Военное строительство

Не столько создание, сколько совершенствование

В воздухе и космосе действуют разные физические законыВ строительстве системы ВКО надо учитывать реалии сегодняшнего дня в области военного строительства и экономические возможности государства

Дискуссия о том, что такое воздушно-космическая оборона государства, какой облик она должна иметь, каким образом будут выглядеть зоны ответственности того или иного органа военного управления, продолжается. В этом номере "ВКО" представляет точку зрения командования Космических войск.

ОТПРАВНОЙ точкой дискуссии, а затем разработки ряда нормативных правовых и уточнения уставных документов Минобороны России послужила проверка Главным контрольным управлением президента Российской Федерации хода выполнения ряда указов главы государства, изданных в ходе проведения военной реформы, в том числе и за № 1032 1993 г. В нем речь шла о Войсках противовоздушной обороны РФ и вместе с тем ставилась задача создать систему воздушно-космической обороны нашей страны.

ПОДХОДЫ К ВКО

Следует отметить, что сегодня существуют два принципиально разных подхода к решению данной задачи.

Первый основывается как бы на упомянутом Указе президента РФ, но подразумевает восстановление Войск ПВО как вида Вооруженных Сил. И здесь уместно сторонникам этой "реанимации" напомнить слова из выступления министра обороны России Сергея Иванова на совещании высшего руководящего состава ВС РФ 2 октября 2003 г.: "Период кардинального реформирования Вооруженных Сил завершен, мы переходим к нормальному военному строительству".

Второй подход, который основывается на реалиях сегодняшнего дня, в настоящее время выбран в Минобороны России и Генеральном штабе.

Возвращаясь к "истории вопроса", необходимо отметить, что в результате целого ряда объективных и субъективных причин (в том числе и расформирования в 1997 г. Войск ПВО как вида Вооруженных Сил) положения Указа, касающиеся подготовки концептуальных документов в области ВКО, выполнены не были, хотя разработка их велась. В частности, уже имелась первая редакция проекта Концепции воздушно-космической обороны Российской Федерации. С рассмотрения этих документов и началась деятельность специальной рабочей группы, сформированной при Генеральном штабе с участием представителей всех заинтересованных органов военного управления.

К сожалению, основным недостатком первой редакции проекта Концепции воздушно-космической обороны (головной разработчик - 2-й ЦНИИ Минобороны - бывший головной НИИ Войск ПВО) был узковедомственный подход, не соответствующий в полной мере ни требованиям сегодняшнего дня в области военного строительства, ни экономическим возможностям государства.

ТЕРМИНОЛОГИЯ

Разберемся сначала в терминологии, определим те ударные средства, с которыми призвана бороться ВКО. Только на этой базе возможно хотя бы в общих чертах определить облик соответствующих оборонительных военно-технических систем, формы их применения, а также способы и порядок руководства ими.

Во-первых, следует ясно понимать, что нет и, в соответствии с законами физики, не может быть единого "воздушно-космического пространства". В воздухе и космосе действуют разные физические законы, полет происходит на разных скоростях и высотах. Воздух и космос - две разных физических среды. Таким образом, есть воздушное пространство - область от поверхности Земли до высот порядка 25-30 км; есть космическое пространство - область выше 100-120 км от поверхности Земли; и можно выделить пограничную область - от 30 до 100 км от поверхности Земли.

Поэтому корректнее применять термин "воздушно-космическая сфера" - в понимании ее как области применения той или иной военно-технической системы. Во-вторых, что же подразумевается под самим термином "воздушно-космическая оборона"? В целом правильная формулировка, дающая понимание, что военные и государственные объекты, войска и силы могут подвергаться нападению с воздуха, из космоса и через космос, следующая: ВКО - это комплекс общегосударственных и военных мероприятий, боевого применения войск (сил), способных вести борьбу со средствами воздушно-космического нападения противника по единому замыслу и плану в интересах предупреждения государственного и военного руководства, войск (сил) о воздушно-космическом нападении противника, снижения потерь и ущерба населению, экономическим и другим объектам, группировкам Вооруженных Сил от ударов с воздуха, из космоса и через космос.

