Военное строительство

Как строить ВКО в современных условиях

Реализация изложенной программы позволит к 2020 г. создать в России эшелонированную систему противовоздушной и противоракетной обороны, а в последующем – единую систему воздушно-космической обороны
Утвержденная 5 апреля 2006 г. президентом Российской Федерации Концепция воздушно-космической обороны определила цель, направления и приоритеты ее создания. Однако до сих пор на страницах различных средств массовой информации и в практике военного строительства высказываются и реализовываются различные подходы, не совсем корректно отражающие суть утвержденного Верховным главнокомандующим Вооруженными Силами концептуального документа. Это не всегда положительно влияет на качество и темпы создания системы ВКО нашего государства.

Вся идеология необходимости создания такой системы и порядка ее формирования была разработана военными учеными Войск ПВО. Преемником их с 1997 г. стали Военно-воздушные силы, обеспечившие дальнейшее развитие этой теории и практики создания отдельных подсистем общей системы ВКО и обеспечившие с активной поддержкой Генерального штаба и руководства Министерства обороны принятие самой Концепции ВКО.

В данном материале предлагается цельный взгляд на практику создания системы ВКО Российской Федерации в условиях дальнейшего проведения реформы наших Вооруженных Сил на современном этапе их развития.

Противовоздушная и воздушно-космическая оборона как комплекс общегосударственных и военных мероприятий, операций и боевых действий войск (сил и средств) организуется и осуществляется в целях предупреждения о воздушно-космическом нападении противника, его отражения, а также обороны объектов страны, Вооруженных Сил и населения от ударов с воздуха и из космоса.

С военной точки зрения достижение этих целей обеспечивается решением трех основных оперативных задач:

постоянным ведением разведки воздушно-космического пространства и контроля состава и состояния группировок средств воздушно-космического нападения (СВКН) противника, своевременным вскрытием подготовки и предупреждением высшего государственного и военного руководства страны о воздушном или воздушно-космическом нападении противника;

отражением нападения сил и средств ВКН противника и защитой группировок Вооруженных Сил, промышленных районов, административно-политических центров, населения от ударов с воздуха и из космоса;

нанесением поражения группировкам СВКН, его системе управления и наведения в воздухе и в космическом пространстве в пунктах базирования на земле, на море, в воздухе и в космосе.

Их содержание и детализация представлены на рис. 1.

Реализация первой оперативной задачи достигается организацией и несением уже в мирное время боевого дежурства по воздушно-космической обороне. Сегодня управление дежурными по ВКО силами осуществляется в порядке, приведенном на рис. 2. Основу дежурных сил составляют силы и средства разведки Генерального штаба, истребительная авиация, зенитные ракетные и радиотехнические войска, силы и средства РЭБ воздушного и наземного базирования Военно-воздушных сил, а также соединения и части ракетно-космической (ПРН, ККП, ПРО) обороны Космических войск. К боевому дежурству также привлекаются войска ПВО Сухопутных войск и силы ПВО Военно-морского флота. Единым органом военного управления, отвечающим за организацию и контроль боевого дежурства по противовоздушной обороне в Российской Федерации, является Главное командование ВВС, центральным пунктом управления ПВО – Центральный командный пункт ВВС. Для решения задач контроля космического пространства и предупреждения об ударах МБР и БРПЛ используются силы и средства Космических войск.

Эффективное решение первой из указанных оперативных задач ВКО достигается качественным развитием системы разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении как составной части единой системы ВКО государства при ее полной интеграции в единое разведывательно-информационное пространство Вооруженных Сил Российской Федерации. Объединение разведывательной информации от различных средств разведки воздушно-космического противника на командных пунктах ВВС и ПВО позволяет уже сегодня сформировать единое информационно-управляющее пространство ВКО.

Решение второй оперативной задачи ВКО – прикрытие важнейших объектов и защита населения страны от ударов с воздуха и из космоса – требует предварительного решения двух важных проблем. Первая проблема – определение перечня важнейших объектов государства, подлежащих ВКО в мирное и военное время, и вторая – совершенствование организации их прикрытия.

