Войны и конфликты

Афганская кампания: невостребованный опыт (11)

Состав, состояние и способность афганской армии к ведению самостоятельных боевых действий
Фактически единственной организационной силой, на которую могло опереться афганское руководство (пришедшее к власти после апрельской революции 1978 г.) в своей деятельности по стабилизации обстановки в стране, были вооруженные силы. Однако афганская армия в ходе всей кампании 1979–1989 гг. так и не стала грозной боевой силой, способной решить поставленные временем и обстановкой задачи.

Продолжение.

Начало в «ВКО» № 3 за 2008 г.

Афганская армия организационно состояла из Сухопутных войск, ВВС, ПВО, пограничных войск (виды Вооруженных Сил), территориальных войск, формирований гражданской обороны (на правах видов ВС), специальных войск, тыла армии и военно-учебных заведений.

Афганская армия включала (на момент ввода советских войск):

– армейских корпусов – 3 (1, 2, 3 АК);

– пехотных дивизий – 12 (2, 7, 8, 9, 11, 12, 14, 15, 17, 18, 20, 25 пд);

– бригад – 22, в т. ч.: общевойсковых, танковых, артиллерийских, «коммандос» – 8, ПВО – 1, пограничных – 11, тыла армии – 2;

– полков всех видов и родов войск – 39, в т. ч.: общевойсковых, артиллерийских, «командос», инженерных, связи – 12; ВВС – 8; ПВО – 6; территориальных войск – 11, тыла армии – 2;

– отдельных батальонов (дивизионов), эскадрилий родов и видов войск (специальных войск) и тыла армии, находившихся в центральном подчинении и армейских корпусах – 32;

– военно-учебных заведений по подготовке офицеров различных профилей – 13, в т.ч. 3 военных училища («Харби Пухантун», ВВС и ПВО, техническое), 29-й учебный полк, высшие офицерские курсы «А», курсы изучения новой техники, военный лицей, учебный центр войск связи, учебный полк пограничных войск, школа тыла, два учебных центра, военно-музыкальная школа.

По состоянию на 1 февраля 1986 г. укомплектованность войск составляла:

сухопутных войск личным составом – 101,6 тыс. чел. (60% к штату), в т. ч. офицерами – на 88%; танками – 675 ед. (89%); БМП – 124 ед. (72%); БТР, БРДМ – 930 ед. (50%); орудиями и минометами – более 2,2 тыс. ед. (98%).

ВВС и ПВО личным составом – 19,4 тыс. чел. (72% к штату); самолетами – 226 ед. (88%), в т. ч. боеготовых – 217 (96%); вертолетами – 89 ед. (57%), в т. ч. боеготовых – 62.

Общая численность афганской армии на 1 февраля 1986 г. составляла 141,5 тыс. чел. (60% к штату), наличие вооружения и техники: танков – 763 (70%); БМП – 129 (75%); БТР, БРДМ – 1225 (45%); орудий полевой и реактивной артиллерии, минометов – 2609 (80%); самолетов – 226 (88%); вертолетов – 89 (57%); автомобилей – около 13 тыс. (49%).

Проведение ряда организационно-штатных мероприятий позволило несколько повысить боеспособность афганской армии. Так, все пехотные дивизии были приведены к единой структуре. Расширена сеть подготовки офицеров запаса (при четырех гражданских вузах) и младших специалистов. Изменена дислокация ряда соединений и частей, некоторых пехотных батальонов. Высвобождено от охранных функций ряд боевых подразделений. Это позволило привлекать большее количество войск для боевых действий; улучшить управление частями и подразделениями.

Боевая деятельность армии. Принятыми мерами в 1984-1985 гг. удалось несколько повысить боеспособность афганской армии, ее активность в борьбе с контрреволюцией. В этот период проведены боевые действия в 278 наиболее важных районах Афганистана. Увеличилось количество боевых действий, проведенных афганской армией самостоятельно. Если в 1983 г. их было проведено 58, то в 1984 и 1985 гг. соответственно 83 и 101.

