Военное строительство

Слова и дела

Требования к уровню готовности Вооруженных Сил России и решаемых ими задач с принятием каждого нового концептуального документа снижались
Вниманию читателей ВКО впервые предлагается аналитический материал, в котором систематизированы изменения взглядов высшего военно-политического руководства государства на характер вызовов и угроз национальной безопасности, предназначение и задачи Вооруженных Сил Российской Федерации

После распада СССР на становление и дальнейшее строительство Вооруженных Сил Российской Федерации существенное влияние оказывала складывающаяся военно-политическая обстановка в мире, экономическая обстановка в стране и возможности поддержания необходимого уровня финансирования нужд обороны, а также корректировка взглядов высшего военно-политического руководства страны на предназначение и задачи Вооруженных Сил.

Все эти факторы нашли своё отражение в соответствующих нормативных документах.

30 июля 1998 г. Президентом Российской Федерации Б. Ельциным были утверждены "Основы (Концепция) государственной политики Российской Федерации по военному строительству на период до 2005 г.". Они отразили (рис.1) принципиальные положения политики Российской Федерации по военному строительству, определили его цель, основные задачи, направления совместной деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, общественных организаций и граждан по обеспечению обороны и безопасности государства военными методами.

Изложенный в "Основах:" комплекс экономических, социально-политических, организационно-технических, собственно военных и других мероприятий военного строительства по коренному количественно-качественному преобразованию военной организации Российской Федерации определил основное содержание военной реформы в период до 2005 г. (справочно: военная организация Российской Федерации включает Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы, которые в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации предназначены для выполнения задач в области обороны страны и безопасности государства военными методами, а также органы управления ими).

При этом было зафиксировано, что ":целью военного строительства: на период до 2005 г. является создание военной организации, соответствующей современным и прогнозируемым геостратегическим, социально-политическим, экономическим и военно-техническим условиям и обеспечивающей эффективное выполнение задач по обеспечению обороны страны, безопасности государства и защиты его интересов при рациональном использовании выделяемых на эти нужды средств и ресурсов (Основы (Концепция) государственной политики Российской Федерации по военному строительству на период до 2005 г., утверждены Президентом РФ (Б.Н. Ельциным) 30 июля 1998 г., Пр-1068, стр. 5-6).

Достижение цели военного строительства, в части касающейся ВС РФ, предполагалось обеспечить выполнением следующих основных задач:

":формированием и последовательной реализацией единой государственной политики Российской Федерации в области обороны страны и безопасности государства;

обеспечением ядерного сдерживания от развязывания ядерной и крупномасштабной обычной войны против России и ее союзников;

созданием сбалансированных по составу сил и средств группировок и систем ракетно-космической и противовоздушной обороны, обеспечивающих своевременное обнаружение воздушно-космического нападения противника, предупреждения о нем Верховного Главного Командования, оповещение органов государственного и военного управления, войск (сил), прикрытие важнейших объектов страны и Вооруженных Сил и отражение ударов средств воздушно-космического нападения;

созданием на каждом из основных стратегических направлений, в прилегающих океанских и морских зонах группировок войск (сил) общего назначения Вооруженных Сил Российской Федерации, способных в составе и состоянии мирного времени совместно с другими войсками, воинскими формированиями и органами выполнять задачи по локализации и нейтрализации вооруженных конфликтов, а также другие задачи в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации;

созданием централизованной системы управления военной организацией, способной без проведения существенных структурных преобразований обеспечить оперативное управление войсками (силами), воинскими формированиями и органами при решении задач как в мирное время при нейтрализации и пресечении внутренних угроз национальной безопасности и в других чрезвычайных ситуациях, так и в угрожаемый период и в военное время".

При этом подчеркивалось, что ":организация обороны страны базируется на принципе сочетания ядерного сдерживания со стратегической мобильностью интегрированных разнородных сил и средств".

Основы (концепция) государственной политики Российской Федерации по военному строительству устанавливали единую систему военно-административного деления территории Российской Федерации на стратегические направления: Северо-Западное - в границах ЛенВО; Западное - в границах МВО; Юго-Западное - в границах СКВО; Центрально-Азиатское - в границах ПУрВО; Сибирское - в границах СибВО; Дальневосточное - в границах ДВО, и требовали ":реализовать территориальный принцип управления межвидовыми группировками войск (сил) общего назначения, а также другими войсками, воинскими формированиями и органами, для чего сформировать на каждом стратегическом направлении на базе управлений военных округов оперативно-стратегические командования для организации решения задач по обеспечению обороны страны".

