Военное строительство

ВКО: идейно-теоретическая база создана

От разговоров о важности и необходимости создания системы воздушно-космической обороны государства пора переходить к практическим действиям
В настоящее время в Министерстве обороны и организациях военно-промышленного комплекса Российской Федерации развернута работа по реализации "Концепции воздушно-космической обороны Российской Федерации" (утвержденной Президентом России 5 апреля 2006 г.). На страницах журнала "ВКО" уже не первый год идет обсуждение этих вопросов руководителями видов и родов войск ВС РФ и представителями промышленности и военной науки. В результате дискуссии идейно-теоретический фундамент под воздушно-космическую оборону государства подведен.

Особое место при рассмотрении идейно-теоретического базиса, безусловно, занимают материалы, помещенные в номерах №№ 2-5 за 2006 гг., № 1-3 за 2007 г. Это, прежде всего, глубокие и содержательные выступления общесистемного характера представителей военного ведомства - начальника Главного штаба ВВС (до середины мая 2007 г.) доктора военных наук генерал-полковника Чельцова Б. Ф. (№ 2 за 2006 г., № 3 за 2007 г.), генерал-лейтенанта Бижева А.М. (№ 4 за 2006 г.), кандидата военных наук полковника Волкова С. А. (№ 4 за 2005 г., № 6 за 2005 г., №№ 1, 2, 3, 4, 5 за 2006 г.), доктора технических наук генерал-майора Ягольникова С. В. (№ 6 за 2005 г., № 5 за 2006 г.), представителей военной академической науки ВА ВКО - доктора военных наук генерал-лейтенанта Барвиненко В. В. (№ 1 за 2007 г.) и кандидата военных наук полковника Криницкого Ю. В. (№1 за 2007г.), ВА ГШ ВС РФ - генералов Волкова А. Д., Цырендоржиева С. Р. (№№ 3,4 - 2004 г.), Козлова А. Н. и полковника Шипачева К. А. (№1 за 2005 г.), независимого военного эксперта Михайлова А. (№ 3 за 2007 г.); материалы руководителей и представителей военной промышленности по комплексному развитию отдельных систем ВКО - академиков Савина А. И. (№ 6 за 2005 г.) и Горшкова Л. И. (№ 3 за 2006 г.), докторов технических наук Меньшикова А. В. (№ 3 за 2004 г.), генерал-лейтенанта запаса Сколотяного А. Н. (№ 3 за 2007г.); материалы анализа и предложения по развитию ВПК докторов технических наук Колганова С. К. (№№ 1, 2, 5 за 2006 г., № 1 и 4 за 2007 г.), Фатеева В. Ф., Суханова С. А., Морозова В. Г. (№ 2, 4 за 2006 г.), Алдошина В. М. (№ 5 за 2006 г.), к.т.н. Леманского Д. А., Новикова Я. В. (№ 1 за 2007 г.).

Этими авторами высказывались обоснованные наукой и практикой выводы и предложения по разным областям создания и развития системы ВКО государства. Глубокое изучение этих материалов при соответствующем интересе читателей, в роли которых желательно бы, чтобы находились и представители высшего военного руководства Министерства обороны и Генерального штаба, во многом способствовали бы поступательному движению в вопросах практического создания системы ВКО России.

Однако анализ практической деятельности руководителей военного ведовства и нашей оборонной промышленности в этом вопросе показывает, что важнейшие аспекты создания ВКО до сих пор остаются без должного рассмотрения.

Прежде всего, это относится к научному обоснованию и определению: форм и способов применения войск (сил) привлекаемых к решению задач ВКО; состава и структуры системы ВКО; задач, состава и структуры соответствующего органа управления для решения задач воздушно-космической обороны; распределение прав и ответственности в вопросах строительства и применения войск и сил, решающих задачи ВКО.

Программное выступление начальника Генерального штаба ВС РФ генерала Балуевского Ю. Н. в ВА ГШ в сентябре 2004 г. при назначении его на должность, а также эксперимент, проводимый с 2006 г. под его руководством по совершенствованию системы управления Вооруженными Силами с созданием региональных командований не дают ответы на эти вопросы.

