Войны и конфликты

Первая социалистическая (1)

Как Китай пытался наказать Вьетнам и что из этого вышло
В 1979 г. в Юго-Восточной Азии разразился конфликт, который решительно не укладывался в постулаты единственно на тот момент верного марксистско-ленинского учения о войне и армии - впервые в истории в вооруженное противоборство вступили два государства социалистической ориентации - Китай и Вьетнам

Как известно, военная история, сопровождаемая разумной критикой, есть истинная школа воинского искусства. В военной истории нам следует искать источник всей военной науки. Именно здесь мы находим примеры успехов и неудач, по которым можно судить о правильности и ценности принципов стратегии и тактики. Изучение военной истории - самое эффективное средство для обучения военному делу.

Однако в отечественных Вооруженных Силах обнародование неудобных фактов никогда не поощрялось. К своей военной истории у нас относились скорее как к описанию подвигов, нежели чем полю для исследований и выводов. В частности, Россия - единственная в мире страна, в которой история Второй мировой войны практически не изучается. Не изучается (и не задерживается в войсках) у нас и опыт локальных войн. В частности, всего лишь несколько лет потребовалось для того, чтобы богатый и поучительный опыт афганской войны был утрачен практически безвозвратно. Первую чеченскую кампанию российской армии пришлось начинать фактически с нуля.

Лучший способ получить пользу от изучения военной истории заключается в том, чтобы разбирать конкретные ситуации и, насколько это возможно, постараться влезть в шкуру человека, который принимал решения, осознать условия, в которых принималось решение, а затем подумать, каким образом можно было бы его улучшить. В этой плоскости читателям ВКО предлагается ознакомиться с некоторыми нюансами китайско-вьетнамского конфликта 1979 г. (опыт которого у нас практически неизвестен).

КИТАЙ ГОТОВИТСЯ К ВОЙНЕ

В январе 1979 г. вьетнамские войска, вторгшиеся в Камбоджу, свергли находившийся там у власти режим Пол Пота, союзный Китаю. В это же время Вьетнам высылал за пределы страны этнических китайцев, традиционно занимавшихся во Вьетнаме торговлей. В ответ на эти события китайское руководство официально объявило о намерении "преподать Вьетнаму урок". К этому времени Китай заручился поддержкой США. Вьетнам же являлся союзником СССР.

В январе 1979 г. китайское военно-политическое руководство начало непосредственную подготовку к вторжению во Вьетнам. На собственно военные приготовления к будущей войне отводилось более двух месяцев. В этот период произошло резкое усиление разведывательной деятельности НОАК на вьетнамской границе.

Так, если в IV квартале 1978 г. китайцы совершили 150 провокационных актов против своего южного соседа, то за первые 45 дней 1979 г. их количество возросло до 300. На фоне обмена дипломатическими нотами и переговоров пограничных комиссаров к границе с Вьетнамом подтянулись и заняли исходные районы для наступления девять дивизий 14, 41 и 42-го армейских корпусов НОАК.

С войсками попутно (на маршрутах перегруппировки и близлежащих полигонах) проводились полковые и батальонные тактические учения с боевой стрельбой. Причем надо отметить, соединения и части НОАК изначально не предполагали по завершению мероприятий боевой подготовки возвращаться в пункты постоянной дислокации.

В приграничные районы, кроме того, из Чэндуского ВО были переброшены части и соединения 13 и 50-го армейских корпусов. К началу войны ближе к границе перегруппировался и 55-й армейский корпус. Войска приграничных с Вьетнамом военных округов НОАК доукомплектовывались до штатов военного времени (как за счет отмобилизования, так и за счет переброски отдельных частей и подразделений из глубины страны).

За счет хуацяо в приграничной зоне доукомплектовывались и развертывались новые дивизии местных войск. Количество подобных соединений достигло шести единиц. Попутно из хуацяо формировались части и подразделения носильщиков. Это было вызвано тем, что в горно-лесистой местности возможности подразделений подвоза на автомобильных и гусеничных тягачах были существенно ограничены.