ВКО всех важнейших объектов государства требует привлечения значительных сил и средств и сегодня не может быть обеспечена в полном объеме, исходя из экономических возможностей государства. Поэтому из числа всех важнейших объектов государства должна определяться весьма ограниченная совокупность критически важных, надежное функционирование которых определяет стратегическую стабильность обороны и способность страны к дальнейшему ведению военных действий. С учетом важности и значения каждого из этих объектов их прикрытие должно осуществляться уже в мирное время. При этом количество и возможности средств ПВО (ВКО) должны быть адекватны распределению критически важных объектов по территории страны и возможностям противника по их поражению.

Парирование угрозы применения противником межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок должно осуществляться в основном силами ракетно-космической обороны путем комплексного применения средств систем ПРН, ККП и ПРО. Усилия существующих систем и средств РКО должны наращиваться перспективными средствами РЭБ для подавления КА противника, перспективными мобильными противоракетными комплексами (ПРК), а также комплексами оружия на основе новых физических принципов (НФП) поражения, позволяющими осуществлять эффективное противодействие средствам глобальной системы ПРО США на земле, в воздушном и космическом пространстве.

Наличие в составе группировок противника перспективных гиперзвуковых летательных аппаратов должно компенсироваться ограниченным, но достаточным по составу и количеству модернизированных зенитных ракетных систем (ЗРС) ПВО-ПРО дальнего действия С-400. К выполнению боевых задач по борьбе с оперативно-тактическими ракетными средствами нападения должны быть привлечены модернизированные по программе «Фаворит» ЗРС ПВО-ПРО средней дальности С-300ПМ, ЗРС «Бук», а также перспективные всеракурсные зенитные ракетные системы наземного и морского базирования.

Для достижения максимальной эффективности ПВО-ПРО критически важных объектов должно быть обеспечено информационное и огневое взаимодействие в автоматизированном, а в отдельных случаях и автоматическом режиме средств систем ПРН и ПВО. Проведенные в 2007–2009 гг. полунатурные эксперименты не только подтвердили техническую реализуемость подобной «функциональной интеграции», но и доказали ее эффективность при решении задач ПРО от нестратегических баллистических ракет.

Массированному применению противником высокоточных средств поражения необходимо противопоставить создание мобильной зенитной ракетной обороны. Ее основу должны составить перспективные всеракурсные ЗРС средней дальности, зенитные ракетно-пушечные комплексы (ЗРПК) типа «Панцирь», а также специализированные комплексы активно-пассивной защиты (КАПЗ) от ВТО.

Полагаем, что такой подход должен быть реализован во всех современных и перспективных группировках ПВО-ПРО.

Группировки ПВО-ПРО, имеющие в своем составе в различном сочетании мобильные ПРК и ЗРС (ЗРК) большой и средней дальности, КАПЗ от ВТО, могут быть развернуты на прикрытии как групп критически важных объектов, так и крупных площадных объектов, таких, как военно-морская база или район патрулирования грунтовых ракетных комплексов СН. Они будут обладать высокой боевой производительностью по поражению нестратегических баллистических ракет, пилотируемых и беспилотных летательных аппаратов, крылатых и авиационных ракет противника во всем диапазоне высот и скоростей их применения, а также устойчивостью к огневому и радиоэлектронному подавлению (рис. 3).

Использование в группировках ПВО-ПРО смешанного состава современных и перспективных средств радиоэлектронной борьбы наземного и воздушного базирования позволит значительно (в отдельных случаях на 25–30%) нарастить возможности по ПВО-ПРО важнейших объектов за счет эффективного радиоэлектронного подавления бортовых радиоэлектронных систем (РЭС) разведывательных и ударных авиационных комплексов, каналов связи, передачи данных и команд боевого управления, наземных комплексов ПВО, а также РЭС центров управления воздушными операциями противника.

Создаваемая система огневого поражения и подавления СВКН на земле, на море, в воздухе и в космосе должна и будет способна эффективно решать задачи надежного прикрытия критически важных объектов.

Решение второй и третьей оперативных задач ВКО достигается комплексным применением по единому замыслу и плану всех войск, сил и средств Вооруженных Сил Российской Федерации, а в определенных условиях – и Объединенной системы ПВО СНГ. Эти войска и силы должны быть способны обеспечить надежное прикрытие от ударов с воздуха и из космоса своих объектов и нанести гарантированное поражение критически важным объектам противника. Ведущая роль в решении этих задач отводится оборонительной и ударной компонентам ВВС, а также ударным силам ВМФ.

