История

Впереди планеты всей

8 декабря следующего, 2004 г., исполняется 90 лет с начала организационного строительства воздушной (противовоздушной) обороны нашего государства. Публикацией статьи начальника Главного штаба Военно-воздушных сил генерал-полковника Бориса Чельцова редакция журнала начинает акцию по подготовке к этой, на наш взгляд, важной дате в истории Отечества.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ взгляды на проблему «воздушной обороны» стали закладываться в России, по мнению отдельных специалистов, во второй половине 80-х гг. XIX столетия. Как ни странно, первыми вопрос о необходимости борьбы с летательными аппаратами подняли сами воздухоплаватели. На заседании комиссии по применению воздухоплавания, голубиной почты и сторожевых вышек к военным целям, проведенном в феврале 1886 г. в Санкт-Петербурге, эта проблема была включена в повестку дня. Основной причиной такого живого интереса к ней стали первые опытные артиллерийские стрельбы по привязным шарам, проведенные ранее в Германии. Здесь было о чем задуматься. Это соседнее государство на Западе уже тогда воспринималось Россией, как наиболее вероятный противник в возможной войне.

Летом 1890 г. русские артиллеристы приступили к проведению постоянных полигонных стрельб по аэростатам. Таким образом, был дан старт техническому совершенствованию наземных средств, направленных на поражение воздушных целей. Идея создания зенитной артиллерии стала приобретать вполне реальный облик. Между тем, качественное развитие воздушных судов требовало совершенствования методики зенитной стрельбы. Появление в небе первых аэропланов лишь ускорило эту работу.

Но определенным тормозом здесь оказались сами воздушные средства. Большинство стран, располагавших некоторым количеством летательных аппаратов, абсолютно не рассматривали их в качестве ударной силы. Впервые к этой проблеме серьезно подошло военное ведомство Германии. Общее ее мнение в 1912 г. выразил начальник германского генерального штаба Гельмут фон Мольтке: «Сегодня мы владеем цеппелинами, которые являются самым совершенным оружием …наша задача – постоянно и с большой энергией работать над его совершенствованием. Сверх того, мы должны в срочном порядке разработать стратегию и тактику применения воздушных кораблей, которые должны своей мощью сломить физическое и моральное сопротивление любого противника». Уже к началу 1914 г. на вооружении Германии имелось 15 военных дирижаблей, 10 из которых составляли цеппелины с бомбовой нагрузкой до 0,5 т каждый. Авиация в тот момент пока рассматривалась лишь как вспомогательное оружие сухопутных войск.

Россия раньше всех поняла, какую угрозу в себе таят воздушные суда и начала в спешном порядке искать к ним противоядие. Так, в мае 1909 г. русский ученый В.П. Руппенейт на основе глубокого анализа возможностей созданных в других странах зенитных орудий сделал поистине революционный вывод: «…для преследования и уничтожения дирижаблей противника необходимо привлекать другие дирижабли, а также возможна стрельба по ним со специальных орудий…». Позднее его поддержал представитель Главного артиллерийского управления генерал-майор Е.К. Смысловский: «…для борьбы с воздушным противником в полевой войне необходим воздушный флот, а в помощь ему – содействие полевых орудий общего назначения».

Практически еще до начала войны в России открыто заговорили о необходимости единения воздушных и наземных сил и средств для отражения возможной угрозы с воздуха. Оставалось только уточнить - кого и как защищать? Некоторым решением данной проблемы стало вступление с 1 января 1913 г. в силу Закона о суверенитете воздушного пространства Российской империи, утвержденного Советом министров еще в ноябре 1912 г. Помимо сухопутных границ государство получило теперь и границы в воздухе. Для организации их защиты требовался перевод разговора о «воздушной обороне» в практическую плоскость. К этому подталкивали и участившиеся случаи ее нарушения со стороны германских и австрийских авиаторов, совершавших явно преднамеренные разведывательные полеты. Российская сторона стремилась эти полеты всячески пресекать, вплоть до применения силовых мер. Так, 23 мая 1914 г. русским пограничникам ружейным огнем удалось подбить немецкий аэроплан, перелетавший границу. После совершения вынужденной посадки в Полоцкой губернии его экипаж подвергся аресту. Объяснения по этому поводу были стандартные: потеря ориентировки.

С целью установления порядка и правил пересечения воздушных границ требовалось создание специальной службы по их охране. Одним из первых с предложениями по решению данной проблемы выступил российский авиаконструктор А.А. Пороховщиков, предложивший в качестве эксперимента создать вдоль южного побережья Финского залива целую сеть наблюдательных постов за воздушным пространством. В результате, формируемые линии наблюдательных постов (предположительно две: ближняя и дальняя) устанавливали определенный заслон от преднамеренного вторжения в воздушное пространство России. В качестве силовых средств выступали авиационные отряды, размещенные вблизи вышеуказанных линий и готовых, в случае получения достоверной информации о нарушении воздушной границы, вылететь для перехвата «незваных гостей». Надо учитывать, что разговор об этом шел весной 1913 г. и был ничем иным, как практическим обоснованием необходимости воздушной обороны приграничной линии страны с организацией наблюдательных вахт, предшественников службы воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) ПВО, неким прообразом современных радиотехнических войск ВВС.

