есть основания принять следующую обобщающую формулировку определения категории военного искусства – форма военных (боевых) действий.

Форма военных (боевых) действийвнешнее выражение содержания военных действий, категория военного искусства, определяющая важнейшие характеристики действий – цели и задачи, масштабы, структуру, построение и взаимосвязь различных элементов стратегического, оперативного и тактического применения вооруженных сил, войск (сил флота).

Военно-исторический анализ опыта ведения военных действий показывает, что их формы (как и способы, о которых будем говорить чуть позже) изменялись эволюционным путем, то есть они совершенствовались путем накопления нового содержания до определенного предела, а только потом происходило их революционное (скачкообразное) преобразование.

Начиная от Александра Македонского до Александра Суворова фактически основной оперативной формой применения вооруженных сил были военные походы (у кочевых народов их разновидность – набеги>), в ходе которых осуществлялись генеральные сражения, осада и взятие крепостей и городов. И названная форма существовала так долго потому, что главным оружием в эти два тысячелетия было холодное оружие, хотя до Суворова уже три столетия существовало и огнестрельное оружие.

XIX век – век постепенного перехода к более эффективному огнестрельному оружию, более длительному ведению военных действий, в результате чего к походам добавились кампании, характеризующие временную (годичную) цикличность войн (войны России с Наполеоном, Пруссией, Турцией).

Но как только на рубеже XX века появилось скорострельное стрелковое и артиллерийское вооружение, коренным образом изменившее содержание вооруженной борьбы, появились две принципиально новые формы ведения военных действий – операция и боевые действия, различные виды которых во всех физических сферах (на суше, в воздухе, на море) существуют до настоящего времени, несмотря на то, что на определенном этапе развития военного дела появилось ядерное оружие, основанное на использовании нового физического принципа.

Физический принцип действия его был новым, но идеология применения в соответствии с его поражающими свойствами осталась прежняя – уничтожить, разрушить и т. д., то есть нанести поражение противнику. Поэтому принципиально новая форма ведения военных действий не появилась, но операция как форма оперативного применения войск наполнилась новым содержанием (в первую очередь ядерными ударами и действиями по защите войск от них).

Обе формы оперативного применения войск (сил) – операция и боевые действия имеют классификационные признаки: по целям, размаху, составу привлекаемых войск (сил), временным параметрам проведения, интенсивности (напряжению) военных действий и др.

Исходя из сказанного, ожидать в первой половине XXI века появления принципиально новых оперативных форм применения войск (сил) не следует, так как нет причин для их появления.

Виды информационного противоборства (ИПБ), в том числе и радиоэлектронные операции (удары), программно-аппаратное воздействие на информационные системы противника и программно-аппаратную защиту своих систем не рассматриваем, так как они пока еще не определились окончательно как категории военного искусства. А появление оружия для нанесения физического поражения противнику, основанного на применении новых физических принципов, как уже было сказано выше, не приводит к появлению новых форм оперативного применения войск (сил) в войне.

Вместе с тем содержание боевых действий в воздушно-космической сфере в ближайшие десятилетия по ряду причин существенно изменится. И в первую очередь в стратегической воздушно-космической операции (СВКО), которая в настоящее время фактически таковой не является (нет средств нападения из космоса, но которые вполне могут появиться через 5–10 лет).

В перспективе с большой степенью вероятности можно предположить, что СВКО станет основной формой стратегического применения Вооруженных Сил России. Поэтому и рассмотрим перспективы развития оперативных форм применения группировок войск (сил) при решении задач воздушно-космической обороны страны (не только объединений вновь сформированного рода войск ВС РФ – Войск ВКО, но и объединений всех трех видов ВС РФ в группировках войск (сил) объединенных стратегических командований (ОСК) при решающей роли, конечно, объединений ВВС).