В-третьих, что же понимается под термином "средства воздушно-космического нападения"? Это - стратегические, оперативно-тактические, тактические баллистические и аэробаллистические ракеты; крылатые ракеты воздушного, морского и наземного базирования; управляемые ракеты различных классов; самолеты, вертолеты и беспилотные летательные аппараты; средства поражения (подавления) орбитальных группировок.

В соответствии с этим определением к "средствами воздушно-космического нападения" относится большинство ударных средств вооруженной борьбы, за исключением, пожалуй, артиллерийских систем и стрелкового оружия. Попробуем сгруппировать эти средства нападения по такому признаку - в какой среде они находятся максимальное время. В результате мы получаем, что через воздушное пространство применяются оперативно-тактические, тактические баллистические и аэробаллистические ракеты, крылатые ракеты воздушного, морского и наземного базирования; управляемые ракеты различных классов; самолеты, вертолеты и беспилотные летательные аппараты;
через космическое пространство - стратегические баллистические ракеты;
в космическом пространстве - средства поражения (подавления) орбитальных группировок космических аппаратов.

Обратим внимание и на то, что скорости полета этих "средств воздушно-космического нападения" также существенно разнятся от класса к классу согласно приведенной выше классификации.

В результате оказывается, что для каждого класса уже имеются соответствующие информационно-разведывательные и ударные системы вооружения. Для противодействия в воздушной сфере - средства радиотехнических войск и зенитных ракетных войск ВВС, ВМФ и Сухопутных войск. Для противодействия средствам, атакующим через космическое пространство, - информационно-разведывательные средства системы предупреждения о ракетном нападении и огневые средства системы стратегической противоракетной обороны. Для ведения информационно-разведывательных действий в космическом пространстве - средства системы контроля космического пространства. Поэтому, оставив в стороне звонкие и не всем понятные фразы "воздушно-космическая оборона", "средства воздушно-космического нападения", перейдя в практическую плоскость деятельности, мы оказываемся перед проблемой соответствия находящихся на вооружении комплексов и систем современному уровню противников, им противостоящих. Иными словами, вопрос в модернизации имеющихся средств вооруженной борьбы и создании образцов с улучшенными тактико-техническими характеристиками.

ПОГРАНИЧНЫЙ СЛОЙ

Мне могут возразить: а как же гиперзвуковые летательные аппараты и пограничный слой? Давайте разберемся, что делать с ними.

В этой связи возникают два закономерных вопроса.

Насколько опасны эти перспективные средства вооруженной борьбы пограничного слоя, как они могут повлиять на ход и исход вооруженного противоборства?

В какой степени требуется интеграция и взаимодействие существующих и перспективных средств защиты, а также необходимы или нет новые средства? Попробуем на них ответить.

В настоящее время среди работ, ведущихся за рубежом, можно выделить ряд направлений создания гиперзвуковых летательных аппаратов. Это - гиперзвуковые самолеты и крылатые ракеты. Кроме того, разрабатываются планирующие боевые блоки для стратегических баллистических ракет, проводятся исследования в области создания орбитальных и воздушно-космических самолетов.

Действительно, направления очень перспективные. Ведь такие средства окажутся способны преодолевать трансконтинентальные расстояния за считаные часы, за несколько десятков минут, т.е. за время, сравнимое со временем полета стратегической баллистической ракеты.

Давайте посмотрим, а справедливо ли сведение этих перспективных средств в единый класс?

Гиперзвуковые самолеты и крылатые ракеты будут обладать скоростью не выше 1,5-3,5 км/с (М = 4-10) и высотой полета до 60 км.