Напомним читателям "ВКО", откуда взялись так называемые хуацяо. Заблаговременно планируя военные действия, китайцы за 2-3 года до описываемых событий вывезли из Вьетнама этнических китайцев (хуацяо). В Китае их поместили в специальные военные лагеря и почти два года готовили к войне. Затем хуацяо бросили в первых рядах "народных волн" на вьетнамские минные поля и пулеметно-минометно-артиллерийский огонь.

К началу военных действия было закончено перебазирование авиации из Нанкинского ВО на аэродромы Куньминского и Гуанчжоуского военных округов. Силы Южного флота рассредоточены в ВМБ и пунктах базирования (в т.ч. на о. Хайнань).

В 200-км приграничной зоне было произведено усиление системы ПВО (за счет развертывания новых позиций ЗУРС и РЛП). Построены защищенные пункты управления, узлы и проложены линии связи. Оборудованы стационарные, защищенные от ударов авиации огневые позиции артиллерии.

НОАК напряженно планировала действия наступательного характера.

Однако китайские генералы на всякий случай готовились к любого рода неожиданностям. В приграничной с Вьетнамом полосе фортификационное оборудование местности было осуществлено в полном объеме. Войска закопались, что называется, в "полный профиль". Впоследствии эти предосторожности оказались далеко не лишними.

Китайские военачальники усиленно готовили подчиненные им войска к наступлению в специфических условиях прилегающих к границе с Вьетнамом районов и направлений предстоящих боевых действий. Командиры НОАК не забыли и старую военную истину - бойцы никогда не должны оставаться без дела. Поэтому заранее мобилизованные носильщики (пока не было грузов для транспортировки) постоянно совершенствовали дорожную сеть, строили склады и тренировались подвозить на них запасы вооружения, боеприпасов, продовольствия, ГСМ и других предметов снабжения.

О степени готовности войск в приграничных с СССР и МНР военных округах китайскими руководителями тоже не было забыто. Личный состав соединений и частей был отозван из отпусков и командировок. В частях ПВО дежурство осуществлялось усиленными боевыми расчетами.

В подразделения народного ополчения было выдано стрелковое оружие. Усилена охрана китайско-советской границы. Проводились работы по инженерному дооборудованию приграничных опорных пунктов, в которых было организовано боевое дежурство. Из приграничной полосы частично эвакуировалось местное население.

В целом, если в политическом плане китайцы особо и не скрывали своего намерения наказать Вьетнам, то все практические мероприятия по подготовке к вторжению проводились скрытно (или под видом мероприятий, предназначенных якобы только для демонстрации силы и оказания давления на Вьетнам).

Ближе к началу военных действий в непосредственной близости от границы с СРВ отмечалось многократное проведение учений уже в масштабах корпус-дивизия. С 8 января 1979 г. с лаокайского выступа началась эвакуация гражданского населения.

Принятыми мерами по оперативной маскировке китайскому командованию удалось ввести в заблуждение военно-политическое руководство Вьетнама и Советского Союза относительно сроков нападения и его масштабов.

Для выполнения замысла и задач предстоящей операции по решению Военного совета ЦК КПК в начале февраля был образован Юньнаньский фронт (штаб в Наньнине), в составе войск двух военных округов, а также соединений и частей, переброшенных из глубины страны.

В приграничных с СРВ военных округах Китая была создана ударные группировки войск и Южного флота, в которых насчитывалось: пехотных дивизий - 22, дивизий местных войск - 6, танков и САУ - около 600, орудий полевой артиллерии и минометов - более 4000, боевых самолетов (включая авиацию ВМС) - 520, боевых кораблей и катеров - 211. Словом, китайские военачальники готовились воевать всерьез.

С началом военных действий планировалось ввести в бой только в первом оперативном эшелоне 15 общевойсковых дивизий (полевых - 9, местных - 6). Ждал команды и второй эшелон - 11 дивизий полевых войск.

