Стратегия

Создать полнокровную систему ВКО

Воздушно-космическая безопасность страны стала одной из важнейших составляющих ее национальной безопасности
США и НАТО сейчас и в перспективе считают наземно-воздушно-космическую операцию основным видом начала и последующего ведения войны и без завоевания превосходства в воздухе и космосе не решатся на применение сухопутных войск. Из этого делается неоспоримый вывод: начальный период войн будущего будет состоять из серии массированных воздушно-космических ударов по важнейшим центрам государственного, военного, военно-промышленного значения, группировкам войск противовоздушной обороны, узлам и средствам связи, центрам боевого и административного управления, а также транспортным коммуникациям. Главнейшее значение при этом придается уничтожению в первом же ударе сил и средств ПВО (ВКО) противника.

Однако этот же опыт, особенно во Вьетнаме, показал, что в противоборстве нападающей ударной авиации и грамотно, научно обоснованной и организованной системы ПВО в конечном итоге проигрывают ВВС независимо от результатов частных отдельных воздушно-космических операций. При этом государство-агрессор несет колоссальные убытки от потери исключительно дорогостоящих современных авиационных средств и еще большие, практически невосполнимые – от гибели их экипажей, на обучение и боевую подготовку которых требуются длительное время и огромные материальные затраты.

К примеру, в войне во Вьетнаме в небе ДРВ американцы от огня ЗРВ потеряли 1350 самолетов (без учета беспилотных летательных аппаратов) и 350 американских самолетов сбиты в воздушных боях. Около 70% их экипажей погибли или были взяты в плен. А у вьетнамцев серьезным боевым повреждениям подверглись 56 зенитных ракетных комплексов (ЗРК), причем не все безвозвратно (из 95, доставленных из СССР за весь период войны с 1965 по 1972 г.).

Именно поэтому на смену самолетам – носителям ядерного и другого мощного оружия пришли межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) наземного и морского базирования с дальностью действия свыше 10 тыс. км.

С авиационных же носителей без входа их в зону действия ЗРВ стали запускаться более дешевые крылатые ракеты и управляемые авиабомбы – то есть высокоточное оружие (ВТО) для нанесения ударов по центрам боевого управления, разведывательным комплексам, аэродромам и огневым средствам ПВО противника.

Следует иметь в виду. В США сейчас переоборудованы четыре подводные лодки типа «Огайо» под носители крылатых ракет (каждая по 154 КР). И эта масса ударных высокоточных средств предназначается в первую очередь для уничтожения и снижения боевой эффективности воздушно-космической обороны потенциального противника, его авиационных ударных и оборонительных средств.

Дальнейшие научные исследования и появление более современных, чем были ранее, технологий позволили выводить в ближний и дальний космос мощные искусственные спутники Земли. Мощные не только по габаритам и весу, но и по приборной и энергетической оснастке. Спутники стали широко использоваться в научных и военных целях.

В США идет бурное развитие глобальных воздушно-космических систем, особенно военного назначения: гиперзвуковых КР, воздушно-космических самолетов, ракетопланов, а также и других – в воздушной (ниже 35–40 км) и космической (выше 120–150 км) областях воздушно-космического пространства как единой сферы боевых действий.

Все это в свою очередь потребовало от ведущих государств мира приложения усилий для создания и совершенствования систем обороны государства – противовоздушной и ракетно-космической. И очень важно определить: каждый из видов этой обороны должен самостоятельно, автономно решать боевые задачи в пределах своих технических возможностей или они должны вместе, в комплексе решать единую (и, следовательно, под единым командованием) задачу защиты от ударов из воздушного пространства (из космоса и через космос) территории страны, ее объектов и инфраструктуры.

При этом за базовую основу следует принять, во-первых, то, что любая война имеет начальный период, итоги которого решительно влияют на последующий ход, а во многом и исход войны. Во-вторых, в начальном периоде нападающая сторона массированно применяет главные ударные силы и средства для нанесения наибольшего ущерба обороняющейся стороне (на большую глубину).

Исходя из концепции США, определяющей содержание наземно-воздушно-космической операции, первый удар они будут наносить с разных оперативных направлений одновременно, комплексно (воздушный, космический и через космос), причем массированный, плотный и достаточно протяженный по времени.

Отражение такого удара (а за ним и последующих) может быть эффективным только при совместном боевом применении сил и средств противовоздушной (ПВО) и ракетно-космической обороны (РКО). Причем в реальном масштабе времени, при едином боевом управлении и при единой персональной ответственности за результаты боевых действий.