На рисунке 1 показаны основные факторы и условия, определяющие содержание оперативных форм и способов применения войск (сил). На формы и способы их применения они воздействуют по-разному, преломляясь через цели и задачи государства в войне, экономические возможности государства по производству ВВТ; способность ОПК страны производить перспективные ВВТ; возможности государства по созданию запасов ВТО и подготовке кадров; возможности группировок авиации и войск ВКО (ПВО) на стратегических направлениях мирного времени и системы управления ими; возможности по перегруппировке и оперативному развертыванию группировок авиации и войск (сил) ВКО в районе военного конфликта; международные обязательства и различные ограничения, при этом в каждом виде военного конфликта они будут проявляться по-разному.


Рис. 1. Факторы и условия, определяющие содержание форм и способов применения войск при решении задач ВКО

В настоящее время основной оперативной формой применения объединений видов и родов войск ВС РФ при решении задач ВКО (ПВО) являются боевые действия (как в рамках СВКО, так и в рамках операций группировок войск (сил) на ТВД (рис. 2).


Рис. 2. Существующее содержание оперативной формы применения войск (сил) при решении задач ВКО

Если указанное содержание боевых действий как формы оперативного применения объединений ВС РФ расположить по оперативному и тактическому уровням, то структура оперативной формы применения объединений войск (сил) в операциях будет иметь вид, показанный на рисунке 3.


Рис. 3. Структура формы применения войск (сил) «БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ» при решении задач ВКО

Вместе с тем содержание форм применения средств воздушно-космического нападения (СВКН) потенциального противника будет меняться, что хорошо видно из рисунка 4. На смену воздушным наступательным операциям и кампаниям на рубеже 2020–2025 гг. придут воздушно-космические наступательные операции и кампании. Значительно расширится и перечень СВКН. Появятся принципиально новые средства СВКН (ударные космические аппараты – КА), воздушно-космические самолеты (ВКС), гиперзвуковые крылатые ракеты (ГЗКР), гиперзвуковые самолеты (ГЗС), маневрирующие боевые блоки баллистических ракет нового поколения, что приведет к превращению воздушного и космического пространства в единую сферу вооруженной борьбы.


Рис. 4. Перспективы развития СВКН и форм их применения
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

Как видим, боевые действия как форма оперативного применения объединений ВС РФ с существующим содержанием в новых условиях позволит реализовать только часть боевых возможностей войск и сил ВКО в борьбе с аэродинамическими летательными аппаратами и крылатыми ракетами противника. Борьбу с другими средствами воздушно-космического и космического нападения необходимо будет вести уже или в других формах, или наполнять боевые действия как форму оперативного применения войск (сил) новым содержанием, что, конечно же, является важнейшей текущей задачей оперативного искусства. Например, асимметричными действиями различных компонент ВСРФ и действиями с использованием перспективного оружия, применение которого для потенциальных противников окажется неожиданным или система противодействия которому ими не создана.

Один из видов таких асимметричных действий ВС РФ – узаконенная в оборонительной по своему характеру Военной доктрине России возможность упреждающих ударов высокоэффективным высокоточным оружием (ВТО): например дальней авиацией с применением высокоточных крылатых ракет большой дальности по критически важным объектам, поражение которых может привести к потере устойчивости государства-противника и отказу от воздушно-космического нападения.

Действиями с применением перспективных видов оружия, о развертывании разработки которых в России недавно заявлено, могут быть:

  • действия с оружием на новых физических принципах – авиационного лазерного комплекса поражения нестратегических ракетных средств и воздушных целей, мобильного наземного лазерного комплекса функционального поражения ВТО с лазерными, телевизионными и тепловизионными системами наведения и управления, зенитными и авиационными управляемыми ракетами со специализированным (на основе мощного ЭМИ) боевым снаряжением;
  • действия частей РЭБ по подавлению РЭС перспективных ударных и информационных систем – спутниковой РНС, радиовысотомеров крылатых ракет, РЛС бокового обзора, управления оружием и обеспечения полета на малых высотах СВН, РЛС перспективных РУК, радиолиний командного наведения управляемых ракет и авиабомб, разведывательных РЛС космического базирования;
  • действия оптико-электронного комплекса воздушного базирования функционального подавления космических аппаратов;
  • действия частей ИА, вооруженных многофункциональным самолетом, способным решать и задачи уничтожения баллистических целей, а в перспективе – низкоорбитальных КА.

