Оружие

Нестратегическая европейская ПРО

О нестратегической европейской противоракетной обороне (Евро-ПРО) активно заговорили после выступления Президента Российской Федерации В.В.Путина во время его официального визита в Италию в июле 2000 г., когда он признал возможность нанесения ракетных ударов со стороны "стран-изгоев" (Северная Корея, Иран и Ирак). Это заявление стало также как бы конкурирующим предложением России, направленным на противодействие США по развертыванию их национальной ПРО (НПРО) в обход Договора по СНВ 1972 г.

В свое время между Россией и США шли длительные консультации по определению понятия нестратегической ПРО. В итоге на Согласительной комиссии в Женеве 26 сентября 1997 г. было принято следующее положение: "Система ПРО считается нестратегической до тех пор, пока не испытана против целей-мишеней со скоростью полета до 5500 м/с для систем наземного и воздушного базирования и 4500 м/с для систем морского базирования с дальностью полета ракет-целей до 3500 км".

Угроза применения ракетного оружия определяется, главным образом, двумя факторами - межгосударственными противоречиями, приводящими к возникновению очагов напряженности и наличием этого оружия у государств в различных регионах. Особенно остро межгосударственные противоречия проявляются на Ближнем и Среднем Востоке, на юге Центральной Азии и на Корейском полуострове. Существенную угрозу, как показали события сентября 2001 г., представляет и международный терроризм.

Второй фактор - наличие достаточно большого арсенала нестратегических баллистических ракет (НБР) с высокими характеристиками у различных государств. Угроза может исходить, судя по многочисленным заявлениям политических и военных деятелей США, от так называемых "стран-изгоев" - Северной Кореи, Ирана и Ирака. Кроме них НБР имеют и другие государства, общая направленность внешней политики которых мало чем отличается от политики упомянутых государств.

В настоящее время дальность стрельбы (Дmax) лучших НБР не превышает 3000 км. Такими ракетами ("Дунфен-3"), закупленными в Китае, обладает только Саудовская Аравия. Дmax остальных НБР находится в диапазоне от 20 км ("Шахин" - Иран) до 600-700 км ("Скад-С" - Иран, Сирия, Ливия, Северная Корея). К 2005-2010 гг. Иран, Ирак, Северная Корея могут иметь НБР с Дmax до 2100-3500 км. К этой же группе стран можно отнести Ливию и Сирию, которые свою перспективу в развитии ракетных вооружений связывают с закупкой ракет в Северной Корее и Китае. Египет предполагает создать БРСД с Дmax около 1500-2000 км.

Таким образом, применение ракетного оружия возможно с территории стран, как имеющих, так и не имеющих в настоящее время НБР. К этим странам можно отнести, в первую очередь, Алжир, Марокко, Тунис, которые могут иметь свое ракетное оружие или предоставить свою территорию для его размещения.

Какую же угрозу могут нести эти государства странам Европы? Наличие у США и стран НАТО мощных вооруженных сил вряд ли позволит решить конфликт любому государству в свою пользу. В этой связи, использование НБР возможно небольшими группами каждый раз с разных позиций, или в завершающей стадии конфликта в качестве акта возмездия. Нельзя полностью исключить и упреждающих ударов, к которым следует отнести и террористические ракетные удары.

Из таблицы видно, что единственной страной, НБР которой могут в современных условиях достичь территории таких европейских стран, как Россия, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Австрия, Италия, является Саудовская Аравия. Для других европейских государств угроза ракетного удара практически отсутствует.

Что может быть в перспективе? Пока только Индия, Северная Корея и Китай приблизились вплотную к возможности создания ракет средней и большей дальностей, но они озабочены региональными проблемами.

К сожалению авторы в открытой печати не нашли достаточно полной и достоверной информации, необходимой для долгосрочного прогнозирования развития НБР. Поэтому возможные варианты формулируются при значительном уровне неопределенности.

Рассмотрим один из наиболее плохих вариантов. Он сводится к тому, что, во-первых, "страны-изгои" в ближайшие 10-15 лет смогут создать самостоятельно или приобрести НБР с Дmax 3000-3500 км и, во-вторых, НБР появятся на территории таких стран, как Алжир, Ливия, Тунис, Марокко. Тогда возможным ракетным ударам, прежде всего со стороны Ирана и Ирака, могут подвергнуться Россия, Германия, Италия. Реальная ракетная угроза возникнет практически для всех государств Европы. Исключение может составить только Финляндия.

Расстояния между государствами (км)
Потенциальная угроза Северная Корея Иран (Тебриз) Ирак (Мосул) Пакистан (Пешевар) Китай (Кангар) Саудовская Аравия
Потенциальные участники (Чхончжин) (Банана)
Россия 6400 2110 2240 3620 3370 2800
Великобритания 8050 4150 4010 6100 5350 4070
Германия 7950 3100 2980 5080 5150 3290
Италия 8780 2950 2700 5210 5290 2790
Франция 8750 3720 3570 5770 5260 3780
Испания 9700 4310 4070 6590 6570 4110
Финляндия 6800 3090 3160 4610 4330 3620
Норвегия 7450 3480 3530 5250 4290 3930
В настоящее время необходимо было бы с высокой достоверностью выявить возможный характер и масштабы распространения ракетного оружия и угроз ракетных ударов. При этом опираться только на оценки США и их понятия о "странах-изгоях", которые основаны в oбщeм-тo на глобальном апломбе, явно нецелесообразно. Рассмотрим ситуацию с Ираном и Северной Кореей.