Проведенными боевыми действиями были сорваны планы оппозиции по захвату отдельных районов Афганистана, существенно обострить обстановку и повлиять на проведение политических и социально-экономических мероприятий.

Анализируя боевую деятельность афганской армии в тот период, можно отметить дальнейшее повышение боеспособности ряда афганских соединений и частей по ведению самостоятельных боевых действий. Войсками приобретался положительный опыт действий в тактических воздушных десантах, обходящих и рейдовых отрядах, в преодолении больших по площади заминированных участков местности, в разгроме отрядов и групп мятежников, оказывающих упорное сопротивление на заранее подготовленных позициях (в опорных пунктах) и пытающихся уклониться от прямого столкновения с войсками.


ДАЖЕ В 1986 г. АФГАНСКАЯ АРМИЯ БЫЛА ЕЩЕ НЕ СПОСОБНА ПРОВОДИТЬ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В ШИРОКИХ МАСШТАБАХ И С ВЫСОКОЙ ИНТЕНСИВНОСТЬЮ, КАКИХ ТРЕБОВАЛИ УСЛОВИЯ ОБСТАНОВКИ В АФГАНИСТАНЕ.

Командирами и штабами корпусов, дивизии, бригад и полков были приобретены дополнительные навыки планирования и подготовки боевых действий, управления в ходе боя, организации и поддержания непрерывного взаимодействия между подразделениями и частями различных родов войск, всестороннего обеспечения боя.

Вместе с тем даже в 1986 г. афганская армия была еще не способна проводить боевые действия в широких масштабах и с высокой интенсивностью, каких требовали условия обстановки в Афганистане.

Основными причинами этого являлись:

– низкая укомплектованность соединений и частей личным составом особенно боевых подразделений звена полк-батальон-рота, где она составляла в среднем 25-40% от штатной численности;

– неудовлетворительный призыв и непрекращающееся массовое дезертирство (1,5-2 тыс. чел. ежемесячно) не позволяли существенно повысить укомплектованность армии личным составом и довести ее численность в короткое время хотя бы до 200 тыс. чел.;

– боевые возможности вооружения и боевой техники в полной мере не использовались. Это обусловлено некомплектом в боевых подразделениях младших специалистов (механиков-водителей танков, БМП, БТР, наводчиков оружия), а также невысоким уровнем их профессиональной подготовки;

– низкий общеобразовательный уровень большинства личного состава и многих младших командиров затрудняло военную подготовку специалистов;

– многочисленность небольших гарнизонов расквартирования войск и их разбросанность, отрыв боевых подразделений на охранные функции не позволяли привлекать максимальное количество батальонов от дивизий (полков) для ведения боевых действий (в среднем от дивизии привлекалось 3-5 батальонов из 11 имевшихся по штату);

– слабо велась воспитательная работа по мобилизации личного состава на решительную борьбу с вооруженной оппозицией, формированию у военнослужащих высоких морально-боевых и психологических качеств.

Большинство соединений и частей афганской армии было способно вести самостоятельные боевые действия только при поддержке их советскими подразделениями (авиационными, артиллерийскими, инженерными), а также при наличии в резерве подразделений 40-й армии, которые своим присутствием оказывали стабилизирующее воздействие на весь личный состав афганских частей, участвовавших в боевых действиях.

Таким образом, боеспособность афганской армии была низкой. Это объяснялось рядом причин, главной из которых являлся низкий морально-боевой дух солдат, что порождало дезертирство, а, следовательно, и значительный некомплект, особенно в боевых частях, укомплектованность которых составляла 30-40%.

Призыв молодого пополнения осуществлялся главным образом принудительный порядком – в ходе боевых действий или при проведении специальных операций по призыву в районах, где власть не закреплялась и через незначительное время мятежники возвращались и устанавливали прежний порядок. Причинами дезертирства являлись слабая воспитательная работа, плохие материально-бытовые условия жизни солдат, а также то, что большинство населения страны так и не понимало политику правительства.