Это отражение должно осуществляться войсками, расположенными на обширной территории (практически всей страны), в границах установленных для них оперативных направлений, при обязательном перекрытии зон поражения ракетных огневых средств различных типов и предназначения и широкого массированного использования истребительной авиации ПВО как сил первого эшелона и высокоманевренного средства.

В этом случае фланговые и верхние границы зоны боевого воздействия на ударные средства противника составят кривую, близкую к полуокружности. А с учетом глубины и эшелонирования такого воздействия – обширную, весьма близкую к полусферической или полуэллипсоидной поверхность, внутренний объем которой будет представлять собой единую сферу вооруженной борьбы названных выше войск. Или, говоря на языке военной науки, – театр военных действий (ТВД) сил и средств воздушно-космической обороны (ВКО), объединенных с началом войны во фронты ВКО на установленных операционных направлениях.


Подготовка к боевому вылету стратегического бомбардировщика ВВС США В-2 «Спирит»
Фото: US AIR FORCE

Быстрое и интенсивное развитие новых систем вооружения, в частности межконтинентальной и космической ракетной техники, увеличило высоты их действия до сотен километров, а дальности – до тысячи километров. Это потребовало создания принципиально новых средств, а значит, и сил для эффективного оборонительного противодействия.

Это практически оторвало их от ТВД сухопутных войск и зон боевого применения Военно-воздушных сил, прежде всего и главным образом по принципиально иному содержанию и целям выполняемых ими оперативно-стратегических задач. А кроме того, повторим, и по значительному удалению от них на сотни и тысячи километров.

Одним из важнейших условий ведения будущей войны, безусловно, является завоевание господства (превосходства) в воздушно-космическом пространстве. Это утверждение ни сомнениям, ни возражениям не подлежит. Остается лишь установить, кому эти задачи определить и кто их в состоянии решать по силам и возможностям. Рассмотрим этот вопрос теперь уже с позиций того, что воздушно-космическое пространство является самостоятельным театром вооруженной борьбы.

Этот ТВД – реально существующее, колоссальное по размерам пространство объемного характера, в пределах которого имеется множество подлежащих обороне от воздушно-космических ударов наземных государственных объектов. А кроме того, на нем практически стационарно на околоземных орбитах размещены в качестве объектов защиты или поражения космические аппараты. Это пространство (весь его объем) уже сейчас постоянно сканируется в разведывательно-информационных целях расположенными на земле или смонтированными на космических аппаратах (КА) радиолокационными, телеоптическими, инфракрасными, лазерными или иными техническими устройствами.

В определенных пределах оно перекрыто зонами перехвата ударных воздушно-космических средств до запуска с них КР – авиационными ракетными комплексами перехвата (АРКП) ПВО, а также зонами поражения зенитных ракетных, противоракетных, противокосмических огневых комплексов и систем, входящих в состав объединений, соединений и частей родов войск, предназначенных для воздушно-космической обороны государства. Именно это пространство с перечисленным его содержанием является воздушно-космическим ТВД.

Рассмотрим гипотетическое содержание вертикального разреза такого ТВД. Для нанесения ударов на всю глубину противостоящей стороны гипотетический противник потенциально располагает межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР), нестратегическими баллистическими ракетами (НБР), гиперзвуковыми средствами разведки и ударными крылатыми ракетами (ГЗСР и ГЗКР), воздушно-космическими самолетами (ВКС) типа шаттл многоразового применения в качестве носителей разного рода ударных боеприпасов, подводными лодками, оснащенными КР «Томагавк» и др. В зоне действия аэродинамических систем оружия – стратегическими бомбардировщиками (носителями гиперзвуковых средств и крылатых ракет, оснащенных ВТО), самолетами ТА, ПА (носителями КР типа «Томагавк»), БЛА и ложными целями, имитирующими самолеты и другие ЛА для введения противника в заблуждение о составе и действиях ударных групп. В составе авиации имеются самолеты дальнего радиолокационного обзора (ДРЛО), радиоэлектронного подавления (РЭП), воздушные командные пункты (ВКП).

Рассмотрим, каким арсеналом средств обладает обороняющаяся сторона, и оценим, в состоянии ли она парировать массированный, протяженный во времени, осуществляемый во всем диапазоне высот, на всех операционных направлениях удар гипотетического противника.

Начнем со средств разведки и выдачи высшим политическим государственным руководителям и Верховному главнокомандованию информации о намерениях и действиях СВКН противника, а также выдачи боевых данных на КП и огневые средства ПВО и РКО в реальном масштабе времени.