Для окончательной победы "над уже отдельными полевыми командирами и незаконными вооруженными формированиями" у китайских военачальников имелись и оперативные резервы - 50-й армейский корпус в составе трех дивизий.

41 и 42-й АК имели боевой порядок в один эшелон (в резерве до двух усиленных полков), 14-й АК - в два эшелона (во втором эшелоне - одна дивизия).

Руководство вторжением осуществлялось генеральным штабом НОАК с запасного командного пункта через командный пункт Юньнаньского фронта (Наньнин) и оперативные группы, обеспечивавшие руководство войсками на направлениях главных ударов.

Группировка вьетнамских войск в северной части страны китайцами была вскрыта достаточно точно и оценивалась как десять пехотных дивизий штата мирного времени и две танковые бригады. На топографических картах НОАК нашли свое место и все пятнадцать полков местных войск.

Детально, с точностью, требуемой для артиллерии, у границы определены боевые позиции тринадцати пехотных полков местных войск. Спланировали и рассчитали китайцы и сроки прибытия резервов ГК ВНА в составе 1-го АК. Военачальники НОАК ожидали прибытия в район военных действий трех пехотных дивизий и одной танковой бригады.

В целом общее соотношение сил сторон к началу конфликта было в пользу китайцев и составляло по личному составу - 3:1, по дивизиям - 1,8:1, по танкам и САУ - 7,6:1, по орудиям полевой артиллерии и минометам - 4,5:1, по боевым самолетам - 13:1, по боевым кораблям и катерам - 5,3:1.

При этом соотношение сил на основных направлениях - лангшонском, каобангском и лаокайском составляло по личному составу - 4,8:1, по танкам и САУ - 7:1, по артиллерии - 12:1 в пользу китайцев.

Иными словами, к предстоящим военным действиям китайцы готовились тщательно. Посмотрим, что у них получилось на практике.

ВОЙНА

14 февраля 1979 г. ЦК КПК принял решение о начале вторжения на территорию Вьетнама.

Приказ о переходе границы и начале наступления был доведен до войск 15 февраля. Вторжение фактически началось вечером 16 февраля, когда часть подразделений из состава соединений первого эшелона, имея проводниками хуацяо, в течение ночи просочились через государственную границу на глубину 3-6 км и скрытно вышли в тыл вьетнамских войск, занимавших первый рубеж обороны.

К рассвету 17 февраля все незанятые опорные пункты вьетнамских войск в первой линии обороны были без боя захвачены противником. В связи с этим фактически на несколько часов прекратила свое существование система управления вьетнамских войск.

В период с 3.30 до 5.20 17 февраля разновременно, после 30-35-минутной артиллерийской подготовки (а на лаокайском направлении без артиллерийской подготовки) китайцы более чем на 20 участках китайско-вьетнамской границы вторглись на территорию своего южного соседа.

Переправа передовых подразделений НОАК через пограничный участок р. Красная осуществлялась на бамбуковых плотах. Основная группировка приступила к форсированию с 6.00 17 февраля - по наведенным к тому времени понтонным мостам и оборудованным бродам.

Наиболее активные боевые действия развернулись на лаокайском и лангшонском направлениях, а со второго дня вторжения - на каобангском направлении. К исходу 19 февраля (т.е. за трое суток боевых действий) китайцам удалось продвинуться на отдельных направлениях до 15 км и захватить г. Лаокай.

Ближайшую задачу, однако, китайцам в намеченные сроки выполнить все же не удалось. На лангшонском направлении наступление соединений первого эшелона было приостановлено. Ближайшая задача на этом направлении была выполнена только на восьмые сутки (24.2) после ввода в бой второго эшелона корпуса.

В начале марта китайцам удалось вводом в бой вторых эшелонов и резервов армейских корпусов первого эшелона фронта овладеть провинциальными центрами Каобанг и Лангшон и выйти на основных направлениях на рубеж в 45-50 км от госграницы. Таким образом, дальнейшая задача операции была выполнена лишь частично и только на шестнадцатые сутки военных действий (4.3).