Также "Основы:" требовали и ":осуществить преобразование структуры Вооруженных Сил Российской Федерации на основе концентрации сил, средств и ресурсов в трех сферах вооруженной борьбы: суша; воздух-космос; море". Предполагалось, что ":последовательная, поэтапная реализация "Основ:" должна была обеспечить создание к 2005 г. эффективной военной организации рационального состава, структуры и численности, обладающей высоким профессионализмом и морально-психологической зрелостью, прочной материально-технической и социальной базой, оснащенной современным вооружением и военной техникой, готовой и способной гарантированно выполнить задачи по обеспечению обороны и безопасности Российской Федерации". Документ был подписан Председателем Правительства Российской Федерации С. Кириенко и секретарем Совета Безопасности Российской Федерации А. Кокошиным.

30 марта 1999 г. в Кремле Президент РФ обратился к Федеральному Собранию РФ с "Посланием "Россия на рубеже эпох (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации)."

Этот документ достаточно полно характеризовал развитие отношений России со всеми странами мира. А для военных людей помогал делать соответствующие выводы.

В нем подчеркивалось, что в мире проявляются серьезные расхождения по методам и формам решения того или иного вопроса. Это нашло, в частности, свое отражение в различии подходов к урегулированию конфликтных ситуаций вокруг Ирака и в Косово. Применение силы, а тем более попрание общепринятых норм международного общежития признавалось опасным и недопустимым. Россия отвергала и осуждала любое одностороннее применение силы в обход Совета Безопасности.

Приоритетным направлением внешней политики России оставались отношения с государствами - участниками Содружества Независимых Государств.

Россия продолжала выступать за ключевую роль ОБСЕ в становлении новой общеевропейской архитектуры безопасности. Югославский кризис еще раз показал обоснованность нашего последовательного неприятия расширения НАТО на Восток. Неприемлемы для России были попытки НАТО подменить собой ООН, ОБСЕ и навязывать силовые решения в Европе и за ее пределами. В обращении было подчеркнуто, что ":от того, как скоро НАТО осознает пагубность силового выбора, сделанного в отношении независимой, никому не угрожающей Югославии, зависит "размораживание" наших отношений с альянсом".

В отношениях России с США подчеркивалось, что ":мы переживаем сегодня непростой этап отношений, кое-кто прямо провоцирует нас на новую конфронтацию. Трагическая ошибка американского руководства в косовском вопросе не должна обернуться затяжным кризисом в российско-американском партнерстве. :приоритетным для нашей и международной безопасности, :является продолжение процесса сокращения стратегических ядерных вооружений. После ратификации Договора СНВ-2 Россия и США смогут приступить к переговорам по еще более низким уровням стратегических вооружений в рамках Договора СНВ-3. При этом будем решительно отводить опасные попытки подорвать Договор по ПРО, что не только разрушило бы глобальную структуру военной стабильности, но и привело бы к неконтролируемому распространению оружия массового уничтожения и средств его доставки. Это тем более опасно, что сегодня в связи с ядерными испытаниями в Индии и Пакистане в центр внимания мирового сообщества, в том числе США и России, выдвинулся ключевой для международного мира вопрос - сохранение режима нераспространения ядерного оружия. Главное сейчас - добиться подписания без каких-либо условий этими странами Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и их скорейшего присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия".

В послании давались и характеристики наших отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Активная политика России в Азии обеспечила полнокровное подключение к многосторонним консультативным механизмам стран Азиатско-Тихоокеанского региона - Россия стала членом форума "Азиатско- тихоокеанское экономическое сотрудничество". Дальнейшее развитие стратегического партнерства с Китаем отвечало как жизненным интересам народов наших стран, так и задачам обеспечения безопасности для Азии и мира в целом. Продолжалось укрепление наших традиционно дружественных связей и взаимовыгодного экономического сотрудничества с Индией.