Да, такие средства есть уже сегодня как основные элементы вооружения и техники РТВ, СПРН и СККП, в большинстве случаев размещенные на позициях и несущие непрерывное боевое дежурство. Это радиотехнические комплексы прямого (надгоризонтного) и загоризонтного обзора пространства. Взаимное перекрытие зон обзора и разночастотный характер излучения этих комплексов обеспечивают достаточно высокие живучесть и помехозащищенность как их, так и формируемого ими информационного пространства, в состав которого входят данные, получаемые от радиолокационных разведывательных космических аппаратов (КА) таких, как, например, КА «Фаза» и КА «УС-КМО».

В состав информационного пространства следует включить и данные, получаемые от федеральных средств разведки и контроля воздушного пространства (ФСР и КВП). Радиолокационные средства типа «Контейнер, «Резонанс» и некоторые другие, обеспечивая в полном объеме информацией противосамолетные огневые средства ПВО, зондируют значительную часть ближнего космоса на высотах от 35 до 180 км, что исключительно важно для своевременного обнаружения гиперзвуковых летательных аппаратов различного боевого предназначения, а также применения противником нестратегических баллистических ракет.


Истребитель 5-го поколения ВВС США F-22 «Рэптор»
Фото: US AIR FORCE

В ВВС России на вооружении также состоят самолеты радиолокационного дозора и наведения А-50. Каждый из них позволяет обнаруживать воздушные цели на дальностях более 600 км, управлять наведением на них своих АРКП. Наши самолеты ДРЛО и У могут использоваться как автономно, так и в составе специализированной системы АСУ ПВО в комплексе с другими средствами разведки и управления, выдавать в автоматизированном режиме на командные пункты войск, входящих в состав ВКО, необходимую информацию, в том числе и о боевых действиях своих истребителей-перехватчиков.

Обнаружение старта, характер и направление полета МБР наземного и морского базирования уже в 1980-е гг. осуществлялись средствами системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) типа «Дарьял», обладающей высокой помехозащищенностью и хорошей живучестью.

Однако требования по наращиванию объема боевой информации, особенно первичной, а также потеря в связи с распадом СССР ряда радиолокационных центров, оказавшихся на территории некоторых республик СНГ, привели к необходимости сопряжения информационных каналов СПРН и системы контроля космического пространства (СККП). Эта задача успешно решена путем разработки новых алгоритмов по объединению информационных источников, работающих в различных системах координат.

Такое сопряжение в полной мере отвечало требованиям автоматизированного боевого управления огневыми комплексами ПРО и ПКО, объединенными в единый род войск – Войска ракетно-космической обороны. Когда же в 1980-х гг. США увеличили число КА на орбитах с высотами 20–40 тыс. км, то есть вне зоны видимости имеющихся тогда радиолокационных средств, обеспечивающих работу центра ККП, были созданы специальные радиолокационные, оптикоэлектронные и лазерные средства разведки объектов в космическом пространстве на всех высотах, вплоть до стационарных орбит.

Станции «Дарьял» были доработаны и дополнительно развернуты комплексы «Крона» и «Окно». В результате проведенных работ система ККП стала вновь обеспечивать контроль значительной части стационарных и высокоорбитальных КА, сопровождение особо важных космических объектов с необходимой точностью, оценку угрозы нападения из космоса, в космосе и через космос, безопасность полета своих космических аппаратов.

Решение этих задач повысило роль Войск ПВО, РКО и в целом ВКО в сдерживании ракетно-ядерной и широкомасштабной войн, обеспечило поддержание военно-стратегического паритета РФ с одной стороны и США – с другой. Это исключительно важное дополнение к наличию РВСН – главного гаранта такого паритета в мирное время.

Кроме средств разведки и формирования обширного объема боевой информации, имеется определенный арсенал огневых средств: зенитных ракетных, противоракетных и противокосмических комплексов и систем, а также авиационных ракетных комплексов перехвата – АРКП.

Непрерывное развитие и наращивание СВКН потребовало принятия на вооружение Войск ПВО истребителей (АРКП) последнего, четвертого поколения. К ним относятся семейства самолетов МиГ-31 и Су-27.

Дальний истребитель-перехватчик МиГ-31 с помехоустойчивой бортовой РЛС в сочетании с современной ЭВМ и новыми ракетами фактически является многоканальной системой оружия.