На направлениях вспомогательных ударов китайцам также не удалось сломить сопротивление вьетнамских войск. Так, например, на монгкайском направлении за неделю боевых действий китайские войска продвинулись всего на 2-4 км, а на восьмой день были отброшены на свою территорию. Их повторные атаки были отражены вьетнамскими частями.

По политическим соображениям, с целью придания вторжения характера приграничного вооруженного конфликта, боевые действия НОАК велись только сухопутными войсками.

Китайская авиация с конца января выполняла полеты в зонах дежурства, расположенных у границы с Вьетнамом без нарушения воздушного пространства, совершая до 40 самолето-вылетов в сутки до вторжения и в среднем до 200 самолето-вылетов в сутки в период боевых действий.

Разведывательная авиация вела разведку районов боевых действий и приграничной территории СРВ на глубину до 15 км от линии боевого соприкосновения сторон. Политика, конечно, свою роль сыграла, но ограниченное количество самолето-вылетов (не более 4000 за месяц) больше определялась как качеством вьетнамской ПВО, так и нарастающей вызывающими изумление темпами группировкой советской авиации в Монголии.

Ее надо было хоть чем-то сдерживать. Тут уж было не до полетов над Вьетнамом.

Южный флот Китая находился в готовности к действиям. Его авиация вела разведку в Тонкинском заливе.

Таким образом, и замысел - разгромить противостоящие вьетнамские войска в короткие сроки - осуществить не удалось. Военные действия начали принимать явно затяжной характер. 1 марта Китай предложил Вьетнаму начать переговоры, рассчитывая заставить Ханой пойти на урегулирование разногласий на своих условиях. Но руководители Вьетнама о переговорах и мыслить уже не хотели.

ОСОБЕННОСТИ

Анализ хода вооруженной агрессии позволяет выделить особенности в организации и ведении боевых действий и сделать определенные выводы.

Главный - сухопутные войска Китая применяли разнообразные способы боевых действий и формы маневра. Они в целом отвечали современным на тот период требованиям. В частности, наступление соединений, частей и подразделений велось по направлениям с широким применением обходящих отрядов опорных пунктов. Отход главных сил китайских войск на свою территорию на всех направлениях в целом проводился организованно с проведением соответствовавших боевой обстановке мер обеспечения.

К особенностям ведения боевых действий можно отнести следующее.

В ходе наступления китайские войска не имели сплошного фронта и действовали дивизиями и полками вдоль дорог и троп. При этом для действий непосредственно вдоль основных дорог выделялись ограниченные силы, а основные использовались для захвата прилегающих к дорогам высот. Одновременно широко проводились частные операции по уничтожению остатков войск противника с целью недопущения возникновения в тылу своих войск очагов сопротивления.

Крупные населенные пункты китайские войска обходили, окружали и подвергали сильному артиллерийскому обстрелу, главным образом, частями корпусной и дивизионной артиллерии. На дорогах захватывали узловые пункты и удобные проходы, организовывали оборону и принимали меры к уничтожению или вытеснению окруженных или оставшихся в горах войск ВНА. Основными формами маневра в ходе боевых действий являлись обход, охват с последующим окружением, а также просачивание. В частности, путем охвата китайцами были взяты провинциальные центры Лангшон и Каобанг.

Для совершения обхода и просачивания широко использовались пехотные части и подразделения, прошедшие специальную подготовку для действий в труднодоступной местности. Так, например, в боях за Каобанг пехотный полк 42-го АК вышел по горным дорогам в тыл вьетнамских войск, перерезал шоссейную дорогу, захватил мост через р. Хьем (9 км южнее Каобанг) и обеспечил дальнейшее продвижение своей дивизии.

Характерным примером обхода явилось применение подразделения плавающих танков на лаокайском направлении. Танки прошли по р. Красная более 15 км (от Лаокая до Тхайньен) и вышли в тыл вьетнамских войск.