Афганистанские бойцы принимают присягу.Впрочем клятвы на верность Родине не мешали им дезертировать в массовом порядке
Фото: Леонид ЯКУТИН

Принудительным методом призывалось 80% пополнения и только 20% поступало через военкоматы. Вопросами призыва партийно-государственные органы не занимались. Не работали в интересах армии и органы МВД, которые были обязаны заниматься вопросами призыва. Офицеры армии отдалялись от личного состава, не вникали в нужды подчиненных.

Большой отрыв личного состава армии для выполнения охранных функций (хотя и было принято решение передать объекты под охрану Царандоя), а также неудовлетворительная боевая подготовка также существенно снижали боеспособность армии.

К моменту смещения X. Амина и перехода руководства страны и партии к Бабраку Кармалю более 90% офицеров-партийцев составляли халькисты. С приходом к власти парчамистского руководства и назначением на пост министра обороны парчамиста М. Рафи многие офицеры-халькисты, ожидая неминуемых расправ и, не будучи уверенными в своем будущем, самоустранились от руководства подчиненными частями и подразделениями.

Их опасения оправдались. Новая волна внутрипартийных разногласий, инициаторами которой на этот раз были парчамисты, захлестнула армию (как и другие институты). Началась парчамизация армии, то есть отстранение с постов халькистов (под предлогом борьбы со сторонниками Xафизуллы Амина) и назначение нa них парчамистов. Нередко последние, освобожденные из тюрем, пытались самовольно сместить халькистов и занять их должности. Активное участие в парчамизации армии принимал и лично Бабрак Кармаль.

Партийно-политическая работа с личным составом армии в первые месяцы второго этапа революции была направлена главным обvразом лишь на разоблачение преступной деятельности Xафизуллы Амина. При этом не уделялось должного внимания разъяснению сущности второго этапа революции, формированию у воинов высоких морально-боевых качеств, воспитанию преданности Родине, разоблачению антинародной направленности исламской пропаганды. В вооруженных силах Афганистана в оценке деятельности офицеров сохранилась традиционная уравниловка. К отличившимся в боях не применялись меры поощрений, а факты трусости, предательства, уклонения от выполнения боевых задач оставались безнаказанными.

Отрицательное влияние на состояние армии оказывала ее раздробленность. Аминовская администрация, пытаясь установить контроль над возможно большей частью территории страны, рассредоточила войска мелкими гарнизонами, охранявшими представителей местной власти в провинциальных и уездных центрах.

В руках правительства не осталось достаточных сил для ведения активных боевых действий. В то же время мелкие гарнизоны плохо снабжались положенными видами довольствия и боеприпасами, не имели поддержки со стороны своих частей, не получали информацию о происходящих в стране событиях. Находясь в отрыве от командования, эти гарнизоны, подвергаясь массированной исламской пропаганде, теряли боеспособность и зачастую в полном составе переходили на сторону мятежников.


В организации боевой учебы афганская армия в значительной степени руководствовалась советским опытом
Фото: Леонид ЯКУТИН

Армия разлагалась. Она имела крайне низкие морально-боевые качества. Чтобы армия могла минимально выполнять возложенные на нее обязанности, необходимо было принимать самые срочные меры.

Советские представители в Кабуле, военные советники всех уровней проделали огромную работу, в результате которой удалось приостановить парчамизацию армии, окончательное изгнание из нее всех халькистов, убедить офицеров-халькистов в перспективности их службы. Это имело определенное положительное значение. Хотя и не было достигнуто единство партийных организаций афганской армии, открытые формы внутрипартийной борьбы были в ней устранены. Сдерживающее влияние на парчамистское руководство оказывала необходимость советоваться с советскими представителями и военными советниками при кадровых перестановках в армии (такая установка была сделана Бабраком Кармалем по настоятельной рекомендации Москвы).