Как отмечалось, ":на солидную основу были поставлены российско-японские отношения". Не отстраняясь от нерешенных политических проблем, Россия и Япония ставили во главу угла задачи всеобъемлющего конструктивного взаимодействия с прицелом в ХХI век. Важная для нас задача - создание "пояса добрососедства" по периметру наших границ - должна была быть осуществима при взаимной готовности к расширению поля совпадающих интересов с нашими южными соседями, в первую очередь с Ираном, а также Турцией. Россия совместно с другими заинтересованными государствами всемерно содействовала политическому урегулированию в Афганистане в целях обеспечения мира и стабильности в этой стране и регионе в целом. Необходимо было продолжать разблокирование ситуации вокруг Ирака, используя дипломатические усилия для поиска путей исключительно мирного разрешения конфликта и содействия поэтапному выведению Багдада из режима санкций при безусловном выполнении им резолюций Совета Безопасности ООН.

Такова была оценка политической обстановки в мире на март 1999 г.

НОВОЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ, НОВЫЕ ПОДХОДЫ

С наступлением нового тысячелетия сменилась и высшая власть нашего государства.

Уже через 10 дней, 10 января 2000 г. исполняющий обязанности Президентa Российской Федерации В. В. Путин подписал Указ № 24 "О Концепции национальной безопасности Российской Федерации".

Наконец, после кропотливой работы и долгих согласований, увидела свет и новая военная доктрина государства. 21 апреля 2000 г. за № 706 вышел Указ "Об утверждении Военной доктрины Российской Федерации".

Внимательный анализ этих документов показывал, что положение в мире характеризовалось динамичной трансформацией системы международных отношений. После окончания эры биполярной конфронтации возобладали две взаимоисключающие тенденции.

Первая тенденция проявлялась в укреплении экономических и политических позиций значительного числа государств и их интеграционных объединений, в совершенствовании механизмов многостороннего управления международными процессами. При этом все большую роль играли экономические, политические, научно-технические, экологические и информационные факторы.

Вторая тенденция проявлялась через попытки создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном сообществе развитых западных стран при лидерстве США и рассчитанной на односторонние, прежде всего военно-силовые, решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм международного права.

Формирование международных отношений сопровождалось конкуренцией, а также стремлением ряда государств усилить свое влияние на мировую политику, в том числе путем создания оружия массового уничтожения. Значение военно-силовых аспектов в международных отношениях продолжало оставаться существенным (О концепции национальной безопасности РФ, Указ Президента РФ 10.01.2000 № 24, СЗРФ 10.01.00 № 2 ст.170, стр.2).

В этих документах были уточнены факторы, обусловившие основные угрозы в международной сфере. К ним были отнесены:

стремление отдельных государств и межгосударственных объединений принизить роль существующих механизмов обеспечения международной безопасности, прежде всего ООН и ОБСЕ;

опасность ослабления политического, экономического и военного влияния России в мире;

укрепление военно-политических блоков и союзов, прежде всего расширение НАТО на восток;

возможность появления в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и крупных воинских контингентов;

распространение ОМП и средств его доставки;

ослабление интеграционных процессов в СНГ;

возникновение и эскалация конфликтов вблизи государственной границы России и внешних границ государств - участников СНГ;

притязания на территорию Российской Федерации.

Угрозы национальной безопасности Российской Федерации в международной сфере проявлялись в попытках других государств противодействовать укреплению России как одного из центров влияния в многополярном мире, помешать реализации национальных интересов и ослабить ее позиции в Европе, на Ближнем Востоке, в Закавказье, Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Серьезную угрозу национальной безопасности Российской Федерации все больше представлял терроризм.

Усиливались угрозы национальной безопасности Российской Федерации и в информационной сфере. Серьезную опасность представляли собой:

стремление ряда стран к доминированию в мировом информационном пространстве, вытеснению России с внешнего и внутреннего информационного рынка;

разработка рядом государств концепции информационных войн, предусматривающей создание средств опасного воздействия на информационные сферы других стран мира;

нарушение нормального функционирования информационных и телекоммуникационных систем, а также сохранности информационных ресурсов, получение несанкционированного доступа к ним.

Новой Концепцией национальной безопасности России отмечалось, что "возрастают уровень и масштабы угроз в военной сфере". Данная оценка была очень важна для военных специалистов: "Возведенный в ранг стратегической доктрины переход НАТО к практике силовых (военных) действий вне зоны ответственности блока и без санкции Совета Безопасности ООН чреват угрозой дестабилизации всей стратегической обстановки в мире".