Основным условием достижения успеха в НОАК считалось создание большого огневого и особенно численного превосходства в личном составе (обычно создавалось 5-6-кратное превосходство над противником в живой силе). При этом китайское командование не считалось с относительно крупными потерями в личном составе (до 2-3 тыс. чел. в сутки). Так, при штурме г. Лангшон китайцы предпринимали до 17 атак в день. Наличие многочисленных и обученных резервов, являющихся базой для формирования новых соединений и восполнения потерь, позволяло китайцам создавать превосходство в живой силе и решать боевые задачи, не считаясь с потерями.

Боевой порядок, как правило, строился многоэшелонным. Рота наступала в цепи на фронте 500 м. Батальон атаковал взводный или ротный опорный пункт, имея в первом эшелоне обычно одну пехотную роту. Многоэшелонное построение батальона позволяло атаковать передний край обороны последовательно через 30-60 минут в одном и том же направлении с одновременным выделением сил для обхода и охвата опорных пунктов с флангов и тыла. Глубина боевых задач определялась глубиной опорных пунктов или районов обороны занимаемых вьетнамскими войсками и составляла: для роты до 1 км, батальона - 2-3 км, полка - до 5 км. Ширина полосы наступления на главных направлениях составляла: пехотной дивизии - до 8 км, пехотного полка - до 2 км.

Темп наступления в первые дни вторжения составлял 1-2 км в сутки, за исключением Каобангского направления, где были централизованно использованы танки с десантом пехоты. В результате чего темп наступления в этом секторе достигал до 15-20 км в сутки.

Для атаки опорных пунктов китайцы всегда стремились к скрытному сближению. Используя скрытые подступы, они приближались к переднему краю обороны на расстояние до 100 м и ближе. Затем, как правило, с рассветом броском атаковали передний край. Атака опорных пунктов проводилась двумя способами.

Первый - непрерывные атаки с фронта с одновременным обходом или охватом опорного пункта с флангов. Обходу и охвату способствовали большие и не прикрытые промежутки между опорными пунктами, которые не прикрывались ни огнем, ни инженерными заграждениями обороняющихся войск. Ввод в бой вторых эшелонов частей осуществлялся с целью наращивания усилий и совершения более глубокого обхода для захвата последующих опорных пунктов.

Второй - внезапная атака с фронта последовательно несколькими ротными цепями (волнами) в одном и том же направлении. Неся большие потери в личном составе (и не достигая при этом успеха), китайцы отказались от этого способа. В последующих боях они применяли его редко.

Средства огневой поддержки китайских подразделений располагались на их флангах и перемещались вместе с пехотой.

Артиллерийская подготовка атаки осуществлялась отдельными огневыми налетами одного-двух дивизионов по опорному пункту и заканчивалась за 30-60 минут до перехода пехоты в наступление. Артиллерийская поддержка атаки средствами соединений и частей не осуществлялась. Основным средством огневой поддержки атаки пехоты являлись минометы и безоткатные орудия.

Овладев опорным пунктом (высотой), китайцы стремились сразу закрепиться и временно переходили к обороне.

С целью овладения в тылу вьетнамских войск командными высотами, мостами и узлами дорог, уничтожения пунктов управления использовались обходящие отряды (обычно в составе от роты до полка), которые действовали на глубину до 20 км. Личный состав отрядов обеспечивался легким вооружением: ручными противотанковыми гранатометами, безоткатными орудиями, 60 и 82-мм минометами. Отряд ночью скрытно выдвигался к объекту атаки и с наступлением рассвета захватывал его. Наиболее успешно действовали отряды из местных войск. Они хорошо ориентировались в условиях сложной горно-лесистой местности (как днем, так и ночью).

Боевые действия большинством соединений и частей НОАК велись преимущественно в светлое время суток. Это объясняется сравнительно слабым знанием противостоящей группировки Вьетнама, сложностью ведения ночного боя в условиях горно-лесистой местности, отсутствием в войсках приборов ночного видения и точных топокарт. Но ночь всегда использовалась для выхода частей и подразделений в назначенные районы, пополнения материальных запасов, приведения подразделений в порядок и отдыха личного состава.