Одноместный АРКП Су-27, высокоманевренный, с большим диапазоном боевых высот, до предельно малых, также многоканальная система оружия.

Оба этих АРКП имеют потенциал повышения многоканальности, помехозащищенности, дальности обнаружения, захвата целей и пуска ракет, расширения диапазона решаемых боевых задач. Все это делает их непременной важнейшей составляющей общего комплекса вооружения сил и средств воздушно-космической обороны.

В зенитных ракетных войсках на данном этапе на вооружении состоят ЗРС-300 и в 2007 г. на боевое дежурство заступила ЗРС С-400 с более высокими боевыми характеристиками. Главные из них – многоканальность боевой работы по целям различных типов и высокая помехозащищенность. То есть они в состоянии вести стрельбу сразу по нескольким целям без переноса огня в условиях интенсивных помех. При построении боевых порядков этих ЗРС с перекрытием зон поражения достигается возможность сосредоточения огня двух, а в ряде случаев и большего количества комплексов по наиболее важным целям. Повышается их живучесть за счет самоприкрытия и взаимоприкрытия при борьбе со средствами воздушного нападения, предназначенными для уничтожения сил и средств ПВО в ходе главным образом первых массированных авиационно-ракетных ударов. Кроме того, эти ЗРС обладают возможностями ведения борьбы как с аэродинамическими ЛА (самолетами и БЛА) в атмосфере, так и с аэробаллистическими и баллистическими боевыми средствами противника в значительной части ближнего космоса. В конструкторских бюро уже имеются серьезные наработки по созданию зенитных ракетных комплексов очередного поколения с более высокими боевыми характеристиками.


Убедительное свидетельство воздушной мощи. На снимке: истребители F-16 «Файтинг Фалкон»
Фото: US AIR FORCE

В состоящую на вооружении систему противоракетной обороны А-135 заложены большие потенциальные возможности (как по технологии, так и по техническим решениям). Это позволяет не только содержать ее длительное время на вооружении, но и модернизировать, обеспечивая опережение по отношению к боевым характеристикам СВКН США. И это притом что для системы ПРО имеются серьезные конструкторские наработки по созданию вооружения следующего поколения. Существующая система противоракетной обороны не только обладает эффективными возможностями по прямому предназначению, но может результативно выполнять другие задачи, определяющие ракетно-космическую и противовоздушную оборону страны.

В свою очередь в конструкции зенитных ракетных систем С-300 (а более того – С-400) заложен немалый потенциал ПРО, позволяющий уничтожать ударные средства противника (кроме атмосферы, в стратосфере и в ближнем космосе).

Эти уникальные разработки советской военной науки и конструкторской мысли (проверенные полигонными испытаниями) позволили выработать концепцию единой специализированной автоматизированной системы информационного и огневого взаимодействия сил и средств ПВО и ПРО по отражению внезапных массированных ударов СВКН противника на объекты Москвы и Центрального промышленного района.

В отличие от частей других родов войск ПВО страны части войск РКО решают задачи в боевом цикле (автоматическим способом в строгом соответствии с программно-реализованными алгоритмами систем ПРН, ККП, ПРО и ПКО). Все работы по обеспечению функционирования средств этих систем в боевом цикле лицами боевых расчетов выполняются заблаговременно, до перевода их в боевой режим (а в ходе боевого режима контролируются).

30 марта 1967 г. директива Генерального штаба предписывает: сформировать в составе Войск ПВО страны управления противоракетной и противокосмической обороны, а несколько позже – системы предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Таким образом, в Войсках ПВО страны формируются Войска ракетно-космической обороны.

Фактически состоялось организационно-административное объединение систем ПВО и РКО в рамках единого вида Вооруженных Сил – Войск ПВО страны, а также – и это главное – их функциональное слияние в интересах достижения общей цели стратегических действий по обороне страны от ударов СВКН из воздушного пространства, космоса и через космос.

Планирование ПВО и РКО стало осуществляться единым органом, применение войск (сил) ПВО и РКО в одной системе управления стало по замыслу взаимосвязанным, а ответственность за результаты – единоличной.

Напомним, что Войска ПВО страны и вошедшие в их состав Войска РКО стали решать задачи пресечения ракетного нападения на СССР еще в 1978 г. Причем со всех ракетоопасных направлений, включая самые неожиданные и опасные (пуски ракет с подводных лодок, находящихся в открытом океане, то есть не имея их начальных координат).

Это обеспечивало практически немедленное проведение ответно-встречных ударов требуемой мощности при любом варианте размещения и действий стратегических наступательных сил противника.