Асимметричным ответом наступательным формам применения группировок СВКН противника могли бы быть и действия авиационных формирований нового типа, имеющих на вооружении авиационные комплексы (АК) ПВО-ПРО на базе широкофюзеляжного военно-транспортного самолета, идея создания которого давно созрела. К сожалению, в действующую государственную программу вооружения подобный комплекс не заложен. Такие авиационные комплексы в совокупности с АК РЛДН позволили бы (рис. 5):

  • решать задачу ВКО на Северном и Восточном стратегических воздушно-космических направлениях, не создавая наземной оборонительной инфраструктуры и группировок войск (сил) ВКО; создавать совместно с АК РЛДН передовой рубеж системы ПВО-ПРО на угрожаемых направлениях до рубежа пуска крылатых ракет воздушного и морского базирования, то есть за 3–3,5 тыс. км от государственной границы России (а в перспективе при появлении у противника крылатых ракет большей дальности в связке с самолетами-заправщиками – за 5–6 тыс. км);
  • прикрывать самолеты дальней и морской ракетоносной авиации от действий истребителей противника в удаленных районах и прикрывать свои корабельные группировки (в том числе и подводных лодок) с ВТО морского базирования от ударов с воздуха в районах развертывания в дальних океанских и морских зонах;
  • наращивать группировку войск (сил) ВКО на угрожаемых (или опасных) стратегических направлениях со скоростью полета современного турбореактивного самолета 800–900 км/час.

Рис. 5. Возможное расположение зон дежурства АК ПВО-ПРО передового эшелона системы ВКО (ПВО, ПРО) (вариант)
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

Таким образом, наполнение оперативной формы боевого применения войск (сил) ВС РФ «Боевые действия» радиоэлектронным подавлением РЭС объектов информационной инфраструктуры и ВТО, упреждающими ударами перспективным ВТО по критически важным объектам государства-противника, противокосмическими сражениями и боями, функциональным подавлением космических аппаратов; функциональным поражением объектов оружием на новых физических принципах, разведывательно-ударными действиями перспективных разведывательно-ударных систем (контуров), программно-аппаратной защитой РЭС своих систем может заставить противника перенести свои усилия с решения задач воздушно-космического нападения на решение задач обороны собственной территории.

С формами применения группировок войск (объединений) ВС РФ неразрывно связаны способы их применения (боевых действий). Способ боевых действий – это порядок и приемы применения сил и средств, решающих задачу ВКО (ПВО, ПРО), то есть избранная последовательность ударов, боев, сражений и специальных действий (специальных боевых полетов) для выполнения поставленной боевой задачи.

Основой любого современного способа боевых действий с применением обычных средств поражения является последовательный разгром группировок войск (сил) противника. При этом решающее значение имеют наращивание усилий на важнейших направлениях (маневр силами и средствами) и устойчивое управление войсками (силами) без перестройки системы управления ими.

Но если бы войска (силы) в новых условиях применялись только в локальных и региональных войнах, существующее содержание способа последовательного их применения обеспечивало бы реализацию их боевого потенциала в полном объеме (рис. 6).


Рис. 6. Сущность последовательного способа применения войск (сил) ВКО (ПВО, ПРО), ВВС (вариант региональной войны «ВОСТОК»)
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

При этом был бы реализован один из основных принципов применения ВС РФ в новых условиях – принцип стратегической мобильности. Мы могли бы последовательно сосредотачивать усилия различных компонент ВС РФ на угрожаемых стратегических направлениях.

Однако уже ясно, что суть стратегических действий возможных противников России в воздушно-космической сфере будет заключаться в адресном и согласованном нанесении многочисленных информационных и массированных высокоточных ударов перспективными средствами поражения по объектам нашей экономики, группировок войск (сил) и особо важным объектам (государственного управления и др.) в пределах всей территории Российской Федерации.