В ходе боевых действий широко использовались диверсионно-разведывательные группы (от нескольких человек до одного-двух взводов), заброска которых осуществлялась преимущественно сухопутным путем на глубину до 60 км. В состав групп включались вьетнамские граждане китайской национальности и представители нацменьшинств. Для их скрытного проникновения в тыл использовалось ночное время суток (или условия, ограниченной видимости), а также маскировка под местных жителей и вьетнамских военнослужащих.

Танки широко применялись только в первые дни войны на лангшонском, каобангском и лаокайском направлениях. Действовали они вдоль дорог и прилегающих к ним долин. Однако ввиду слабого взаимодействия с пехотой и сложного рельефа местности (что повлекло значительные потери танков), порядок дальнейшего использования бронетанковых подразделений был пересмотрен. Продолжая действовать вдоль дорог, они стали поддерживать пехоту огнем с места, находясь за боевыми порядками наступающих подразделений.

Следует отметить, что на каобангском направлении китайцы применили танковые части самостоятельно для совершения глубокого обхода. Танки с десантом пехоты за два дня вышли по сходящимся направлениям в район города Каобанг и окружили группировку вьетнамских войск севернее города. Но в дальнейшем и на этом направлении танки использовались как средство непосредственной поддержки пехоты.

При всех способах действий танки в горно-лесистой местности несли значительные потери. От их применения в подобных условиях китайцы вскоре отказались.

Артиллерия применялась как для проведения артиллерийской подготовки, так и поддержки наступления. При этом артиллерия использовалась децентрализованно. Артиллерийские подразделения выделялись для непосредственного усиления пехотных батальонов, рот и взводов.

Успеху частей НОАК способствовало широкое использование в боевых действиях соединений и частей местных войск. Китайские полки и батальоны выделялись отличной подготовкой не только специальных и разведывательных подразделений, но и основной массы войск к ведению боевых действий в условиях горно-лесистой местности. Военачальники Поднебесной широко применяли обходящие отряды, отмечалось широкое использование диверсионно-разведывательных групп и агентуры. На захваченной территории к сотрудничеству активно привлекалось местное население.

К бесспорно сильной стороне армии Китая относилось беспрекословное повиновение личного состава НОАК. Поведение в бою и плену (особенно членов партии, а тем более политработников), показывало, что большинство из них были преданы руководству Китая, верили в справедливость его курса.

Вместе с тем проявились и слабые стороны китайских войск:

слабая подготовка штабов всех степеней, среднего и старшего командного состава в вопросах организации боевых действий и управления подчиненными в бою, что приводило к слабому взаимодействию родов войск, а, следовательно, и к большим потерям в живой силе и боевой технике, особенно в танках, низким темпам в наступлении;

отсутствие в китайской армии современного вооружения боевой техники (ПТУРС, БМП, вертолетов и др.);

низкая мобильность соединений и частей, слабая их оснащенность транспортными средствами;

недостаток средств связи в звене от полка и ниже;

слабое материально-техническое и инженерное обеспечение боевых действий соединений и частей НОАК.

НЕДОСТАТКИ ВЬЕТНАМСКОГО КОМАНДОВАНИЯ

По идее, Вьетнамская народная армия должна быть оценена по результатам конфликта 1979 г. весьма высоко. К началу китайского вторжения она имела огромный опыт ведения войн и отстояла в борьбе с агрессорами интересы государства.

Несмотря на ограниченные силы, имевшиеся на границе к началу китайского вторжения, армия Вьетнама оказала упорное сопротивление, нанесла китайским войскам значительные потери и, по существу, сорвала их расчеты на молниеносность военной акции. Вьетнамские воины показали высокую стойкость и образцы массового героизма.