Увеличивающийся технологический отрыв ряда ведущих держав и наращивание их возможностей по созданию вооружений и военной техники нового поколения создавали предпосылки качественно нового этапа гонки вооружений, коренного изменения форм и способов ведения военных действий.

Усилению негативных тенденций в военной сфере способствовали затянувшийся процесс реформирования военной организации и оборонного промышленного комплекса Российской Федерации, недостаточное финансирование национальной обороны и несовершенство нормативной правовой базы. В то время это проявлялось в критически низком уровне оперативной и боевой подготовки Вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в недопустимом снижении укомплектованности войск (сил) современным вооружением, военной и специальной техникой, в крайней остроте социальных проблем и приводило к ослаблению военной безопасности Российской Федерации в целом.

В Концепции национальной безопасности РФ конкретизировались задачи ВС РФ: "Важнейшей задачей Российской Федерации является осуществление сдерживания в интересах предотвращения агрессии любого масштаба, в том числе с применением ядерного оружия, против России и ее союзников. Российская Федерация должна обладать ядерными силами, способными гарантированно обеспечить нанесение заданного ущерба любому государству-агрессору или коалиции государств в любых условиях обстановки.

Вооруженные силы Российской Федерации боевым составом мирного времени должны быть способны обеспечить надежную защиту страны от воздушного нападения и решение совместно с другими войсками, воинскими формированиями и органами задач по отражению агрессии в локальной воине (вооруженном конфликте), а также стратегическое развертывание для решения задач в крупномасштабной войне. Вооруженные силы Российской Федерации должны обеспечивать осуществление Российской Федерацией миротворческой деятельности".

Концепцией определялись и принципы применения военной силы для обеспечения национальной безопасности России. Ими были определены:

":применение всех имеющихся в распоряжении Российской Федерации сил и средств, включая ядерное оружие, в случае необходимости отражения вооруженной агрессии, если все другие меры разрешения кризисной ситуации исчерпаны или оказались неэффективными;

применение военной силы внутри страны допускается в строгом соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами в случаях возникновения угрозы жизни граждан, территориальной целостности страны, а также угрозы насильственного изменения конституционного строя" (О концепции национальной безопасности РФ, Указ Президента РФ 10.01.2000 № 24, СЗРФ 10.01.00 № 2 ст.170, стр.12)

Это уже помогало определить конкретный спектр военных угроз России и конкретизировать содержательную часть Военной доктрины Российской Федерации.

Положения новой Военной доктрины опирались на комплексную оценку состояния военно-политической обстановки и стратегический прогноз ее развития, на научно обоснованное определение текущих и перспективных задач, объективных потребностей и реальных возможностей обеспечения военной безопасности Российской Федерации, а также на системный анализ содержания и характера современных войн и вооруженных конфликтов, отечественного и зарубежного опыта военного строительства и военного искусства.

Военная доктрина носила оборонительный характер (Об утверждении Военной доктрины РФ Указ Президента РФ 21.04.2000 № 706, СЗРФ 24.04.00 № 17 ст.1852).

Благодаря позитивным изменениям международной обстановки, проведению Россией активного миролюбивого внешнеполитического курса, поддержанию на достаточном уровне российского военного потенциала, прежде всего потенциала ядерного сдерживания, в период начала 2000-х гг. угроза прямой военной агрессии в традиционных формах против Российской Федерации и ее союзников была снижена.

В Военной доктрине фиксировалось (рис. 2), что "военно-политическая обстановка определяется следующими основными факторами:

снижение опасности развязывания крупномасштабной войны, в том числе ядерной;

формирование и укрепление региональных центров силы;

усиление национального, этнического и религиозного экстремизма;

активизация сепаратизма;

распространение локальных войн и вооруженных конфликтов;

усиление региональной гонки вооружений;

распространение ядерного и других видов оружия массового уничтожения, средств его доставки;

обострение информационного противоборства".