Маневрирующие (планирующие) боевые блоки для стратегических баллистических ракет, имея скорость обычных ББ 5-7 км/с (М=15-20), естественно, станут отличаться от них особенностью своего полета - движение по баллистическим траекториям вблизи верхней границы атмосферы и использование аэродинамического качества с целью защитного маневрирования для преодоления систем стратегической противоракетной обороны.

СКШТ ''Безопасность-2004''. Ракета-носитель ''Молния'' - последние минуты перед очередным, 224 запуском

Орбитальные и воздушно-космические самолеты являются по сути дела новым классом или поколением космических средств. Их полет происходит в основном в космическом пространстве на орбитах искусственных спутников Земли. От традиционных космических средств (ракет космического назначения и космических аппаратов) их отличает не вертикальный старт и спуск по баллистической траектории, а использование в нижних слоях атмосферы аэродинамического качества для взлета и посадки.

Промежуточным этапом к их созданию можно считать американскую программу "Спейс Шаттл" и нашу - "Буран". В этих программах была успешно решена вторая часть задачи - посадка с использованием законов аэродинамики. Осталось решить более сложную - обеспечить возможность не вертикального, а горизонтального взлета.

В результате такого деления мы неизбежно приходим к выводу, что гиперзвуковые самолеты и крылатые ракеты - это оперативно-тактические авиационные средства и объекты противодействия систем противовоздушной и противоракетной обороны на поле боя (театре военных действий);
планирующие боевые блоки - боевое оснащение стратегических баллистических ракет и объект противодействия стратегической противоракетной обороны;
орбитальные и воздушно-космические самолеты - космические средства.

Но здесь надо заметить, что анализ задела ведущих государств мира по ключевым научно-техническим проблемам создания воздушно-космических самолетов и оценка их военно-технических возможностей как средств воздушно-космического нападения по критерию "эффективность-стоимость" показывает, что их развертывание в сколь-нибудь значащих масштабах (сотни или тысячи образцов) до 2020 г. маловероятно с технической и нецелесообразно с военно-экономической точек зрения.

УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Так в чем сегодня и в среднесрочной перспективе состоит угроза Российской Федерации?

Для этого необходимо классифицировать возможных противников РФ по их боевому и оборонно-промышленному потенциалу и определить, какими средствами защиты своего суверенитета и территориальной целостности обладает Россия.

Безусловно, состав вооруженных сил и возможности оборонно-промышленного комплекса США или НАТО превосходят соответствующие возможности Российской Федерации. Кроме того, именно и только они обладают в полной мере всем спектром средств воздушно-космического нападения.

Строить систему воздушно-космической обороны против США и НАТО - занятие крайне затратное. Вряд ли нужно устраивать очередную гонку вооружений, тем более, что в последнее время мы научились жить предсказуемо. Кроме того, в наших взаимоотношениях доктрина ядерного сдерживания, по всей видимости, еще достаточно продолжительное время будет играть решающую роль.

Вероятно, большую угрозу Российской Федерации представляет неконтролируемое расползание ракетных технологий в странах "третьего мира". Где гарантии, что в таких условиях ракетное оружие оперативно-тактического класса не попадет в руки фанатиков или террористов?

Говоря о системе воздушно-космической обороны, обратимся к опыту зарубежных стран.

Необходимость разделения воздушно-космической сферы вооруженного противостояния организационно на две самостоятельные сферы - воздушную и космическую - подтверждается и практическими действиями военного руководства США.

Так, директивой министра обороны Соединенных Штатов в 2002 г. система ПВО Северо-Американского континента НОРАД выведена из оперативного подчинения Объединенного стратегического командования и передана в подчинение Объединенного командования. Все работы в области национальной противоракетной обороны США ведутся только агентством по ПРО, в дальнейшем эксплуатацию и применение новых средств планируется возложить на Объединенное стратегическое командование.

В результате под оперативным руководством Объединенного стратегического командования оказываются стратегические наступательные силы (известная "ядерная триада" - авиационные, морские и наземные носителя стратегического ядерного оружия) и стратегические оборонительные силы - системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе, контроля космического пространства, космические комплексы и системы, а также, в перспективе, средства национальной противоракетной обороны. Причем следует отметить, что областью применения стратегических оборонительных сил является именно космическое пространство.