Ранее, в бытность единого вида ВС - Войск ПВО в СССР и РФ (до 1998 г.), эти вопросы комплексно решались под эгидой 2 ЦНИИ МО (проблем ПВО и ВКО - г. Тверь) совместно с 45 ЦНИИ МО (проблем РКО - г. Москва). Сегодня, завершившиеся исследования при головной роли надвидового НИИ МО, подчиненного заместителю министра обороны РФ по вооружению, этих ответов также не дали.

Анализ полученных результатов свидетельствует, что исследования под руководством этого надвидового НИИ не обеспечили системную увязку технического облика системы ВКО в целом и составляющих ее подсистем, не решили вопросов совместного применения информационных и огневых средств РКО и ПВО при борьбе с перспективными СВКН (ГЗЛА, ПГЧ, ВКС, НБР). Разработанные предложения по интеграции этих средств, созданию комплексов автоматизации в интересах ВКО - не нашли своего должного отражения в Государственной программе вооружения.

Организационное строительство ВКО в этих исследованиях представлено аморфно (дабы угодить интересам всех видов и родов войск ВС) и на практике осуществлено быть не может. И беда даже не в том, что исследования возглавили далеко не специалисты в области ВКО, - ведомственная разобщенность заказывающих органов, НИО Министерства обороны Российской Федерации и организаций промышленности, занимающихся вопросами создания и развития ВКО и входящих в нее систем, отстаивание ими собственных интересов, не позволили качественно и своевременно решить назревшие проблемы.

Начинать же строительство системы ВКО без решения этих проблем означает двигаться в неизвестном направлении, не имея четких ориентиров, ставя с каждым днем все под большую угрозу обеспечение национальной безопасности государства. Вместе с тем, примеров успешного решения столь сложных задач в нашей практике немало.

Такие сложные задачи, подобные созданию ВКО, уже успешно решались нашими предшественниками при разработке отечественного ядерного оружия, освоении космоса и создании комплекса противокосмической обороны.

Так, к примеру, в 1962 г. под руководством академиков Савина А. И. и Челомея В. Н. с обширной кооперацией предприятий-разработчиков космических аппаратов (см. "ВКО" № 3 за 2007 г.) были начаты работы по созданию комплекса "ИС" (истребителя спутников). Уже в августе 1970 г. по целеуказанию ЦККП комплекс ПКО "ИС-М" впервые в мире поразил космический аппарат-мишень.

К нашей гордости следует заметить, что американские ученые смогли это сделать лишь спустя 15 лет. Опыт проведения таких работ показывает, что все они требовали неимоверных организаторских усилий, концентрации всего имеющегося научного потенциала и материальных средств и осуществлялись под руководством специально созданных органов управления, как военного, так и военно-промышленного, чьи действия были четко согласованы.

Сегодня уже хватит говорить о важности воздушно-космической обороны на всех уровнях. Пора уже и что-то делать на практике. В сегодняшнем мире только весьма недалекий человек не осознает в полной мере всей угрозы, нависшей над Россией из-за научно-технического прорыва и бурного развития новейших технологий создания и совершенствования космических комплексов и средств воздушного и воздушно-космического нападения в США.

Планы развития и финансирования этих средств позволяют с очень высокой вероятностью утверждать, что уже через 5-7 лет эти системы и средства объединятся в единый разведывательно-ударный комплекс и будут обладать практически неограниченными возможностями по поражению (подавлению) системы государственного и военного управления и подрыву экономического потенциала любого государства. Времени на раскачку и промедление практического решения вопросов создания системы воздушно-космической обороны у нас уже нет. Это должен осознать каждый.

НЕОБХОДИМЫЕ ПЯТЬ ШАГОВ

Интегральный анализ материалов и предложений, освещенных на страницах журнала "ВКО" (особенно в последние два года), позволяет выработать практические рекомендации высшему военному руководству по порядку создания (корректнее - воссоздания) системы воздушно-космической обороны государства после глобального и гибельного для России ее разрушения, осуществленного по Указу Президента России Бориса Ельцина в 1997 г.