Таким образом, уже до 1980-х гг. была создана единая система, в которую входили войска ПВО, ПРН, ККП, ПРО, ПКО, и оставалось только организационно узаконить ее как Войска воздушно-космической обороны страны. К сожалению (прежде всего по субъективным причинам), этого не произошло.

Указом президента РФ № 725 от 16 июля 1997 г. Войска ПВО как вид Вооруженных Сил были ликвидированы. При этом Войска РКО передавались в РВСН, а войска ПВО интегрировались с ВВС РФ. ВВС получили название «объединенных ВВС». В данном конкретном случае форма не соответствовала содержанию и не отражала реального состояния дел.

Причины этого, их появление и сущность требуют отдельного обсуждения. А сейчас рассмотрим некоторые определения понятийного аппарата, определяющие более полное уяснение сути воздушно-космической обороны.

Система воздушно-космической обороны – это совокупность организационно и технически взаимосвязанных сил и средств, обеспечивающих решение задач отражения воздушно-космического нападения противника по единому плану, под единым командованием и единой ответственностью за их результаты.

Под самим термином «воздушно-космическая оборона» необходимо понимать следующее его содержание.

Воздушно-космическая оборона – вид боевых действий с силами и средствами воздушно-космического нападения (СВКН) противника в целях срыва или отражения его ударов по важнейшим объектам государства, группировкам войскам, системам управления и т. д.

Воздушно-космическая оборона страны (объектов) – комплекс мероприятий и ведение боевых действий. Воздушно-космическая оборона страны обеспечивается комплексом политических, экономических, военных, правовых, организационных и иных мер по обеспечению защиты государства от вооруженного нападения противника, действующего на территории Российской Федерации из воздушного пространства, из космоса и через космос.

Они должны ответить на вопросы: кто и как организует разведку, оповещение и информацию о нападении и действиях СВКН противника, кто и как организует управление силами и средствами ВКО? Кто будет его осуществлять и с помощью каких средств? Кто и как определит их облик и требуемый объем, сдаст в разработку, а затем – когда и как получит на вооружение, развернет и освоит? Какая научно-производственная база продолжит традиции советской системы ПВО страны – лучшей в мире? Кто и каким образом восстановит научную базу в области развития ВКО? Кто сумеет отработать боевые и нормативные документы – основу боевого и оперативного применения сил и средств ВКО? Кто возьмет на себя ответственность за состояние ВКО и способность сил и средств ВКО выполнить поставленные боевые задачи и многое другое?

Огрструктура войск должна наиболее полно соответствовать задачам воздушно-космической обороны и общевойсковому характеру борьбы с воздушно-космическим противником, тенденциям ее дальнейшего развития.

В настоящее время, а в перспективе тем более происходит закономерное возрастание зависимости хода и исхода военных действий, в ряде случаев и самой войны, от результатов противоборства в воздушно-космическом пространстве, особенно в начальном периоде войны.

Слияние воздушного пространства и космоса в единую сферу вооруженной борьбы обусловило тесную интеграцию воздушных и космических средств ее ведения (как наступательных, так и оборонительных).

Воздушно-космическая безопасность страны стала де-факто одной из важнейших составляющих ее национальной безопасности. А роль ВКО государства становится первоочередной по времени и важнейшей по последствиям стратегической задачей Вооруженных Сил Российской Федерации.

В условиях изменения главного средства развязывания и ведения войны и объективного смещения центра тяжести вооруженной борьбы с земли в воздушно-космическую сферу требуется адекватное смещение приоритетов в вопросах организации и совершенствования обороны государства. Интеграция воздушного и космического оружия в единый комплекс ударных средств агрессии определяет безусловную необходимость иметь такой же комплекс средств ее отражения.

Из всего сказанного можно сделать ряд выводов, продиктованных, с одной стороны, воздушно-космическим противником, а с другой – необходимостью постоянно быть готовыми к отражению его внезапной агрессии.

1. Воздушно-космическая оборона – важнейший фактор обеспечения стратегической стабильности, сдерживания и предотвращения агрессии, гарант постоянного своевременного обеспечения Верховного главнокомандования информацией о воздушно-космической обстановке для принятия решения на ответные действия.

2. Воздушно-космическая оборона – основная и главная система, способная вести борьбу с СВКН противника (действующего из воздушного пространства, космоса и через космос) по единому замыслу и плану, под единым командованием и с единой личной ответственностью за ее результаты.