Но, по большей части, это относится к характеристикам только вьетнамского солдата. Это он располагал многолетним опытом ведения войн (пусть и партизанских). Вьетнамский воин воевал против хорошо подготовленных военнослужащих армий Франции и США и ведь, по сути дела, победил.

Что касается характеристик командного состава вьетнамской армии, то многие недостатки весьма и весьма напоминают аналогичные отечественные просчеты в подготовке офицеров и генералов.

При подготовке к отражению возможного вторжения вьетнамское руководство грубо просчиталось в возможных масштабах военных действий. Планы подготовки к отражению агрессии и выполнения намеченных мероприятий не разрабатывались. Все эти вопросы решались распорядительным порядком.

В целом к началу вторжения противника намеченная группировка войск была создана. Однако ряд мероприятий по подготовке к войне остался не выполненным.

Так, намеченные рубежи обороны в инженерном отношении почти не оборудовались. Ничего не было сделано для усиления группировки войск в северных районах Вьетнама дополнительными частями как регулярных, так и местных войск. Подготовка рубежей развертывания и путей выдвижения оперативных резервов для нанесения возможных контрударов не осуществлялась.

Командные пункты округов находились на удалении до 200 км от войск. Однако надлежащей системы управления и связи создано не было. Дивизиям полосы обороны не определялись. Соединения занимали оборону на разобщенных друг от друга направлениях на фронте до 40-60 км и более. Промежутки и фланги между полками, батальонами и даже ротами не прикрывались огнем и минно-взрывными инженерными заграждениями. Не предусматривался маневр силами и средствами для устройства заслонов и засад на путях обхода противника с флангов и тыла.

Взаимодействие между дивизиями в округах, а также между полками дивизий не организовывалось. Часто полки дивизий регулярных войск оборонялись в неведении о наличии рядом провинциальных полков и уездных батальонов, которые подчинялись своему местному командованию.

В ходе боевых действий выявилось неумение командования ВНА организовать оборону важных направлений для отражения крупных сил противника, отсутствие необходимых навыков в использовании танков, артиллерии и организации их взаимодействия с пехотой.

Слабо осуществлялся маневр имевшимися силами и средствами. Не уделялось должного внимания ведению разведки противника, в результате чего имели место случаи, когда на отдельных направлениях не было данных о его составе, положении, а тем более - намерениях. На невысоком уровне находились вопросы эксплуатации и обслуживания боевой техники и вооружения.

За первые 10 дней боев китайские войска продвинулись всего лишь на 10-15 км.

При этом они вели бои, главным образом, с уездными батальонами и провинциальными войсками территориальных войск ВНА. Эти формирования, как бы ни странным это казалось, проявили себя лучше кадровых войск.

17 февраля 1979 г. приграничные и местные войска Вьетнама, расположенные в непосредственной близости от вьетнамо-китайской границы, были подвергнуты в течение 25-40 минут минометно-артиллерийскому обстрелу. Затем они вступили в бой с превосходящими силами противника практически на всем протяжении границы.

Отходя с боями и оказывая упорное сопротивление противнику на естественно-выгодных рубежах, они сдерживали наступление его ударных группировок вдоль дорог, выводящих в глубь страны.

Пехотные дивизии регулярных войск ВНА вступали в бой по частям и только на тех направлениях, которые выводили противника на участки обороны полков и к батальонным районам обороны. Остальные полки дивизии продолжали находиться на занимаемых участках или в районах сосредоточения, пассивно ожидая выхода противника к их участкам обороны.

Даже при угрозе прорыва или обхода районов обороны противником с флангов эти полки в начальном периоде войны для нанесения контратак и усиления обороны на угрожаемых направлениях не использовались. Полки в дивизиях и дивизии действовали разрозненно, взаимодействия между ними не было. Фланги и промежутки по-прежнему продолжали оставаться неприкрытыми.

Этим воспользовался противник. В результате 346-я пд была окружена в районе Каобанга, а 345-я пд, 148-й пп 316-й пд южнее Лаокай оказались отрезанными от всех коммуникаций китайскими частями. Разведка противника вьетнамскими военачальниками была организована плохо. Командиры и штабы за действиями противника не следили и мер для противодействия окружению своих войск не предпринимали.