В целях ускорения практического решения задачи воссоздания системы ВКО государства и ее поступательного дальнейшего развития целесообразно (и необходимо) сделать всего пять шагов.

Первый. Начинать не с волюнтаристских решений, подобных Указу 1997 г. № 725, а с науки и опоры на нее. В интересах обеспечения глубокой научной проработки всех технических и оперативных вопросов строительства, развития и комплексного применения войск и сил ПВО и РКО в единой системе воздушно-космической обороны государства провести дальнейшее совершенствование военно-научного комплекса Вооруженных Сил Российской Федерации и объединить под одним руководством все военные НИИ (а их не так уж и много), работающие в области ВКО (как это и было до 1997 г.).

С этой целью бывший 45 ЦНИИ МО (г. Москва), а ныне 1 НИЦ (РКО) 4 ЦНИИ МО (РВСН) без изменения существующей структуры, численности и дислокации уже в этом, в 2007 г., переподчинить 2 ЦНИИ МО РФ (проблем ВКО - г. Тверь, см. "ВКО" № 6 за 2005 г.).

НИЦ ВА войсковой ПВО (г. Смоленск - см. "ВКО" № 3 за 2007г.), в части касающейся, также в полной мере подключить на правах взаимодействия к проведению исследований. Это позволит иметь в Министерстве обороны Российской Федерации одну военно-научную организацию, с возложением на неё всей полноты ответственности за комплексную разработку всех проблем ВКО, обеспечить подготовку и качественное проведение мероприятий по созданию и развитию системы ВКО государства.

Второй. Люди, прежде всего, руководители. Принципиально важно, чтобы организацию и строительство системы ВКО, подготовку и применение войск (сил) привлекаемых к решению задач ВКО, организовывали и возглавляли не общевойсковые командиры, привыкшие планировать и отрабатывать на учениях фронтовые (армейские) операции. Эти задачи должны выполнять талантливые и высоко подготовленные специалисты именно в этой весьма специфической области деятельности, требующей адекватного восприятия динамичного изменения обстановки в трехмерном пространстве и принятия решения в режиме реального времени. Иными словами, профессионалы в области воздушно-космической обороны.

Такие специалисты готовятся десятками лет, неся службу у экранов РЛС, ЗРК и в кабинах истребителей - перехватчиков, на АСУ командных пунктов ПВО и РКО, воспитывая в себе системное восприятие динамичной обстановки, образно представляя все объекты (свои и противника) в едином воздушно-космическом пространстве. Уровень и направленность их профессиональной подготовки должны позволять им планировать и комплексно применять войска (силы) всех видов и родов войск в интересах ВКО.

Учитывая, что развертывание соответствующего учебного процесса и подготовка таких специалистов с высшим военным образованием занимает 2-3 года, необходимо уже сейчас в самые кратчайшие сроки разработать квалификационные требования к специалистам ВКО, ввести новые ВУС по специализации и специальностям ВКО и организовать подготовку соответствующих специалистов. Таким учебным центром (см. "ВКО" № 1 за 2007 г.) может стать ВА ВКО им. Маршала Советского Союза Жукова Г. К. (г. Тверь), имеющая в наличии почти всю необходимую учебно-материальную базу и подготовленный профессорско-преподавательский состав.

Третий. Совершенствование материальной базы создания вооружения ВКО - военно-промышленного комплекса. Целесообразно проанализировать и оптимизировать научно-технические и производственно-технологические возможности предприятий ВПК по разработке и выпуску перспективного вооружения и военной техники ВКО.

В целях обеспечения интеграции научного потенциала и производственных мощностей военно-промышленного комплекса для решения задач создания и развития средств, комплексов и систем ВКО в 2007 г. определить Генерального конструктора и головную организацию промышленности по системе ВКО РФ, создать концерн или объединенную корпорацию ВКО, определить Главных конструкторов и головные организации промышленности по основным системам ВКО. Для координации и выработки согласованных научно-технических решений создать совет генеральных (главных) конструкторов.

Что касается корпорации ВКО, то ее основа уже существует - "Концерн ПВО "Алмаз-Антей". Министерством обороны на конкурсной основе он был определен головным исполнителем ряда важнейших комплексных исследований по тематике ВКО и уже объединяет исследования всех ведущих НИИ и КБ оборонной промышленности, работающих в этой области. Материальных затрат на решение этих вопросов - не надо.