Комплексное и (в зависимости от обстановки) одновременное или последовательное применение ударных и оборонительных сил в интересах воздушно-космической обороны при централизованном управлении ими в конечном счете предопределит успех боевых действий в целом. При этом действия наших ударных сил по ослаблению группировок СВКН противника и нарушению его системы управления обеспечивают повышение эффективности ПВО-ПРО до 50% относительно исходной (рис. 4).

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Опираясь на результаты многолетних исследований ведущих военно-научных и научно-исследовательских организаций Министерства обороны и опыт практической работы Войск ПВО страны и ВВС, необходимо в процессе дальнейшего реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации осуществить конкретные практические шаги по созданию системы воздушно-космической обороны страны.

Проводимые при этом мероприятия должны в наибольшей степени адекватно компенсировать способность СВКН противника действовать с любых направлений по всему спектру целей (объектов) на территории Российской Федерации и позволять в минимально возможные сроки одновременно и комплексно решать указанные выше три важнейшие оперативные задачи воздушно-космической обороны.

Для реализации этих требований необходимо обеспечить (рис. 5):

– оповещение органов государственного и военного управления о начале ракетного (воздушно-космического) нападения на Российскую Федерацию;

– централизованное руководство войсками и силами ВКО, автоматизированное распределение задач между зонами ответственности за ПВО-ПРО при отражении ударов БР (ББ МБР, БРСД, ОТР, ТР), уничтожении гиперзвуковых ЛА и других аэродинамических целей;

– оптимальное распределение имеющихся ресурсов (резервов) войск и сил ПВО-ПРО по зонам ответственности.

Кроме того, необходимо обеспечить координацию действий наземных войск и сил ВКО с действиями боевой авиации, в том числе:

– дальними и фронтовыми бомбардировщиками, осуществляющими удары по объектам противника в оперативной и стратегической глубине;

– тактическими истребителями, осуществляющими огневое поражение систем управления и противовоздушной обороны противника, уничтожающими крылатые ракеты, пилотируемую и беспилотную авиацию в воздухе и на земле;

– специализированными авиационными комплексами РЭБ, осуществляющими радиоэлектронное подавление систем управления, навигации и связи;

– комплексами оружия на НФП наземного и воздушного базирования, обеспечивающими необходимую эффективность ответных действий стратегических ядерных сил Российской Федерации.

Все эти задачи требуют комплексного решения при централизованном управлении и координации действий войск и сил в реальном масштабе времени (рис. 6).

Исходя из этого полагаем целесообразным и необходимым проведение ряда организационно-структурных преобразований.

1. Систему воздушно-космической обороны государства строить по зонам ответственности за ПВО-ПРО (ВКО).

С учетом объявленного министром обороны и начальником Генерального штаба ВС РФ на Парламентском часе Государственной думы Российской Федерации 9 июня с. г. перспективного облика Вооруженных Сил иметь несколько зон ответственности за ПВО-ПРО. Границы зон ответственности за ПВО-ПРО определить с учетом границ ответственности существующих командований ВВС и ПВО, совместив их с границами создаваемых объединенных стратегических командований.

Для защиты Москвы, объектов и населения Центрального промышленного района определить отдельную зону ответственности за ПВО-ПРО по границам Оперативно-стратегического командования ВКО. ОСК ВКО развивать как Головной участок системы ВКО Российской Федерации. Отработанные на нем организационно-технические решения реализовать при создании систем ПВО-ПРО (ВКО) в других регионах.

На приморских направлениях предусмотреть морские зоны ответственности за ПВО-ПРО, которые могут создаваться силами ПВО флотов и кораблей, оснащенных перспективными многофункциональными РЛС обнаружения баллистических целей и унифицированными комплексами ПВО-ПРО.

