Военное строительство

Создание ВКО – важнейшая государственная задача

Центр тяжести и основные усилия вооруженной борьбы переносятся в воздушно-космическое пространство
Работа по созданию и становлению ВКО должна стать приоритетной задачей всей системы военного строительства, фиксироваться по отдельной, утвержденной президентом РФ бюджетной статье как важнейшая государственная задача обеспечения надежной обороны страны и национальной безопасности Российской Федерации.

В конце декабря 2010 года в Академии военных наук было проведено научное совещание представителей научных организаций, занимающихся вопросами воздушно-космической обороны, где подведены итоги проведенных исследований и заслушаны выработанные выводы и предложения по организации ВКО. Эти вопросы обсуждались и на общем собрании Академии военных наук 26.03.2011 г.

Несмотря на большой разброс мнений, по основным вопросам удалось прийти к согласованным позициям, исходя из которых представляется возможным сделать следующие выводы и предложения.

Во-первых, совершенно очевидно, что коренным образом изменяется характер вооруженной борьбы. Ее центр тяжести и основные усилия переносятся в воздушно-космическое пространство, которое оказывается все более взаимосвязанным.

Ведущие государства мира главную ставку делают на завоевание господства в воздухе и космосе. В самом начале войны планируется проведение массированных воздушно-космических кампаний, состоящих из целого ряда воздушных операций, с нанесением массированных бомбовых, ракетных и радиоэлектронных ударов, прежде всего по авиации, ракетным войскам и военно-морским силам противника, его системе ПВО, пунктам управления, промышленным, энергетическим и другим важнейшим объектам инфраструктуры, а в последующем – и по основной группировке сухопутных войск.

Авиация и военно-морские силы могут выполнять эти задачи с удаленных районов базирования, а также без предварительного полного сосредоточения на ТВД. Самолеты и корабли ВМС будут доходить лишь до рубежей пуска крылатых ракет. Последние могут поражать цели практически на всей глубине территории противника. Особую угрозу представляет форсированное развитие стратегического (дальнобойного) высокоточного оружия в обычном снаряжении воздушного и морского базирования, которое может быть использовано для поражения объектов стратегических ядерных сил и в самом начале снизить или свести на нет наш потенциал стратегического сдерживания. Продолжаются работы и по созданию ударных космических средств.


Всевысотный обнаружитель (ВВО), придаваемый ЗРС С-400 «Триумф», на полигоне Капустин Яр
Фото: Георгий ДАНИЛОВ

В этих условиях срыв воздушно-космического нападения приобретает первостепенное, решающее значение. Практически от срыва воздушно-космического нападения противника зависят ход и исход войны и судьба страны в целом. Воздушно-космическая оборона становится главной задачей Вооруженных Сил Российской Федерации. Поэтому она должна решаться не только средствами ПВО, ВВС, а с применением сил и средств всех видов ВС.

Во время Великой Отечественной войны, несмотря на наличие войсковой (флотской) ПВО и создание нескольких фронтов ПВО, которые в значительной мере сдерживали ВВС противника, все же 89 процентов самолетов противника было уничтожено нашими ВВС главным образом ударами по аэродромам и силами истребительной авиации и только 11 процентов – средствами ПВО. В наше время активные действия и применение ударных средств приобретают еще большее значение и требуют подключения к решению задач ВКО сил и средств всех видов ВС. (Космических средств, ПРО, ВВС, ВМФ, войсковой, флотской ПВО, РВиА, ВДВ, частей РЭБ и других родов войск).

Во-вторых, масштабы и значимость ВКО, осуществление ее во всех сферах, решение задач с привлечением сил и средств всех видов ВС делают невозможным осуществление задач ВКО в рамках какого-либо одного вида ВС (в том числе ВВС и тем более Космического командования) и требуют централизации управления в масштабе Вооруженных Сил под руководством ВГК и Генштаба ВС РФ. Иначе говоря, возникает необходимость не восстановления или воссоздания отдельного вида ВС – Войск ПВО, как это иногда предлагается, а создания единой системы ВКО, объединения в ее рамках всех сил и средств – ВВС, ПВО, ПРО и ПКО и других средств (схема 1).

Для этого необходимо создание Стратегического командования воздушно-космической обороны в структуре Генерального штаба как органа оперативного управления, призванного обеспечить согласованное боевое применение всех сил и средств, предназначенных для решения задач воздушно-космической обороны.

Основные задачи ВКО сводятся к следующему: постоянная разведка воздушно-космического пространства (можно уже говорить о воздушно-космическом ТВД) и своевременное предупреждение о ракетном и воздушно-космическом нападении, осуществление противоракетной и противокосмической обороны (противоспутниковой борьбы, контроля космического пространства и защиты от удара из космоса), противоракетной (стратегической и нестратегической) и противовоздушной обороны.