Четвертый. Совершенствование системы заказов вооружения и военной техники и обеспечение прозрачности финансирования разработок систем, комплексов и средств ВКО.

В Министерстве обороны Российской Федерации необходимо создать единый заказывающий орган вооружения, военной и специальной техники ВКО, а в составе Государственной программы вооружения сформировать самостоятельный раздел - "Системы и комплексы воздушно-космической обороны". Систематизация всех научных разработок в области ВКО и концентрация денежных средств под руководством одного заказчика позволит исключить дублирование работ, обеспечить жесткий контроль за проведением исследований в области ВКО и производством серийной техники, прозрачность работ и более рациональное расходование бюджетных средств. Достигнуть это возможно путем уточнения структуры заказывающего органа без увеличения его численности.

Пятый. По важности и необходимости этот шаг может быть приравнен и к первому - создание военного органа управления, обеспечивающего формирование идеологии развития ВКО, строительство и развитие системы ВКО государства, создание комплексов, систем и средств ВКО, всестороннюю подготовку, планирование и применение войск и сил, выполняющих задачи ВКО.

Безусловно, создание воздушно-космической обороны государства возможно только под общим руководством Генерального штаба. Это аксиома, не требующая доказательств. Вместе с тем эта работа требует повседневной кропотливой деятельности. Отсутствие в настоящее время конкретного органа военного управления, наделенного всей полнотой ответственности за строительство, развитие и применение войск и сил, решающих задачи ВКО, уже сегодня является существенным тормозом в реализации основных положений "Концепции ВКО:" и интеграции систем ПВО и РКО.

Этот орган должен направлять усилия заказывающего органа и промышленности по проведению соответствующих исследований и созданию необходимого вооружения, опираясь на свой единый научный центр, организуя и контролируя подготовку соответствующих специалистов, войск и сил, привлекаемых к выполнению задач ВКО в мирное и военное время.

РАЗДЕЛЕНИЯ ОПЕРАТИВНЫХ И АДМИНИСТРАТИВНЫХ ФУНКЦИЙ НЕ ТРЕБУЕТСЯ

В Вооруженных Силах нашего государства исторически сложилось так, что комплексное развитие сил и средств, решающих родственные задачи, осуществляется лишь при непосредственном подчинении их единому начальнику. Ярким примером тому является тот факт, что с момента зарождения и до 1997 г. войска РКО развивались в структуре Войск ПВО комплексно со всеми родами войск ПВО.

Учитывая значимость этого рода войск, его финансирование в общей доле Войск ПВО составляло 47-53%. Успехи в комплексном развитии средств ПВО и РКО были налицо. Уже четырнадцать лет тому назад (сразу после операции "Буря в пустыне", в 1993 г.) именно в Войсках ПВО были на практике подтверждены теоретические основы возможности создания системы ВКО государства. На полигоне Ашулук успешно были решены задачи обнаружения стартов прототипа НБР космическим эшелоном системы ПРН и обеспечена выдача целеуказания на огневые средства системы С-300. Контролировались все старты ракетных средств нападения Ирака при ударах по Израилю и Ирану. Все НБР были обнаружены средствами РКО Войск ПВО и успешно проведены на всех участках траектории полета с расчетом точек падения.

Информация в реальном масштабе времени отображалась на ЦКП Войск ПВО (см. Красковский В. М "Первая линия нашей обороны" - "ВКО" № 3 за 2007 г.). Именно руководство комплексным развитием и строительством Войск ПВО (авиация ПВО, ЗРВ, РТВ, РКО), оперативной, боевой и мобилизационной подготовкой войск позволяло Главному командованию Войск ПВО и быть тем органом военного управления, который готовил, планировал и применял (управлял) всеми силами в стратегической операции ВС по отражению воздушно-космического нападения противника. После вывода войск РКО из состава Войск ПВО все эти достижения военной науки были забыты.