2.Систему разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении противника (СРиП ВКН) строить эшелонированно (рис. 7):

– первый (оперативно-стратегический) эшелон – на основе космических и наземных средств ПРН и радиоразведки Генерального штаба с глубиной разведки до 9000 км;

Рис. 7. Принципиальный вид построения системы разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении

– второй (оперативный) эшелон – на основе наземных средств системы ПРН, РЛС загоризонтного обнаружения, высокопотенциальных РЛС дальнего обнаружения воздушных целей, средств радиоразведки Генерального штаба с глубиной разведки до 4500 км;

– третий (тактический) эшелон – на основе воздушных и наземных средств радиолокационной, радио- и радиотехнической разведки Генерального штаба, ВВС, войсковой ПВО, ВМФ и ЕС ОрВД с дальностью действия до 600 км и более. Средства разведки тактического эшелона объединяются в рамках федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства (ФСР и КВП) в единую автоматизированную радиолокационную систему.

Такое построение системы разведки будет обладать возможностью надежного обнаружения всех существующих и перспективных типов СВКН.

Ее развитие должно обеспечиваться по следующим основным направлениям.

В части системы предупреждения о ракетном нападении – созданием в ближайшей перспективе Единой космической системы (ЕКС) обнаружения и боевого управления. В ее состав должны войти космические аппараты (КА) на высокоэллиптических и геостационарной орбитах, обладающие более высокими характеристиками по обнаружению стартов МБР, БРПЛ и возможностью обнаружения стартов нестратегических баллистических ракет. Вторым основным направлением развития СПРН должны стать модернизация существующих средств и поэтапное развертывание новых РЛС высокой заводской готовности (ВЗГ) для исключения разрывов радиолокационного поля предупреждения, отказа от использования информации от РЛС, расположенных вне территории Российской Федерации, и создания национального поля предупреждения о ракетном нападении. Третьим направлением должно стать развитие специализированных РЛК дальнего обнаружения баллистических целей РТВ ВВС и средств обнаружения ЗРС ПВО-ПРО.

В части контроля за состоянием и деятельностью авиационных группировок иностранных государств – наличием и дальнейшим совершенствованием возможностей радиолокационной станции загоризонтного обнаружения (РЛС ЗГО) в Европейском стратегическом районе, а также созданием и развертыванием аналогичных средств в Восточно-Азиатском и Центрально-Азиатском стратегических районах. В акватории морей и океанов – ведением воздушной разведки и несением боевого дежурства авиационными комплексами дальней авиации.

В части контроля порядка использования воздушного пространства и перелета воздушными судами государственной границы Российской Федерации в воздушном пространстве – наличием парка РЛС дежурного режима малых, средних и больших высот, тесным взаимодействием КП объединений ВВС с зональными центрами управления воздушным движением и средствами Федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства (ФСР и КВП).

В части разведки, обнаружения аэродинамических воздушных целей, выдачи информации оповещения и целеуказания для активных средств ПВО – наличием парка помехозащищенных радиолокационных станций боевого режима малых, средних и больших высот.

В части разведки, обнаружения аэродинамических и баллистических целей, выдачи информации оповещения и целеуказания для активных средств ПВО – наличием парка высокопотенциальных специализированных РЛС программного обзора и обнаружения нестратегических БР противника типа «Небо-М», «Противник-Г» и разработкой перспективных средств обнаружения аэродинамических и баллистических целей.

3. Система управления войсками, силами и средствами ВКО должна развертываться на основе интегрированных систем управления авиацией и войсками ПВО-ПРО (ВКО) в границах ответственности объединенных стратегических командований.

Основой этой системы должна быть автоматизированная система управления ВВС, которая уже сегодня обладает наилучшими возможностями по одновременному решению всего комплекса информационных, обеспечивающих и управленческих задач оборонительного и ударного компонентов. Эта система одновременно обеспечивает управление действиями авиации при отражении ударов крылатых ракет, пилотируемой и беспилотной авиации противника в полете, уничтожении авиации противника в местах базирования, огневом и радиоэлектронном подавлении радиолокационных постов, центров управления и связи, других критически важных объектов противника.

В развитии системы управления необходимо обеспечить централизованное управление с ЦКП ВВС всеми войсками и силами, выполняющими задачи ВКО, провести соответствующее его дооборудование для управления силами РКО и сопряжение средств автоматизации КП ОСК ВКО, командований ВВС и ПВО и бригад ВКО для получения координатной информации и информации целеуказания силам ПВО-ПРО ВВС, СВ и ВМФ по нестратегическим баллистическим ракетам с КП СПРН.