Сохранялись, а в отдельных направлениях усиливались внешние и внутренние угрозы военной безопасности Российской Федерации и ее союзников. Основные внешние угрозы составляли:

территориальные притязания к Российской Федерации;

вмешательства во внутренние дела Российской Федерации;

попытки игнорировать или ущемлять интересы Российской Федерации в разрешении проблем международной безопасности, противодействовать ее укреплению как одного из влиятельных центров многополярного мира;

наличие очагов вооруженных конфликтов, прежде всего вблизи государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников, а также на прилегающих к их территориям морях;

создание и наращивание группировок войск (сил), ведущее к нарушению сложившегося баланса сил, вблизи государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников, а также на прилегающих к их территориям морях;

расширение военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности Российской Федерации;

ввод иностранных войск в нарушение Устава ООН на территории сопредельных с Российской Федерацией и дружественных ей государств;

создание, оснащение и подготовка на территориях других государств вооруженных формирований и групп в целях их переброски для действий на территориях Российской Федерации и ее союзников;

нападения и вооруженные провокации на военные объекты Российской Федерации, расположенные на территориях иностранных государств, а также на объекты и сооружения на государственной границе Российской Федерации, границах ее союзников и в Мировом океане;

действия, направленные на подрыв глобальной и региональной стабильности, в том числе путем воспрепятствования работе российских систем государственного и военного управления, на нарушение функционирования стратегических ядерных сил, систем предупреждения о ракетном нападении, противоракетной обороны, контроля космического пространства и обеспечения их боевой устойчивости, объектов хранения ядерных боеприпасов, атомной энергетики, атомной и химической промышленности, других потенциально опасных объектов;

враждебные, наносящие ущерб военной безопасности Российской федерации и ее союзников информационные (информационно-технические, информационно-психологические) действия;

дискриминация, подавление прав, свобод и законных интересов граждан Российской Федерации в иностранных государствах;

международный терроризм.

Именно поэтому Российская Федерация исходила из необходимости обладать ядерным потенциалом, способным гарантированно обеспечить нанесение заданного ущерба любому агрессору (государству либо коалиции государств) в любых условиях.

При этом ядерное оружие рассматривалось и рассматривается сегодня как фактор сдерживания агрессии, обеспечения военной безопасности России и ее союзников, поддержание международной стабильности и мира.

Российская Федерация оставляла за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия в критических для национальной безопасности Российской Федерации ситуациях.

Наряду с этим, Военная доктрина фиксировала: "Российская Федерация не применит ядерного оружия против государств - участников Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающих ядерным оружием, кроме как в случае нападения на Российскую Федерацию, Вооруженные Силы Российской Федерации или другие войска, ее союзников или на государство, с которым она имеет обязательства в отношении безопасности, не обладающим ядерным оружием, совместно или при наличии союзнических обязательств с государством, обладающим ядерным оружием".

Впервые в концентрированном виде в Военной доктрине государства были определены характер войн и вооруженных конфликтов, дана их классификация (рис. 3, 4), определены цели и задачи ВС РФ (рис. 5-10), основы применения Вооруженных Сил Российской Федерации и других войск.

Статьей 11 Военной доктрины определялись конкретные требования к ВС и их задачи: "Вооруженные Силы Российской Федерации и другие войска должны быть готовы к отражению нападения и нанесению поражения агрессору, ведению активных действий (как оборонительных, так и наступательных) при любом варианте развязывания и ведения войн и вооруженных конфликтов, в условиях массированного применения противником современных и перспективных боевых средств поражения, в том числе оружия массового уничтожения. Одновременно Вооруженные Силы Российской Федерации должны обеспечить осуществление Российской Федерацией миротворческой деятельности как самостоятельно, так и составе международных организаций".

В целом анализ основных тенденций развития современной военно-политической обстановки показывал, что и в ближайшей перспективе она будет характеризоваться нестабильностью и дальнейшим ростом напряженности в отдельных регионах, что в комплексе с внутренними проблемами Российской Федерации непосредственно затрагивало ее военную безопасность.

Многие западные политики считали возможным пренебрегать интересами России. В этой связи нельзя было исключать, что временное снижение экономической и оборонной мощи Российской Федерации могут вызвать у отдельных стран или их коалиций стремление использовать кризисное положение России в своих собственных интересах.

Все значительнее проявлялась тенденция настойчивого стремления США и их ближайших союзников использовать как многонациональные контингенты, так и национальные вооруженные силы для разрешения кризисных ситуаций на территориях суверенных государств без соответствующих санкций Совета Безопасности ООН. Это ярко было продемонстрировано в последствии агрессией многонациональных вооруженных сил во главе с США в Ираке в 2003 г. (проведение операции "Шок и трепет").