Генеральный секретарь ЦК НДПА Бабрак Кармаль длительное время настороженно относился к вооруженным силам. Ссылаясь на опыт Октябрьской революции в России, он неоднократно предлагал полностью ликвидировать «старую» афганскую армию и вместо нее создать «новую, революционную, маленькую», преданную лично ему (имея в виду то, что вооруженную борьбу с боевыми отрядами и группами оппозиции будут вести части 40-й армии).


БОЛЬШИНСТВО СОЕДИНЕНИЙ И ЧАСТЕЙ АФГАНСКОЙ АРМИИ БЫЛО СПОСОБНО ВЕСТИ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ТОЛЬКО ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ИХ СОВЕТС КИМИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ (АВИАЦИОННЫМИ, АРТИЛЛЕРИЙСКИМИ, ИНЖЕНЕРНЫМИ), А ТАКЖЕ ПРИ НАЛИЧИИ В РЕЗЕРВЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ 40-й АРМИИ, КОТОРЫЕ СВОИМ ПРИСУТСТВИЕМ ОКАЗЫВАЛИ СТАБИЛИЗИРУЮЩЕЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ВЕСЬ ЛИЧНЫЙ СОС ТАВ АФГАНСКИХ ЧАСТЕЙ, УЧАСТВОВАВШИХ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ.

С большим трудом удалось убедить его не предпринимать в отношении вооруженных сил страны в сложных условиях военной обстановки никаких экспериментов, что могло оставить Афганистан вообще без армии.

По настоятельным рекомендациям советских специалистов правительством Афганистана был принят ряд мер по укомплектованности вооруженных сил, их организационному укреплению, борьбе с дезертирством, которое приобрело массовые масштабы.

Большую помощь командованию афганской армии в решении этих вопросов оказывали советские военные специалисты. Их количество с 1980 по 1985 г. постоянно росло в связи с увеличением боевого состава вооруженных сил Афганистана и изменениями оргштатной структуры соединений и частей.

Деятельность советских военных советников сводилась к оказанию помощи министру обороны Афганистана, начальнику Генерального штаба, командирам, штабам и политорганам в создании регулярной армии, способной защитить суверенитет и независимость Афганистана, а также противостоять вооруженным выступлениям оппозиции.


Укомплектовать афганскую армию младшими специалистами стоило немалых трудов
Фото: Леонид ЯКУТИН

Военные советники оказывали содействие в решении всего комплекса вопросов, связанных с жизнью и деятельностью армии: в подготовке командиров, штабов и войск, планировании и организации боевых действий, укомплектовании войск, укреплении воинской дисциплины, борьбе с дезертирством, улучшении материально-бытовых условий войск и т.п. Важное место в работе советников занимала пропаганда советского образа жизни.

Перед всеми советниками ставилась задача неуклонно вести дело к приобретению национальными кадрами самостоятельности. Однако нередко в силу недостаточности опыта советнической деятельности (советниками назначались обычные строевые командиры), слабого знания национального характера и особенностей афганцев, часть советников выходила за рамки очерченных им функций.

Это приводило к подмене советнических обязанностей непосредственным участием в работе на конкретных участках. Такому положению способствовала позиция Москвы, когда за промахи и ошибки афганских командиров отвечали советские советники при них.

«Вы не настойчивы в достижении поставленной цели. Не можете добиться от афганцев точного и четкого выполнения рекомендаций. Ваша часть (соединение) плохо укомплектована. У вас много дезертиров, а мер не принимается». Такие и подобные им обвинения часто раздавались в адрес военных советников со стороны центральных органов в Москве.

Многие советники под влиянием таких обвинений стали напрямую отдавать приказы войскам от имени соответствующих афганских командиров. Это порождало у последних иждивенческие настроения, позволяло сваливать на советников собственные промахи и неудачи.

Некоторые советники и специалисты считали, что проще самому решить задачу, чем научить афганского офицера ее выполнению. Их поощряли при этом высказывания Бабрака Кармаля такого типа: «Мы полностью вам доверяем. Командуйте, если найдете нужным, нашими войсками, как своими».