Для централизованного автоматизированного (по отдельным задачам – автоматического) управления войсками, силами и средствами, определенными Генеральным штабом ВС для решения задач ВКО, на базе ЦКП ВВС развернуть оперативный центр (центр управления) воздушно-космической обороны. В структуре ОСК ВКО и командований ВВС и ПВО, управлений бригад ВКО предусмотреть создание аналогичных центров управления и органов планирования противоракетной обороны, а в структуре зенитных ракетных полков ВВС, СВ и ВМФ, обладающих потенциалом ПРО, создать противоракетные группы, организовать их плановую тактическую и специальную подготовку по единым (согласованным) курсам боевой подготовки.

4. Возложить ответственность за создание и развитие системы ВКО на конкретное должностное лицо – на Главнокомандующего ВВС. Это объективно определено всем развитием отечественных Вооруженных Сил и не вызывает сомнений ни у одного здравомыслящего человека, знающего их историю. Именно главком ВВС законодательно наделен ответственностью за развитие системы ПВО и выполнение задач ПВО всеми дежурными силами Вооруженных Сил.

При этом войска и силы ПВО уже сегодня являются реальной основой системы ВКО государства, которые способны бороться практически со всеми классами СВКН и развиваться в направлении придания им возможностей эффективной борьбы с ракетными средствами нападения и КА противника.

Силы и средства РКО, входящие ныне в состав Космических войск и потенциально способные обнаруживать и вести борьбу с ограниченным количеством боевых блоков МБР и БРПЛ, до 1997 года развивались комплексно со средствами ПВО. После 1997-го в развитии средств РКО постепенно утрачивалась целевая направленность развития в рамках единой системы ВКО государства. Поначалу они рассматривались как некое условие повышения эффективности применения РВСН, а в последующем после объединения с Военно-космическими силами – как некая основа для ведения «звездных войн».

Для эффективной реализации определенных Концепцией ВКО на период до 2016 года и дальнейшую перспективу целей, задач и направлений создания системы ВКО необходимо до конца 2010 года:

1. Создать Командование ВКО как орган и элемент системы управления Генерального штаба, предназначенный для:

– организации и руководства созданием и развитием системы ВКО государства;

– организации и руководства несением боевого дежурства по ВКО выделенными для этого войсками, силами и средствами видов и родов войск Вооруженных Сил, а также войск и сил, не входящих в виды и рода войск Вооруженных Сил;

– организации и руководства оперативной подготовки органов управления в интересах решения задач ВКО;

– организации подготовки (планирования) и непосредственного руководства войсками и силами при проведении стратегической воздушно-космической операции.

Руководство Командованием ВКО возложить на Главнокомандующего ВВС.

Придать Главнокомандующему ВВС соответствующий статус Командующего ВКО.

Формирование Командования ВКО осуществлять на основе офицеров Главного штаба ВВС с привлечением офицеров Генерального штаба, Главных штабов ВМФ, СВ и штаба КВ. Дислоцировать Командование ВКО на фондах Главного командования ВВС, что позволит наиболее эффективно использовать уже существующую инфраструктуру и высокоэффективную систему управления.

2. Для оперативного руководства войсками и силами, предназначенными для выполнения задач воздушно-космической обороны, на базе ЦКП ВВС развернуть Оперативный центр (центр управления) ВКО.

3. Подчинить Командованию ВКО центры ПРН и ККП, дивизию ПРО из состава Космических войск (рис. 8).

Это в полной мере будет соответствовать принятым в 2005 году президентом Российской Федерации решениям о совершенствовании военной организации Российской Федерации, а также реализуемой в Минобороны России общей идеологии совершенствования органов военного управления, оптимального распределения функций оперативного и административного управления Вооруженными Силами Российской Федерации.

Предлагаемые меры достаточно просты в реализации и не требуют ни значительных временных или ресурсных затрат, ни кардинальной перестройки сложившейся и не утратившей до сих пор эффективности системы противовоздушной обороны страны. Сохранение за конкретным должностным лицом – Главнокомандующим ВВС – как оперативных (в отношении Командования ВКО), так и административных (в отношении Главного командования ВВС) функций будет полностью соответствовать принципу единства оперативного руководства и административного управления, реализуемого при создании новых военных округов и объединенных стратегических командований. При этом не потребуется внесения изменений в нормативную и правовую базу Российской Федерации в части ответственности за противовоздушную оборону и охрану государственной границы Российской Федерации в воздушном пространстве.