3. Государство должно строить самостоятельную систему ВКО для надежного обеспечения охраны воздушных границ, защиты от ударов средств ВКН крупных политических, административных центров, систем управления, коммуникаций, энергетических комплексов и сооружений, группировок войск и других важных объектов, определяющих политические, экономические и военные возможности государства. С непрерывным развитием и совершенствованием сил и средств ВКН возрастают объем и сложности задач ВКО.

4. Система ВКО государства должна создаваться по территориальному принципу, но с централизованным управлением ее силами в масштабе страны, а не отдельных районов (объектов)

5. Система ВКО должна содержаться в состоянии наивысшей боеготовности уже в мирное время, чтобы постоянно быть способной к отражению внезапных ударов воздушно-космического противника (без всякой перестройки как самой системы ВКО, так и ее системы управления). Именно поэтому Войска ВКО (материальная основа системы ВКО) должны быть войсками постоянной боевой готовности.

В этом направлении уже сделаны определенные шаги.

Во-первых, восстановлена Военная академия ВКО им. Маршала Советского Союза Г. К. Жукова в новом качестве, так как она стала академией Войск ВКО. Профессорско-преподавательский состав и учебно-материальная база академии позволяют на научной основе решать задачи качественной подготовки специалистов ВКО и создания системы ВКО страны. Необходимо также в Военной академии Генерального штаба создать кафедру ВКО и научно-исследовательскую лабораторию по проблемам ВКО.

Во-вторых, на базе командования ПВО-ПРО и командования КВ (фундаменте ВКО страны) создать полнокровную систему воздушно-космической обороны, способную решить задачи успешной обороны страны от ударов СВКН противника из воздушного пространства, космоса и через космос.

В-третьих, где изыскать необходимые, значительные средства и материальные ресурсы для создания (воссоздания) и развития системы ВКО страны? Ответ, по моему мнению, должны дать Государственная дума и правительство РФ. Потребные денежные средства и материальные ресурсы необходимо выделять целевым назначением (в ежегодном государственном бюджете). А на перспективу – определить долгосрочной Государственной программой развития ВКО страны на ближайшие пять – десять лет.

Анатолий Иванович ХЮПЕНЕН
генерал-полковник, доктор военных наук, профессор, член президиума Вневедомственного экспертного совета по проблемам ВКО

Опубликовано 3 июня в выпуске № 3 от 2013 года

Комментарии
amoxil host/]amoxil costofcialis link/]cialis buymotilium red/]our site
sildalis space/]sildalis buyallopurinolonline top/]allopurinol price celexa host/]celexa mg allopurinol-300-mg gdn/]allopurinol 300 mg buyretinaonlinenoprescription top/]generic retin-a micro
buyindocin click/]indocin allopurinol300mg link/]allopurinol online purchase tretinoin-cream-0-05 party/]tretinoin cream 0 05 cialiscoupon click/]cialis coupon buyventolin club/]ventolin levitra-20-mg bid/]generic levitra 40 mg tetracyclineantibiotics review/]tetracycline amitriptylinehydrochloride us/]amitriptyline hydrochloride buying-zithromax com/]buying zithromax metforminonline review/]metformin on line diflucan-online trade/]diflucan voltaren-cream bid/]diclofenac furosemide20mgtab site/]furosemide
Производство теплиц предлагает ekotec com ua/ теплицы под ключ Примеры работ можно посмотреть по ссылке - ekotec com ua/portfolio/ ekotec com ua/ Теплицы из поликарбоната нашего производства имеют прочную конструкцию, хорошо показавшую себя в реальных условиях эксплуатации Опыт клиентов измеряется десятилетиями На фото представлена фермерская теплица размером 8х20х4 метра, цена на момент заказать составляла 54 000 грн s020 radikal ru/i717/1611/cc/8257a9a0b1ec png Подробную информацию о теплицах, как заказать спрашивайте по телефону (093)309-08-37 | (096)384-64-65
Производство теплиц реализует ekotec com ua/ фермерские теплицы и дачные теплицы под пленку в Киеве Завод производитель теплиц предлагает не просто продажу но и полный сервис нашей продукции - доставка установка и гарантийное ообслуживание Строительство теплиц - основное направление работы фирмы, нам по силам укомплектовать современную промышленную теплицу прямо на участке очень быстро Нашим клиентам доступна услуга комплектации теплиц необходимой для выращивания автоматикой Заказать теплицу и получить консультацию можно по телефонам: +38(093)309-08-37 | +38(096)384-64-65
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?