Вместе с тем, налаживалась новая система взаимоотношений России с НАТО, что значительно снижало риск втягивания РФ в вооруженную конфронтацию со странами Запада. Однако наличие мощных группировок сил и средств воздушно-космического нападения (СВКН) стран, входящих в НАТО, а также существование ряда нерешенных проблем и противоречий во взаимоотношениях с ними обуславливали сохранение потенциальной опасности возникновения локальных войн и вооруженных конфликтов на ближайшую перспективу на всем постсоветском пространстве. Не исключались и вооруженные конфликты непосредственно на границах России.

Рассматривая более отдаленную перспективу, необходимо было иметь в виду, что развитые государства мира, оценивая темпы истощения природных ресурсов, прогнозировали существенный спад развития экономики уже через пятнадцать - двадцать лет. Именно на эти сроки были ориентированы программы перевооружения их армий. Цель одна - быть в готовности к обострению международной обстановки, к борьбе за перераспределение ресурсов. А так как Россия в полной мере обладает природными запасами, велика вероятность того, что именно она станет объектом крупномасштабной экспансии. Таким образом, крупномасштабные угрозы для военной безопасности России могли стать реальностью. Вооруженные Силы должны быть готовы к их нейтрализации.

Усиливалась и тенденция к возрастанию военно-стратегической роли других ядерных и экономически развитых неядерных государств Азии, Африки и Латинской Америки. Все реальней становилась опасность распространения ракетного и ядерного оружия в так называемых "третьих" странах. Складывалась новая расстановка сил с центрами в Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Азии, при этом ставка на военную мощь неизменно играла определяющую роль. Сохранялась потенциальная опасность втягивания России и ее союзников в военные конфликты различной интенсив

ности, особенно на Юго-Западном и Центрально-Азиатском стратегических направлениях. В перспективе с вступлением в НАТО все новых государств Восточной Европы можно было ожидать последовательного количественного и качественного наращивания вблизи южных границ России и СНГ группировок сил и средств воздушно-космического нападения и их усиления в ходе конфликтов.

В значительной мере возрастала опасность международного терроризма. Особую опасность представляло распространение террористических действий в воздушно-космическую сферу. Как известно, воздушное пространство для террористов уже давно не представляло запретной сферы и использовалось в интересах устрашения все более изощренными способами (11 сентября 2001 г. США). Осуществление террористических атак с использованием баллистических ракет, оснащенных, в том числе, и ядерными боеголовками, считалось возможным пока лишь теоретически. Однако непреодолимых препятствий для доступа террористов к самому совершенному и разрушительному оружию создать невозможно. Поэтому в перспективе нельзя было полностью исключать возможности осуществления террористических актов глобального масштаба с использованием воздушно-космического пространства.

Наращивание военной составляющей в авиационной и космической деятельности основных зарубежных государств, интенсивное развитие в мире средств воздушно-космического нападения и обороны, наряду с радикальным изменением содержания и характера военных действий являлись новыми и наиболее опасными вызовами и угрозами национальной безопасности Российской Федерации в военной сфере.

Проведенные на основе анализа возможных угроз Российской Федерации военными специалистами оценки вариантов воздушно-космической опасности для Российской Федерации раскрывали характер возможных войн и вооруженных конфликтов, а также возможный состав группировок, которым при определенных обстоятельствах придется противостоять ВС России в рассматриваемой перспективе (рис. 11).

Вместе с тем, проводимые мероприятия военной реформы не были эффективны. Принимаемые военно-политическим руководством концептуальные документы и оперативные решения в области военного строительства выполнялись крайне медленно и не в полном объеме. Не было реализовано требование утвержденных 30 июля 1998 г. Президентом Российской Федерации "Основ (концепции) государственной политики Российской Федерации по военному строительству на период до 2005 г." о выделении ассигнований в федеральном бюджете по разделу "Национальная оборона" в объеме не менее 3,5% от валового внутреннего продукта страны.

Система функционирования Вооруженных Сил была разбалансирована. Возник крайне опасный дисбаланс между уровнем военных угроз Российской Федерации, способностью Вооруженных Сил к их парированию и возможностями государства по поддержанию даже минимально достаточного для решения этой задачи потенциала своих Вооруженных Сил.

Начиная с 1992 г., законодательно утвержденные расходы на финансирование Вооруженных Сил не превышали 50% от минимальной потребности. Накопившаяся задолженность государства перед Министерством обороны Российской Федерации на середину 2000 г. уже составляла свыше 57 млрд. руб. и тенденция к улучшению положения не намечалась.