Как показывает анализ выступлений высшего военного руководства в СМИ и практической деятельности военного ведомства, сегодня взят курс на совершенствование системы руководства ВС РФ путем разделения функций административного и оперативного управления в стратегическом и оперативно-стратегическом звене руководства.

Этот подход, характерный для ВС США и ряда стран НАТО, вряд ли в полной мере приемлем для отечественных Вооруженных Сил. О преимуществах и недостатках такого подхода к руководству ВС уже отмечалось на страницах журнала (см. Волков А. Д., Цырендоржиев С. Р. "Документ есть, проблемы остались" ВКО № 3 за 2004 г., Борзов А. С. "Давняя, но так и не решенная проблема" №№ 4,5 за 2005 г., Волков С. А. "После Югославии и Ирака" № 4 за 2005 г., "Войска ПВО накануне раскассации" № 2 за 2006 г., "Цена ошибок и заблуждений" №№ 4,5 за 2006 г.).

Общий вывод всех этих публикаций в основном совпадает с интегральной оценкой научно-исследовательских работ в области управления, проведенных ЦВСИ Генерального штаба ВС РФ в период 1992-2001 гг. Этот вывод сформулирован в комплексной экспресс-НИР "Обоснование возможности и целесообразности разграничения функций административного и оперативного управления Вооруженными Силами Российской Федерации" (2001 г., научный руководитель КНИР - начальник ЦВСИ ГШ ВС РФ генерал-лейтенант Останков В. И., ныне уволен из рядов ВС) и звучит так: "в настоящее время следует отказаться от идеи разграничения функций "оперативного" и "административного" управления как искусственно привнесенной в теорию строительства ВС".

Поскольку научные выводы, проведенные под руководством своего собственного научно-исследовательского органа - ЦВСИ ГШ ВС РФ, высшим военным руководством полностью проигнорированы, позвольте, проводя рассуждения об органе управления ВКО, еще раз напомнить об особенностях приемника Войск ПВО - Главного командования ВВС в новой структуре ВС РФ.

Реализуя принцип разделения функций оперативного и административного руководства в отношении Главного командования ВВС, следует исходить из особенностей его предназначения и места в структуре Вооруженных Сил.

По своему определению, являясь центральным органом военного управления, Главное командование ВВС предназначено для непосредственного руководства Военно-воздушными силами, организации противовоздушной обороны Российской Федерации и ее Вооруженных Сил, защиты государственной границы Российской Федерации в воздушном пространстве и доведения до органов военного управления и войск информации предупреждения о воздушном нападении, а также организации оперативного и боевого применения и всестороннего обеспечения органов военного управления, объединений, соединений, воинских частей, учреждений, военно-учебных заведений, предприятий и организаций ВВС.

При решении возложенных задач Главное командование ВВС взаимодействует с другими центральными органами военного управления Вооруженных Сил Российской Федерации, управлениями военных округов, а также в установленном порядке с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления в пределах своей компетенции.

По вопросам функционирования объединенной системы ПВО государств-участников СНГ Управление главнокомандующего ВВС взаимодействует со Штабом по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ и управлениями командующих войсками ПВО (ПВО и ВВС) вооруженных сил государств-участников СНГ (Литвинов О. "Сегодня и завтра ПВО СНГ" - "ВКО" № 3 за 2004 г.).

Таким образом, Главное командование Военно-воздушных сил тесно интегрирует в себе как административные, так и оперативные функции управления по отношению к подчиненным войскам и силам. При этом функции оперативного управления, главным образом, заключаются в:

организации разработки под руководством Генерального штаба документов плана стратегических действий ВС по отражению воздушно-космического нападения и осуществлении непосредственной подготовки подчиненных войск (сил), участвующих в операции; а с началом и в ходе операции - в уточнении задач непосредственно подчиненным объединениям ВВС, подготовке предложений по уточнению (изменению) плана операции и порядка совместных действий участвующих в операции войск и сил, определении мер по усилению группировок авиации и войск ПВО, контроле и координации выполнения войсками (силами) боевых задач и подготовки к последующим действиям;

планировании применения ВВС в соответствии с директивами Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации, директивами и указаниями Генерального штаба;