Главная задача создаваемого Стратегического командования ВКО – обеспечить централизованное управление ПРО, ПКО и средствами предупреждения о ракетном нападении (СПРН), контроля космического пространства (ККП) во взаимодействии со всеми силами и средствами ВВС и ПВО, несущими боевое дежурство и находящимися в распоряжении оперативно-стратегических командований (военных округов с учетом их новой организации и предназначения).

Как показывает опыт локальных войн и строительства аналогичных систем в ведущих странах, при организации ВКО своей территории система управления должна быть жестко централизована, обеспечивая автоматизированное управление всеми силами и средствами, выполняющими эти задачи, в едином боевом цикле и информационно-управляющем пространстве, где управленческий цикл измеряется секундами.

В настоящее время первоначальная основа для создания ВКО имеется. Это прежде всего Космические войска, на которые возложены задачи по предупреждению о ракетном нападении, противоракетной обороне г. Москвы, противодействию космическим системам и контролю космического пространства, а также силы и средства ПВО в составе ВВС оперативно-стратегических командований (военных округов).

В ходе обсуждения делались предложения о создании главкомата ВКО на базе ГК ВВС. Но при подчинении не только ПРО, ПКО, СПРН, но и всех сил и средств, участвующих в решении задач ПВО, главкому командованию ВВС, возникает чрезмерно громоздкая, трудно управляемая структура и вместе с тем нарушаются оргструктура и только что установленная система ответственности ВВС и стратегических командований на ТВД (военных округов) за решение задач борьбы с воздушно-космическим противником.

А главное – поскольку в наше время воздушно-космическая оборона должна осуществляться с привлечением сил и средств всех видов ВС, полноценное управление ими может проводиться непосредственно ВГК через Генеральный штаб.

По итогам ряда проведенных исследований в случае создания ВКО на базе ВВС, когда вместо централизованного единого управления всеми силами и средствами ВКО дело будет ограничиваться их взаимодействием между собой, эффективность решения задач ПВО снизится на 15–20 процентов, а безопасность пролета своих самолетов – на 30 процентов. Существенно усложнится боевое применение ИА, особенно перспективных авиационных комплексов ВКО, таких, как МАК РОУ (А-100), Т 50. Опыт боевых действий на Ближнем Востоке и ряда проведенных учений показал, что при отсутствии единого централизованного управления потери самолетов от своих ЗРК составляют до 20–25 процентов, а в Египте, например, в 1970– 1973 гг. и больше.

Кроме того, вариант создания стратегического командования ВКО вместо нового отдельного вида ВС является менее затратным в финансовом и материальном отношении, требует в два раза меньше численности личного состава и обеспечивает ее организационное становление в более короткие сроки. И не требует ломки сложившихся структур системы управления ВС.

В-третьих, с учетом изложенных выше соображений Стратегическое командование ВКО целесообразно создавать на базе одного из бывших пунктов управления ПВО и возложить на него следующие основные задачи:

  • планирование и организация под руководством Генштаба ВКО страны, а также взаимодействие всех сил и средств, участвующих в решении задач ВКО, в том числе с союзными государствами;
  • непосредственное управление всеми силами и средствами, несущими боевое дежурство и участвующими в решении задач в системе ВКО.

Одна из важнейших задач стратегического командования ВКО – прикрытие основных промышленных и энергетических объектов, узлов коммуникаций, группировок стратегических ядерных сил, аэродромов, центров управления. Для выполнения этой задачи может совершаться маневр силами и средствами ПВО военных округов, в том числе истребительной авиацией.

При этом четко должен соблюдаться принцип разделения оперативных и административных функций различных командований примерно по такому же методу, как осуществляется управление американским стратегическим командованием стратегическими ядерными силами, а в перспективе – одновременно стратегическими наступательными и оборонительными силами. Например, в США такое командование занимается только боевым управлением силами и средствами, выделенными для боевого дежурства и выполнения боевых задач (схема 2). Оно не занимается вопросами повседневного строительства и подготовки, обеспечения соответствующих войск (сил). Ответственность за эти задачи возложены на министерства (командования) армии, ВВС и ВМС.

Применительно к российским условиям систему управления ВКО целесообразно строить по такому же принципу, как осуществляется Генштабом боевое управление стратегическими ядерными силами. При создании соответствующих сопряженных систем автоматизированного управления всеми силами и средствами представится возможность осуществлять единое централизованное управление Генштабом как стратегическими ядерными силами, так и стратегическими средствами ВКО.

Влияние СК ВКО на силы и средства стратегических командований (военных округов) будет осуществляться путем единого планирования стратегических действий (операций) всех сил и средств, участвующих в ВКО, организации единой системы обнаружения средств воздушно-космического нападения противника, оповещения своих органов управления ВКО, согласованного применения всех сил и средств, привлекаемых для отражения и срыва воздушно-космического нападения противника.

В-четвертых, целесообразно принять отдельную государственную программу развития сил и средств ВКО, которые в настоящее время существенно отстают от сил и средств воздушно-космического нападения противника. Это прежде всего относится к космическим средствам обнаружения, средствам предупреждения о ракетном нападении, ПКО, системе радиолокационного обнаружения (особенно крылатых ракет), возможности которой резко снизились.