Кроме того, это полностью соответствует сложившейся мировой практике организации административного и оперативного руководства.

Так, например, командующий ОВВС НАТО «Север» одновременно является помощником главнокомандующего ОК ОВС НАТО «Север» по вопросам применения ВВС. Кроме того, на него возложены функции командующего ПВО и начальника региональной системы контроля воздушно-космического пространства в зоне ответственности ОК ОВС НАТО «Север». А командующий НОРАД одновременно является командующим объединенным командованием ВС США в зоне Северной Америки, подчиняется председателю Комитета начальников штабов США и начальнику штаба национальной обороны Канады.

Таким образом, предлагаемый вариант организации системы воздушно-космической обороны и управления войсками (силами), выполняющими задачи ВКО, в мирное и военное время:

– соответствует решениям военно-политического руководства Российской Федерации по совершенствованию военной организации государства;

– персонифицирует личную ответственность Главнокомандующего ВВС за создание и развитие системы ВКО государства и выполнение войсками, силами и средствами ВКО задач по предназначению;

– создает необходимые условия для реализации важнейших принципов построения системы ВКО государства (единая ответственность за организацию и эффективность применения сил и средств, решающих задачи ВКО, согласованное их применение, рациональное сочетание централизованного руководства и децентрализованного боевого управления);

– позволяет сосредоточить основные силы и средства, выполняющие все оперативные задачи ВКО, в одном виде Вооруженных Сил под руководством одного должностного лица;

обеспечивает как проведение единой военно-технической политики в их комплексном развитии, так и совершенствование форм и способов их совместного применения для более эффективного решения стоящих задач;

– обеспечит создание эшелонированной как по высоте, так и в глубину стратегической воздушно-космической обороны г. Москвы, Центрального промышленного района и критически важных объектов государства и населения в границах ОСК ВКО и командований ВВС и ПВО на территории всей страны;

обеспечит комплексное применение всех войск (сил) ПВО (ВКО) ВС РФ по единому замыслу и плану с централизацией управления ими и разграничение полномочий по планированию ПВО (ВКО) и управлению войсками (силами), привлекаемыми к решению задач ВКО, на стратегическом, оперативно-стратегическом и оперативном уровнях;

– не потребует пересмотра существующей нормативной и законодательной базы Российской Федерации и уточнения межправительственных соглашений в части функционирования Объединенной системы ПВО государств – участников Содружества Независимых Государств;

– не потребует создания дополнительных пунктов управления для руководства силами и средствами ПВО, РКО и авиации (до создания единой АСУ ВКО командный пункт ВКО может быть «распределенным» – общее руководство и управление силами ВКО и непосредственное управление силами ПВО – с Оперативного центра (центра управления) ВКО, непосредственное управление силами ПРН, ККП и стратегической ПРО – с КП СПРН);

– не потребует дополнительных служебных фондов для развития Главного командования ВВС и размещения Командования ВКО, а лишь незначительного его усиления (20–30 чел.).

Реализация указанных предложений позволит к 2020 году создать в Российской Федерации, а при необходимости и над территорией ее союзников эшелонированную систему противовоздушной и противоракетной обороны, а в последующем – единую систему воздушно-космической обороны и обеспечить эффективное ее развитие в будущем.

Андрей МИХАЙЛОВ

Опубликовано 31 октября в выпуске № 5 от 2010 года

Комментарии
allipills trade/]alli phenerganonline top/]phenergan buy-seroquel cricket/]buy seroquel celebrex-online webcam/]celebrex online retinaa xyz/]tretinoin topical trandate top/]trandate diclofenac50mg bid/]diclofenac
allipills trade/]alli phenerganonline top/]phenergan buy-seroquel cricket/]buy seroquel celebrex-online webcam/]celebrex online retinaa xyz/]tretinoin topical trandate top/]trandate diclofenac50mg bid/]diclofenac
försäljning piller piller läkemedel generiskutanresept top/levaquin/
försäljning piller piller läkemedel generiskutanresept top/levaquin/
piller utan recept piller på nätet generiskutanresept top/viramune/
piller utan recept piller på nätet generiskutanresept top/viramune/
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?