организации совместного применения авиации и ПВО, а также координации планирования противовоздушной обороны с участием объединений и соединений других видов Вооруженных Сил и сил ПВО Объединенной системы ПВО государств-участников Содружества Независимых Государств;

организации боевого дежурства по ПВО в масштабе государства, контроле его несения и непрерывного непосредственного руководства дежурными по ПВО силами с ЦКП ВВС в реальном масштабе времени;

организации оперативного, планировании и руководстве тыловым и техническим обеспечением подчиненных войск и сил;

непосредственном управлении деятельностью подчиненных войск и сил в мирное время, поддержании их в необходимой степени боевой готовности в мирное и военное время, формировании и подготовке резервов (резервных формирований);

организации взаимодействия с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления.

Главным командованием ВВС также планируется и осуществляется оперативная, боевая и мобилизационная подготовка органов управления и подчиненных войск и сил, решаются общие вопросы организации комплексной подготовки частей авиации и ПВО, в том числе в зонах (районах) ПВО, организуется проведение оперативно-стратегических исследований по обоснованию направлений строительства подчиненных войск и их развития, определения наиболее рациональных форм и способов их применения в операциях, организации управления ими.

В рамках выполнения функций административного управления Главное командование ВВС осуществляет:

разработку и реализацию планов строительства и развития вида Вооруженных Сил, оперативную и боевую подготовку войск;

проведение единой технической политики по вопросам создания и совершенствования вооружения и военной техники ВВС;

подготовку предложений по капитальному строительству и оперативному оборудованию территории в интересах ВВС;

комплектование подчиненных объединений, соединений и воинских частей личным составом, техническое, тыловое и морально-психологическое обеспечение подчиненных войск и сил;

подготовку и расстановку кадров ВВС, отбор кандидатов в Вузы, подготовку и накопление в запасе военно-обученных резервов, подготовку соединений и частей резерва;

сотрудничество по вопросам ПВО с государствами, входящими в состав Объединенной системы ПВО СНГ;

расквартирование войск, строительство, эксплуатацию и ремонт объектов инфраструктуры, обеспечение квартирным довольствием воинских частей и многое другое.

Таким образом, анализ решаемых задач показывает, что Главное командование Военно-воздушных сил органично сочетает в себе и административные и оперативные функции управления по отношению к подчиненным войскам и силам.

Главные командования других видов и командования родов войск ВС РФ такими функциями по отношению к подчиненным войскам не обладают. Они никогда не планировали и не применяли свои войска одновременно по единому замыслу и плану на территории всего государства (Главное командование СВ) или в акватории всех морей и океанов (Главное командование ВМФ).

ВОЗМОЖНЫ ВАРИАНТЫ

Безусловно, реализуя важнейший принцип строительства ВС - соответствие структуры органов управления формам применения войск, в перспективной структуре ВС РФ должен быть и орган управления ВС в стратегической воздушно-космической операции.

Но что это должен быть за орган военного управления? Здесь возможны варианты, которые подлежат всестороннему и военному и экономическому анализу.

В существующей структуре Генерального штаба ВС РФ для планирования применения войск и сил в данной форме стратегических действий ВС в силу особенностей структуры Генерального штаба и его задач сегодня нет ни подготовленного к планированию такой операции оперативного состава, ни слаженного органа управления, ни соответствующего пункта управления.

Для создания такой структуры в главном органе с функциями оперативного руководства войсками - Генеральном штабе, потребуется:

проведение очередных организационно-штатных мероприятий с наиболее подготовленным оперативным составом ЦОВУ, что неизбежно повлечет за собой значительную потерю высоко подготовленных генералов и офицеров;

значительное время (по опыту ВВС - 3-4 года) на слаживание данного органа стратегического руководства войсками;

значительные финансовые средства на создание соответствующего пункта управления, оснащения его необходимыми КСА, АСУ и средствами связи.

Как вариант, создание Командования ВКО в роли самостоятельного органа военного управления возможно на базе Главного командования Военно-воздушных сил и командования Космических войск.

Однако, учитывая, что стратегическая воздушно-космическая операция (СВКО) по сути своей является совместной операцией группировок видов и родов войск ВС РФ, планирование применения участвующих в ней войск, сил и средств Командование ВКО будет осуществлять совместно с представителями других органов военного управления, в том числе и региональных командований ВС.