ВЫВОДЫ

Какой же вывод из всех рассуждений и имеющихся фактов можно сделать?

Он очевиден - настоятельной потребностью сегодняшнего дня является не столько создание полномасштабной системы воздушно-космической обороны (хотя от такой перспективы не следует отказываться), сколько совершенствование систем и средств противовоздушной и стратегической противоракетной обороны (в том числе и в направлении придания им возможностей борьбы с оперативно-тактическими ракетами), а также форм и способов их применения.

Именно поэтому, определяя порядок создания системы воздушно-космической обороны, начальник ГОУ Генерального штаба ВС РФ Александр Рукшин отмечал, что "система воздушно-космической обороны будет создаваться функционально (по задачам), увязывая существующие уже сегодня разновидовые и разнородные группировки сил и средств, объединенные в относительно самостоятельные системы (со своими системами управления): предупреждения о ракетном нападении; контроля космического пространства; противоракетной обороны; противовоздушной обороны; радиоэлектронной борьбы" ("ВКО" № 1 (14).

Очевидно - решение вопроса не в организационном объединении всех этих средств, а в совершенствовании там, где это возможно и необходимо, их взаимодействия, в первую очередь - информационного.

При такой постановке вопроса становятся понятны и задачи, которые необходимо решить Космическим войскам.

В силу участия стратегических систем противоракетной обороны и предупреждения о ракетном нападении как в сдерживающих действиях ядерных сил, так и в системе воздушно-космической обороны направления их развития требуют учета требований обоих этих составляющих оборонного потенциала. Такой учет может быть организован только Генеральным штабом, и это заложено в нормативных правовых и уставных документах.

Важнейшим направлением совершенствования системы стратегической противоракетной обороны следует считать создание для противоракет головной части в новом исполнении. Это позволит обеспечить действенную защиту Московского промышленного района от одиночных (групповых) и "террористических" пусков нестратегических ракет. По мере постановки на боевое дежурство таких противоракет возможно выделение части ресурса системы для целей нестратегической противоракетной обороны. Но в любом случае определение этой части ресурса - прерогатива Генерального штаба.

Основным направлением развития системы предупреждения о ракетном нападении является завершение создания и развертывание сети радиолокационных станций на технологиях высокой заводской готовности, обеспечивающих сплошное периферийное радиолокационное поле.

При этом предусматривается проведение комплекса работ по обеспечению обнаружения перспективными радиолокационными средствами оперативно-тактических и тактических ракет. Причем, хочу подчеркнуть, только ракет.

При таком подходе информационные средства системы предупреждения о ракетном нападении могли бы выступить в роли "дежурных" средств для систем противовоздушной и нестратегической противоракетной обороны, выдавая им предварительные целеуказания.

Этот принцип не нов, по нему построено взаимодействие систем предупреждения о ракетном нападении и стратегической противоракетной обороны.

И последнее. Очевидно, что базисом для объединения разнородных, разновидовых военно-технических систем, обладающих потенциалом борьбы с противником в воздушном и космическом пространствах, может и должна быть только единая автоматизированная система управления Вооруженных Сил. Только такой способ взаимодействия способен обеспечить применение разнородных и разновидовых сил и средств по единому замыслу под руководством Генерального штаба.

Виктор СТАРУХИН
генерал-майор, начальник оперативного управления штаба Космических войск
кандидат военных наук

Опубликовано 1 января в выпуске № 2 от 2004 года

Комментарии
clindamycin-300mg science/]clindamycin hcl 300mg tretinoin club/]tretinoin cream 0 25 buy online stratteraonline bid/]strattera viagra-100mg cricket/]viagra 100 mg genericzoloft cricket/]zoloft albuterolnebulizer trade/]albuterol nebulizer
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?