Но для мирного времени этот проект посчитали преждевременным, и он был отклонен. К нему вернулись лишь с началом войны, когда стало ясно, что воздушный флот стремительно превращается в грозное оружие, несущее в себе реальную опасность.

Одним из первых эту угрозу почувствовало командование Петроградским военным округом, в спешном порядке приступив к сооружению вокруг столицы противоаэропланной обороны на основе обычных 3-дюймовых орудий (обр. 1900 г., 1902 г.). Главными объектами защиты от воздушного нападения были Санкт-Петербург и императорская резиденция в Царском Селе. На начальном этапе каждый из них имел собственную воздушную оборону, что говорило лишь об отсутствии достаточного опыта в ее строительстве. Между тем, первые боевые столкновения с воздушным флотом Германии на фронте наглядно показали, что распыленность зенитных и иных подразделений лишь снижает их эффективность. Требовалась значительная централизация руководства всеми силами и средствами, выделенными для борьбы с воздушным противником. Положительным примером в решении этого вопроса стало успешное отражение налетов германских цеппелинов на Варшаву в конце сентября 1914 г.

В штабе 6-й армии, призванной защищать российскую столицу, к этой проблеме подошли со всей серьезностью. Уже к середине ноября 1914 г. штабом армии был разработан проект специальной инструкции, определившей порядок извещения (предупреждения) о полетах своих летательных аппаратов в зоне ответственности армии и привлечения полевых частей для борьбы с воздушными судами противника. Инструкцией определялось объединение действий летчиков и войсковых частей для защиты Петрограда и его района от воздушного нападения, в первую очередь, воздушного флота Германии.

17 числа того же года главнокомандующий 6-й армией генерал от артиллерии К.П. Фан-дер-Флит подписал секретный приказ по армии за № 90, утвердивший вышеназванный документ, получивший наименование: «Инструкция по воздухоплаванию в районе VI-й армии», и определил срок ее введения в действие – 25 ноября того же года (по новому стилю – 8 декабря).

Что же получила Россия с выходом в свет данной Инструкции?

В первую очередь, в отечественной военной истории это был первый официальный документ, объявлявший комплекс мер по борьбе с воздушным противником при обороне важнейшего политико-административного центра страны. Так, для воздушной обороны Петрограда и его окрестностей выделялись различные воинские формирования в составе артиллерийских, пулеметных и стрелковых подразделений, а также отдельных экипажей авиашколы. Позднее к ним были добавлены и авиационные отряды. Одновременно на ближних подступах к городу и по линии железных дорог выставлялись «особые посты для наблюдения за небосклоном». Аналогичные задачи по контролю воздушной обстановки в зоне Финского и Ботнического заливов были возложены на корабли Балтийского флота, находившегося в оперативном подчинении 6-й армии, вдоль побережья и сухопутной границы России – на пограничную стражу.

Во вторых, для общего руководства воздушной обороной города вводилась специальная должность начальника воздушной обороны Петрограда и его окрестностей. Эти обязанности были возложены на начальника Офицерской электротехнической школы генерал-майора Г.В. Бурмана.

В-третьих, была развернута устойчивая связь между постами воздушного наблюдения с вновь создаваемым в здании Офицерской электротехнической школы центральным пунктом. В свою очередь, он по линии связи поддерживал контакты и передавал информацию о воздушной обстановке зенитным артиллерийским расчетам, летным экипажам и пехотным подразделениям. Это был некий прообраз будущего командного пункта противовоздушной обороны.

До этого времени Россия еще не располагала чем-либо подобным. В последующие годы войны воздушная оборона российской столицы непрерывно совершенствовалась. В мае 1915 г. она объединяется с воздушной обороной Царского Села. Это укрупнение повлекло за собой создание специального Штаба воздушной обороны. В июле того же года Верховный главнокомандующий своим приказом вводит штат воздушной обороны российской столицы и императорской резиденции, тем самым ставя окончательную точку над их организационным оформлением.

Принцип построения обороны Петрограда от воздушного нападения становится некоторым эталоном для последующего строительства воздушной обороны на фронте и в глубоком тылу. Это позволило уже к концу 1917 г. структурно оформить воздушную оборону в рамках Петроградского и Одесского военных округов и обеспечить их наличие в составе действующей армии и флота.

В дальнейшем именно воздушная оборона Петрограда положила начало развитию первичных структур воздушной (позднее – противовоздушной) обороны молодой Советской Республики.

Сегодня можно с уверенностью сказать – история воздушной (противовоздушной) обороны нашего государства имеет глубокие корни. В декабре следующего, 2004 г., исполняется 90 лет со дня начала ее организационного строительства в России. С известными взлетами и падениями она выполняла задачи надежной защиты воздушных рубежей нашей Отчизны в виде Войск противовоздушной обороны, в настоящее время – в составе современных Военно-воздушных сил.

Борис ЧЕЛЬЦОВ,
начальник Главного штаба ВВС,
генерал-полковник

Опубликовано 1 января в выпуске № 3 от 2003 года

Комментарии
Каким местом-то Чельцов к противовоздушной обороне?
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?