Что касается непосредственного управления войсками и силами в операции, то при ведении операции Командование ВКО будет управлять ими только через главнокомандующих (командующих), в подчинении которых находятся войска, силы и средства, так как в непосредственном подчинении этого командования никаких сил нет.

Созданный таким образом орган военного управления не сможет самостоятельно ни качественно спланировать операцию, ни управлять всеми силами и средствами, участвующими в ней. Ему также потребуется и свой пункт управления. Таким образом, такой вариант также не эффективен и мало приемлем.

Есть и третий вариант. Достаточно делегировать часть функций Генерального штаба Главному командованию ВВС, которое уже обладает соответствующим подготовленным органом (главный штаб) и пунктом управления (ЦКП ГК ВВС) для планирования, подготовки и руководства данной стратегической операцией.

Кроме того, именно Главное командование ВВС организует подготовку, разрабатывает предложения на применение и осуществляет руководство силами воздушных армий Верховного Главного командования - 37 ВА ВГК (СН) и 61 ВА ВГК (ВТА).

Силы РТВ ВВС, при централизованном управлении ими со стороны Главного командования ВВС, составляют основу Федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства Российской Федерации, обеспечивая выполнение задач боевого дежурства по ПВО и контроля порядка использования воздушного пространства в мирное время и наращивания системы разведки воздушного противника в военное время.

Именно эти особенности являются определяющими нецелесообразность и фактическую невозможность придания главному командованию ВВС статуса "главного управления" или "департамента": Главное командование ВВС одновременно будет осуществлять как административное руководство объединениями, соединениями и частями ВВС, так и под общим руководством Генерального штаба, как его элемент, - оперативное руководство войсками и силами, участвующими в стратегической воздушно-космической операции.

Таким образом, сохранив Главное командование ВВС в существующем виде и придав ему некоторые дополнительные функции, не требующие никаких материальных затрат, будет завершено создание четкой структуры органов управления при применении Вооруженных Сил в соответствующих формах стратегических действий:

стратегическое развертывание ВС и применение ядерных сил - прерогатива Генерального штаба ВС;

стратегическая воздушно-космическая операция - общее руководство - Генеральный штаб, а разработка планирующих документов и непосредственное управление войсками и силами в операции - Главное командование ВВС;

стратегические операции на континентальных театрах военных действий - общее руководство - Генеральный штаб ВС РФ, а разработка планирующих документов и непосредственное управление войсками и силами в операции - оперативно-стратегические региональные командования.

При этом требование разделения оперативных и административно-хозяйственных функций органов военного управления стратегического и оперативно-стратегического звеньев по руководству войсками (силами) в мирное и военное время, будет реализовано не как бездумное их полное разделение, а как уточнение существующих функций и полное исключение создания каких-либо дополнительных центральных органов военного управления с подобными или дублирующими функциями руководства войсками.

Еще раз подчеркну, никогда за всю свою историю ни Главное командование СВ, ни Главное командование ВМФ оперативными функциями руководства войсками и силами при подготовке и ведении военных действий наделены не были. Эти задачи выполняли фронты и флоты.

И только Главное командование Войск ПВО, а сегодня Главное командование ВВС наделены функциями подготовки и руководства подчиненными войсками при ведении военных действий.

Таким образом "эксперимент по полному разделению функций руководства" опять проводится не над всеми видами ВС и органами военного управления, а, как и в 1980-1986 гг. и в 1997 г. - только над ВВС. Этот "реформенный зуд" кому-то не дает спокойно жить.

Таким образом, рациональное распределение, а не полное разделение функций руководства Вооруженными Силами, на наш взгляд, кстати, совпадающий с научными выводами ЦВСИ Генерального штаба 2001 г., заключается в том, что целесообразно, во-первых, вернуть войска РКО в состав ВВС, и, во-вторых, не создавая каких-либо дополнительных органов управления даже не возложить на Главнокомандующего ВВС, а сохранить за ним свои функции.