Поскольку современные воздушно-космические средства противника могут производить пуски ракет за сотни и тысячи километров до подхода к цели, необходимо создавать космические, авиационные и противовоздушные комплексы и системы, способные перехватывать средства нападения противника на дальних подступах к нашим объектам.

Как уже отмечалось, требуются и новые, более совершенные средства централизованного автоматизированного управления силами и средствами ВКО, новые космические и воздушные пункты разведки, целеуказания и управления типа АВАКС (А-50).

В настоящее время существующая система ПРО способна решать задачу прикрытия важнейших наших объектов в центральном промышленном районе от ограниченного ракетно-ядерного удара в начале войны и выполнять боевые задачи в основном информационными силами и средствами предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и контроля космического пространства (ККП).

Но в случае, если другие страны будут форсировать создание ПРО в важнейших районах мира, надо быть готовыми совершенствовать и соответственно расширять систему ПРО.


Поскольку современные воздушно-космические средства противника могут производить пуски ракет за сотни и тысячи километров до подхода к цели, необходимо создавать космические, авиационные и противовоздушные комплексы и системы, способные перехватывать средства нападения противника на дальних подступах к нашим объектам
Фото: Георгий ДАНИЛОВ

Учитывая, что вся система управления, в том числе средствами воздушно-космического нападения, у потенциально противостоящих стран может быть завязана на космос, главные научно-технологические усилия надо направить на изыскание средств и способов, направленных на обрушение всей космической системы связи и управления. Это не только создаст благоприятные условия для успешного решения задач ВКО, но и нарушит основную базу, на которой строится вся сетецентрическая система управления. С этой целью можно было бы изучить также возможность создания научно-технологического сектора по ВКО в научном центре в Сколкове.

В-пятых, с целью более глубокой проработки предлагаемой концепции организации новой системы ВКО, а в последующем и практической проверки ее жизненности осуществить следующие первоочередные мероприятия:

а) создать в Генштабе оперативную группу специалистов из представителей ГОУ, Главного штаба ВВС, командования космических войск, других органов управления и Военной академии Генштаба для оценки реального состояния имеющихся сил и средств и системы управления и решения предварительных организационных вопросов в соответствии с Концепцией воздушно-космической обороны РФ на период до 2016 года и дальнейшую перспективу (от 2.04.2006 г.);

б) в Генштабе совместно с Главным штабом ВВС и командованием Космических войск провести моделирование системы управления Стратегического командования ВКО. Например, в США для анализа и обоснования вариантов преобразования космического командования США в оперативно-стратегическое командование учеными и военными специалистами были промоделированы и сопоставлены 85 возможных вариантов различных структур и 627 различных предложений;

в) после создания Стратегического командования ВКО предусмотреть проведение командно-штабного учения под руководством Генштаба ВС с участием Верховного главнокомандующего ВС РФ со всеми органами управления ВКО с частичным привлечением войск (сил) авиации и других частей ВКО, а также ученых и специалистов оборонной промышленности. В результате всего этого опыта уточнить задачи и оргструктуру ВКО;

г) при всех обстоятельствах сохранить Военную академию ВКО (г. Тверь) для подготовки специалистов ВКО широкого профиля и воздержаться от ее объединения с Военно-космической академией (в г. Санкт-Петербурге).

Таким образом, в целом воздушно-космическая оборона имеет для Российской Федерации не только стратегическое, но и важное военно-политическое значение. Она становится одним из важнейших факторов обеспечения стратегической стабильности, сдерживания агрессии с применением ядерного и обычного оружия, гарантом своевременного обеспечения президента Российской Федерации – Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации достоверной информацией о воздушно-космической обстановке для принятия соответствующих военно-политических и стратегических решений. В связи с этим и с учетом того, что задачи ВКО должны решаться с участием ряда государственных структур, РАН и промышленностью, включить задачи создания ВКО в Стратегию национальной безопасности и Военную доктрину (при их очередном уточнении).

С учетом всего этого дальнейшая работа по созданию и становлению ВКО должна стать приоритетной задачей всей системы военного строительства, финансироваться по отдельной, утвержденной президентом РФ бюджетной статье как важнейшая государственная задача обеспечения надежной обороны страны и национальной безопасности Российской Федерации.

Махмут ГАРЕЕВ
президент Академии военных наук, генерал армии

Опубликовано 28 мая в выпуске № 3 от 2011 года

Комментарии
buy-wellbutrin trade/]purchase wellbutrin online metformin cricket/]metformin buyvermox loan/]buy vermox buy-phenergan trade/]buy phenergan buy-torsemide eu/]buy torsemide buy-augmentin in net/]buy augmentin online
piller rabatt generisk piller generiskutanresept top/lozol/
alternativ piller lГҐg kostnad piller generiskutanresept top/lisinopril/
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?