И способ одновременного сосредоточения усилий на отдельных направлениях в этих условиях может быть реализован только при наличии стратегических резервов войск (сил) ВКО (ПВО, ПРО) и авиации. При этом группировки авиации на Северном и Южном стратегических воздушно-космических направлениях создать возможно, если в мирное время там будут оборудованы аэродромы и другие объекты авиационной инфраструктуры с необходимыми запасами материальных средств. Об этом говорил в своей статье в газете «ВПК» («Войны первой половины XXI века», № 13, 2012) и генерал армии Петр Дейнекин, главнокомандующий ВВС в 1992–1998 гг. И сомневаться в том не нужно, уж он точно знает то, о чем говорит.

При принятии на вооружение единой системы зенитного ракетного оружия в составе зенитных ракетных систем дальнего высотного перехвата баллистических целей, средней и малой дальности, ближнего действия появятся новые и наполнятся новым содержанием старые способы применения войск ВКО (ПВО, ПРО) объединенных стратегических командований. Действуя при отражении массированных ракетно-авиационных ударов (МРАУ) противника самостоятельно или совместно с истребительной авиацией, войска ВКО (ПВО, ПРО) (рис. 7) смогут наполнить новым содержанием способ «одновременного огневого воздействия по всем эшелонам оперативно-тактического построения авиации противника».


Рис. 7. Одновременное огневое воздействие войск ВКО (ПВО, ПРО) ОСК по всем эшелонам ОТП авиации противника в МРАУ (вариант)
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

Этот способ лишен недостатков последовательного способа поражения противника, так как обеспечивает скрытность до начала массированного огневого воздействия, повышает эффективность отражения МРАУ, но требует очень искусного исполнения – авиация противника подходит очень близко к рубежам применения своего управляемого оружия.

Однако следует отметить, что реализовать перспективные способы применения группировок войск (сил) ВС РФ, решающих задачи ВКО (ПВО, ПРО), будет возможно только после создания единой системы разведки и предупреждения о воздушном нападении – СРПВН (рис. 8).


Рис. 8. Построение системы разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

И одной из задач оперативного искусства является обоснование рациональной структуры системы разведки и предупреждения о воздушном нападении, предусматривающей комплексное применение сил и средств разведки СВКН в системе ВКО (загоризонтных РЛС; РЛС резонансных волн дальнего обнаружения малозаметных воздушных (воздушно-космических) объектов; радиооптического комплекса на базе беспилотного стратосферного дирижабля; РЛК аэростатного базирования, пилотируемых и беспилотных авиационных комплексов радиолокационного дозора).

Таким образом, суть совершенствования оперативных способов применения группировок войск (сил), решающих задачи ВКО в новых условиях, должна заключаться:

Первое. В обеспечении полной реализации принципа стратегической мобильности.

Второе. В упреждающих действиях информационной и ударной компонент по отношению к действиям оборонительной компоненты группировок войск (сил) ВС РФ. Не отражать и наносить ответно-встречные удары, а наносить упреждающие удары по критически важным объектам, завоевывать информационное превосходство и превосходство в своей зоне ответственности воздушно-космического пространства действиями войск (сил) ВКО и ударной компоненты объединений ВС РФ.

При этом объектами ударов в первую очередь должны быть не ударные компоненты СВКН противника, а объекты систем разведки, РЭБ, управления, обработки и распределения данных.

А ожидаемым результатом такого способа действий ВС РФ должны быть перехват инициативы, срыв (отражение) воздушно-космического нападения или значительное ослабление группировок средств ВКН в воздушно-космических наступательных операциях и кампаниях противника.

Александр Георгиевич ЦЫМБАЛОВ
генерал-майор, кандидат военных наук, профессор

Опубликовано 28 июня в выпуске № 3 от 2012 года

Комментарии
celexa website/]order celexa online glucophage press/]glucophage nexium2016 us/]buy generic nexium viagra50mg top/]cheap viagra online bupropion club/]bupropion sr 150
bit ly/2yMlXw7 грузовой автосервис на трассе м4 ewacuator cait2 ru s019 radikal ru/i644/1710/4d/260a76e5b4de png ростовская трасса evak_avto
bit ly/2xbgWwR проверка тошноты страницы онлайн
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?