Усилить Главное командование ВВС потребуется только представителями войск РКО из состава управления Космических войск. Оперативные функции Командования ВКО способен уже сегодня выполнять боевой расчет Главнокомандующего ВВС, который как раз и предназначен для подготовки и планирования под руководством Генерального штаба стратегической воздушно-космической операции.

Управление же дежурными по противовоздушной обороне войсками и силами вне зависимости от их видовой принадлежности уже осуществляется Центральным КП ВВС. Если войска РКО будут непосредственно подчинены Главнокомандующему ВВС, то и их силами руководство также будет обеспечено. В свое время (до 1997 г.) так оно уже было и предусмотрено в будущем.

С передачей в состав ВВС до 2016 г. РВСН и Космических войск все основные войска, силы и средства, участвующие в СВКО, окажутся в одних руках, и необходимость организовывать взаимодействие между разновидовыми и разнородными силами и средствами отпадет сама собой.

Правда, учитывая некоторые подводные камни, здесь нужна оговорка - если определенные силы, не заинтересованные в обеспечении военной безопасности нашей России в воздушно-космической сфере, не проигнорируют или не будут всячески саботировать реализацию решения, принятого Советом Безопасности России 28 июня 2005 г.

Такой вариант создания органа управления ВКО соответствует замыслу совершенствования управления Вооруженными Силами Российской Федерации (2005 г.), который предполагает не только "разделение", но и "уточнение" функций управления войсками. В данном варианте разделение оперативных и административных функций происходит "внутри" Главного командования ВВС.

Никаких дополнительных полномочий по развитию системы ВКО государства в этом случае даже не потребуется: это будет автоматически предполагаться, так как основные силы ВКО - войска ПВО (в том числе фронтовые комплекты войск ПВО СВ) и войска РКО будут сосредоточены под непосредственным руководством одного военачальника.

Без каких-либо затрат на создание специального органа военного управления в условиях значительного сокращения численности Вооруженных Сил, без поиска дополнительных генеральских должностей в составе Командования ВКО (как самостоятельного ОВУ с оперативными функциями руководства), эта проблема решается добавлением к должности Главнокомандующего ВВС приставки "Командующий воздушно-космической обороной" или "заместитель министра обороны по ВКО".

Главное командование ВВС при этом целесообразно определить основным органом военного управления, ответственным в Министерстве обороны за создание и развитие системы ВКО государства. Остальные органы военного управления должны согласовывать свои предложения, в части касающейся развития войск, сил и средств, привлекаемых к решению задач ВКО, с Главным командованием ВВС.

Такой подход обеспечит качественную реализацию решений Президента России и Совета Безопасности Российской Федерации по совершенствованию структуры управления Вооруженными Силами и созданию ВКО России.

И что самое важное - какой бы вариант развития органов управления ВКО не был принят Генеральным штабом, тот, который в условиях крайней нехватки личного состава и сокращения количества боевых частей будет предполагать увеличение количества управленческих структур и создание дополнительного органа военного управления с родственными или дублирующими функциями, или лишь наделение необходимыми функциями Главнокомандующего ВВС без увеличения численности его аппарата (за исключением передачи специалистов войск РКО), все равно необходимо срочно проводить практическую работу по воссозданию и развитию системы ВКО государства.

И указанные необходимые шаги, как полагают многие военные ученые и ведущие конструктора систем, комплексов и средств ВКО - верный путь решения проблемы.

Дело за организатором и вдохновителем всех наших побед (и поражений) - за Генеральным штабом. От мудрости его руководителей сегодня полностью зависит обеспечение воздушно-космической безопасности нашей России в будущем.


Аркадий Сергеевич Борзов
полковник, кандидат военных наук, профессор Академии военных наук

Опубликовано 5 декабря в выпуске № 5 от 2007 года

Комментарии
diflucan150mg ru/]diflucan 150mg crestor10mg top/]crestor amitriptyline-online top/]generic amitriptyline online cymbaltageneric bid/]our site ampicillinsulbactam webcam/]ampicillin sulbactam
piller utan recept inköp piller generiskutanresept top/aygestin/
piller utan recept piller rabatt generiskutanresept top/zebeta/
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?