Несмотря на все недостатки и недоработки, советский военный советнический аппарат в целом успешно справился с поставленными задачами и оказал большую помощь афганцам в деле строительства и укрепления вооруженных сил Афганистана. В республике фактически рождалась новая армия.


В АФГАНСКУЮ АРМИЮ ПРИНУДИТЕЛЬНЫМ МЕТОДОМ ПРИЗЫВАЛОСЬ 80% ПОПОЛНЕНИЯ И ТОЛЬКО 20% ПОСТУПАЛО ЧЕРЕЗ ВОЕНКОМАТЫ. ВОПРОСАМИ ПРИЗЫВА ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОРГАНЫ НЕ ЗАНИМАЛИСЬ. НЕ РАБОТАЛИ В ИНТЕРЕСАХ АРМИИ И ОРГАНЫ МВД, КОТОРЫЕ БЫЛИ ОБЯЗАНЫ ЗАНИМАТЬСЯ ВОПРОСАМИ ПРИЗЫВА. ОФИЦЕРЫ АРМИИ ОТДАЛЯ ЛИСЬ ОТ ЛИЧНОГО СОСТАВА, НЕ ВНИКАЛИ В НУЖДЫ ПОДЧИНЕННЫХ.

Большую помощь в укреплении афганской армии оказали советские войска в Афганистане. Ими периодически устраивались дни советско-афганской боевой дружбы. В эти дни подразделения армии Афганистана посещали советские гарнизоны, где устраивались совместные мероприятия, собрания, практические конференции, концерты художественной самодеятельности, просмотры кинофильмов республик Средней Азии, просто беседы с чаепитием.

Афганские солдаты знакомились с жизнью и бытом советских войск. Наши офицеры и солдаты в свою очередь посещали афганские городки, участвовали в работах по обустройству гарнизонов. Совместно с афганскими солдатами принимали участие в ремонте домов местных жителей вблизи гарнизонов, строили дороги, арыки и т.п. (эта часть деятельности ОК СВ достаточно широко освещалась советскими средствами информации).

Для афганских подразделений проводились показные занятия по боевой подготовке. Советскими офицерами организовывались занятия с афганцами, уделялось большое внимание подготовке афганских офицеров (особенно младшего звена) с помощью и при участии советских командиров. Показные занятия с советскими подразделениями проводились и для высшего военного, партийного и государственного руководства Афганистана. На таких занятиях иногда присутствовали Кармаль и Наджибулла.

Была организована помощь в налаживании боевой службы на сторожевых заставах – в выборе места расположения, инженерного оборудования, организации системы огня и боевого дежурства, приспособления позиций для жизни и быта и т.п.

Позднее, когда советские войска стали участвовать в боевых действиях, осуществлялось обучение афганских военнослужащих практическим действиям непосредственно в бою. Афганские офицеры учились планировать и организовывать боевые действия, работая совместно с советскими командирами на пунктах управления.

Живя и действуя бок о бок с советскими войсками, афганские части, их солдаты и офицеры перенимали опыт Советской Армии в организации повседневной жизни и деятельности войск, боевой учебы, воспитательной работы с личным составом. Особое внимание уделялось обучению организации и ведению боевых действий. Все это имело большое значение для повышения боевых возможностей афганских частей и подразделений, которые стали более успешно вести боевые действия, парировать враждебные акции оппозиции.

Так, если в 1980-1983 гг. афганские части и подразделения большей частью вели боевые действия только совместно с советскими войсками и лишь 25-30% операций (главным образом мелкие) проводили самостоятельно, то уже в 1984-1985 гг. на самостоятельные боевые действия приходилось 60-70%.

Вместе с тем следует признать, что так и не удалось полностью избавить афганскую армию от тяжелых пороков. Она до самого конца совместных с советскими войсками боевых действий была подвержена дезертирству, обладала невысокой устойчивостью, поддавалась исламской пропаганде.

Продолжение следует.

Евгений Григорьевич НИКИТЕНКО
генерал-майор

Опубликовано 26 января в выпуске № 1 от 2010 года

Комментарии
buyamoxil in net/]amoxil
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?