Недостаточное финансирование привело к резкой деформации структуры расходов Министерства обороны. Если в 1985 г. доля содержания войск от общих расходов на Вооруженные Силы составляла около 30%, а 70% направлялось на качественное развитие армии и флота (создание перспективных образцов оружия, закупка, модернизация и ремонт вооружения и военной техники, капитальное строительство), то, начиная с 1997 г., расходы на содержание войск достигли 70%. Другие статьи расходов в эти годы финансировались по остаточному принципу, что фактически предопределило в ближайшем будущем необратимый процесс деградации Вооруженных Сил и их неспособность решать поставленные задачи по обеспечению безопасности государства.

Сложившееся положение с реформированием Вооруженных Сил создавало реальную угрозу национальной безопасности Российской Федерации и требовало принятия комплекса неотложных и жестких мер на длительную перспективу, взаимоувязанных с реальными возможностями Российской Федерации по их обеспечению.

В целях выхода из сложившейся ситуации разрабатываются и в 2003 г. Президентом Российской Федерации утверждаются "Основы государственной политики Российской Федерации по военному строительству на период до 2010 г."

Целью государственной политики государства по военному строительству объявляется построение системы военной безопасности, способной обеспечить эффективную оборону страны и вооруженную защиту жизненно важных интересов Российской Федерации. Были зафиксированы условия, определяющие характер и направленность военного строительства до 2010 г., отмечены социально-экономические условия военного строительства, уточнены задачи военной организации России по обеспечению военной безопасности государства, сформулированы цель, замысел и этапы военного строительства.

В строительстве Вооруженных Сил Российской Федерации приоритетным направлением было определено развитие войск (сил) постоянной готовности, средств и систем разведки, связи и управления, обеспечивающих своевременное выявление и парирование возможных угроз военной безопасности Российской Федерации. Ставилась задача наращивать количество соединений и воинских частей постоянной готовности в Вооруженных Силах Российской Федерации, оптимизировать состав соединений и воинских частей сокращенного состава и кадра и завершить формирование нового облика военной организации Российской Федерации на основе оптимизации войсковых компонентов федеральных органов исполнительной власти, обеспечивающих безопасность государства и общества, и обеспечить рост ее качественных параметров.

Как ни парадоксально, но анализ всех вышеуказанных политических документов, напрямую влияющих на развитие ВС, показывал, что требования к уровню готовности ВС РФ и решаемых ими задач с принятием каждого нового концептуального документа снижался (рис. 12).

Так, в 1993 г. российским Вооруженным Силам ставилась задача: "Стратегические группировки ВС РФ должны создаваться с учетом возможности отражения агрессии локального масштаба на любом потенциально опасном направлении. Успешное же отражение крупномасштабной агрессии должно было обеспечиваться за счет своевременного выдвижения мобильных резервов, маневра сил, отмобилизования и стратегического развертывания" (Основы военной доктрины Российской Федерации, 1993 г.)

В 1998 г. эта задача практически подтверждалась уже для войны и вооруженных конфликтов любого масштаба - ":отражение нападения и нанесение поражения агрессору, ведение активных действий: при любом варианте развязывания и ведения войн и вооруженных конфликтов, в условиях массированного применения противником современных и перспективных боевых средств поражения, в том числе оружия массового уничтожения" (Основы (концепция) государственной политики РФ военному строительству на период до 2005 г., 1998 г.).

В 2003 г. требования к ВС РФ стали еще ниже - ":поддержание боевого потенциала: группировок войск (сил) общего назначения ВС РФ: к отражению агрессии против РФ локального масштаба" (Основы государственной политики РФ по военному строительству на период до 2010 г.).

Таковы были основные условия, существенно влияющие на организационное строительство Вооруженных Сил в рассматриваемый период. В соответствии с требованиями концептуальных документов корректировалась направленность оперативной и боевой подготовки органов военного управления и войск (сил).

Сергей Аркадьевич Волков
кандидат военных наук, старший научный сотрудник, профессор АВН Российской Федерации, полковник

Опубликовано 28 ноября в выпуске № 6 от 2007 года

Комментарии
metformin tech/]metformin buyclomidonline cricket/]clomid buy-prozac kim/]prozac
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?