Известно, что руководство Ирана придерживается концепции устрашения региональных противников путем создания угрозы нанесения ракетных ударов по крупным городам, сдерживания внерегиональных сил и обеспечения своего доминирования в регионе. Иран, категорически отказывающийся признать режим контроля ракетных технологий, имеет относительно низкий уровень развития научной, экспериментальной и производственной базы. Поэтому успешные разработка и организация серийного производства Ираном ракетного вооружения в значительной степени зависят от иностранной помощи, которую ему оказывают, главным образом, Китай и Северная Корея. Результатом такого сотрудничества может стать поступление на вооружение в 2005-2010 гг. ракет с дальностью действия 1000-2200 км.

Однако, выступая на саммите Движения неприсоединения в 1998 г., президент Ирана Сейед Мохаммад Хатани заявил, что "... вступая в третье тысячелетие Движение может организовать два вида диалога: по линии "Юг-Юг" и по линии "Юг-Север". При этом диалог "Юг-Север", по мнению иранского лидера, должен основываться на "новой философии международных отношений, т.е. плюрализма, равноправия, обеспечения достоинства народов, отрицания господства, а кроме того, в виде дискуссии между цивилизациями и культурами - для достижения большего взаимопонимания и движения в сторону настоящего, всеобъемлющего мира".

Если Иран готов стать посредником в диалоге "Юг-Север" со стороны Юга, то готовность Севера принять такого посредника, очевидно, будет определяться позициями России и США. Отношения США и Ирана, как известно, в настоящее время оставляют желать лучшего. Пришедший к власти в конце 70-х гг. аятолла Хомейни заклеймил США как врага ислама и Ирана. Одновременно Иран подписал ряд торговых отношений с СССР и странами Восточной Европы. Эти действия сильно озадачили США, так как они опасались распространения советского влияния в этом регионе

Вместе с тем, Иран - страна, которая является весьма выгодным экономическим партнером для России. Причем не только в сфере военно-технического сотрудничества, но и в отраслях гражданской промышленности. Подтверждением этого стал также визит президента Ирана Хатани в Россию в марте 2001 г. Более того, в этой стране пристально изучают ситуацию в соседнем Афганистане и готовы взять на себя роль посредника в решении афганской проблемы. Следовательно, у России и Ирана есть общие интересы в обеспечении безопасности в регионе.

Старт ЗУР "Пэтриот" Таким образом, стремление Ирана быть посредником в "диалоге между цивилизациями", потребность в котором, по мнению многих политологов, уже давно назрела, ставит под сомнение рассмотрение его в виде "государства-изгоя", несущего ракетную угрозу Европе.

Работы же по созданию оперативно-тактического ракетного вооружения в Ираке вообще прекращены. В соответствии с Резолюцией № 687 Совета Безопасности ООН под международным контролем ликвидированы все выявленные БР с дальностью действия более 150 км, их пусковые установки и технологическое оборудование. Объекты атомной и ракетостроительной промышленности, испытательные полигоны, НИЦ достаточно жестко инспектируются представителями ООН. При сохранении такого международного контроля, Ирак не сможет не только создавать ракетное вооружение, но и приобрести его у других стран.

Северная Корея пока категорически отказывается признавать режим контроля ракетных технологий. Ее военно-политическое руководство наращивает ракетные программы в расчете повысить политический статус страны в регионе и мире; добиться уступок со стороны США, Японии, Южной Кореи и других стран и снятия торгово-экономических ограничений; обеспечить военно-техническое превосходство над Южной Кореей и улучшить экономическое положение страны за счет прибылей от экспорта ракетных технологий и вооружения в страны третьего мира. Эта страна осуществляет тесное военно-техническое сотрудничество с Ираном, Сирией, Ливией.

Однако опыт международных отношений последних лет свидетельствует о том, что и с Северной Кореей можно договориться о нераспространении ракетно-космических вооружений и ненаращивании ракетных потенциалов. Более того, Северная Корея может пойти даже на некоторое свертывание своих национальных ракетно-космических программ при соответствующих гарантиях ее национальной безопасности. Следовательно, и эта страна при определенных условиях не будет служить потенциальной ракетной угрозой как для Европы, так и для всего мира.

В подтверждение этого вывода следует вспомнить о Декларации, которая была подписана в ходе визита в Россию в августе 2001 г. Генерального секретаря Трудовой партии Кореи главы государства КНДР Ким Чен Ира. В ней подчеркивается, что Договор по ПРО 1972 г. является краеугольным камнем стратегической стабильности и международной безопасности, основой дальнейшего сокращения стратегических вооружений. В ней также написано, что ракетная программа КНДР носит мирный характер и не угрожает странам, уважающим ее суверенитет. А в ходе бесед в узком кругу Ким Чен Ир подтвердил, что Пхеньян намерен придерживаться до 2003 г. объявленного им моратория на запуск БР. Эти заявления практически выбивают почву из-под ног администрации Буша, которая продолжает причислять КНДР к разряду "государств-изгоев", со всеми вытекающими последствиями. Сообщалось, что об итогах переговоров с Ким Чен Иром министр обороны РФ Сергей Иванов немедленно информировал по телефону советника президента Буша по вопросам национальной безопасности Кондализу Райс. Факт сам по себе примечательный и говорящий о многом.

Евгений Сиротинин, доктор технических наук, профессор, генерал-майор запаса
Юрий Подгорных, доктор военных наук, профессор, полковник

Опубликовано 1 января в выпуске № 2 от 2002 года

Комментарии
cleocin mom/]cleocin buy-buspar cricket/]generic for buspar buyretina loan/]can i buy retina buyalbendazole date/]albendazole vpxl win/]vpxl nexium-otc eu/]discount nexium
buy-prednisolone red/]buy prednisolone buytenormin men/]generic tenormin elimite kim/]permethrin cost
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?