Не применялись в военных действиях имеющиеся на вооружении такие мощные огневые средства как батареи РСЗО, дивизионы 130-мм пушек, ПТУРС "Малютка" и ПЗРК "Стрела-2". Контратаки применялись редко, проводились неорганизованно, весьма малыми силами и без поддержки артиллерии.

Таким образом, в ходе этой войны дивизии ВНА, как организованные соединения в течение всей войны практически нигде не применялись.

В конце февраля на лангшонском направлении был сформирован АК. В результате в этом секторе улучшилась организация и оперативность управления войсками. Однако корпус, как оперативно-тактическое объединение, ничем себя не проявил.

25-27 февраля китайцами были введены в бой вторые эшелоны и резервы дивизий. Штабы армейских корпусов, наступавших на главных направлениях, приняли меры по улучшению связи и управления войсками. На лангшонском направлении введен был в бой 55-й АК (без пд), на лайтяуском направлении - 39-я пд 13-го АК.

В период с 25 февраля по 5 марта темпы наступления китайцев резко возросли. К 5 марта 1979 г. вьетнамские войска отошли на лангшонском направлении до 30 км, на каобангском - до 55 км от государственной границы. Вьетнамское командование передало из своего резерва две пехотные дивизии для усиления обороны на лангшонском направлении.

Дивизии имели задачу подготовить и занять оборонительные рубежи, не допустить развития наступления противника на Ханой. Возможность такого развития событий к 5 марта 1979 г. стала вполне реальной.

В срочном порядке шла перегруппировка 2-го АК из Кампучии в район 50 км севернее Ханоя. На ней стоит остановиться подробнее. Перегруппировка корпуса, спланированная генеральным штабом вооруженных сил Вьетнама, предполагалась комбинированным способом: по железной дороге, по воздуху, морем и своим ходом.

По железной дороге было перевезено более 8 тыс. чел., артиллерия, боеприпасы, спецтехника и вооружение. Темп перевозки планировался в два эшелона в сутки, исходя из пропускной способности железнодорожного направления.

Однако ближе к границе войска и грузы предстояло перевозить по узкоколейной железной дороге, причем к тому же еще и одноколейной. Путь постоянно ремонтировался практически после каждого прохождения слишком тяжелого для нее очередного воинского эшелона. План перегруппировки затрещал по всем швам.

По воздуху планировалась переброска 6 тыс. 750 человек личного состава с легким оружием с аэродрома Таншонньят на аэродромы Нойбай и Кеп. Для этой цели привлекалась практически вся транспортная и гражданская авиация Вьетнама - 14 самолетов.

Морем планировалось перебросить танки и бронетранспортеры двух танковых бригад из портов погрузки Сианук (в Кампучии) и Сайгон в Хайфон на трофейных американских десантных кораблях (ЛСТ-2 и ЛСМ-1) и двух советских БДК.

Перегруппировку планировалось осуществлять в течение десяти дней. Однако фактически она завершилась только через 25 суток. Выявилось не только плохое состояние железнодорожного направления, но и техники, следовавшей своим ходом. Море тоже не облегчало задачу. Плохое состояние погоды приводило к тому, что на переход из Сайгона в Ханой затрачивалась целая неделя. Практически отсутствовало какое-либо техническое прикрытие и обеспечение.

6 марта 1979 г. произошло "чудо на Марне" - в варианте для Юго-Восточной Азии. По приказу своего командования китайские войска начали медленно оставлять захваченные территории СРВ.

Для прикрытия отвода своих войск были введены резервы дивизий и армейских корпусов, выдвинутых вперед и на фланги, которые организовывали оборону на узлах дорог, у мостов и переправ на хорошо доступных направлениях. В ряде случаев они захватывали господствующие высоты, организовывали отвлекающие атаки и продвигались на новые рубежи. Такие их действия продолжались вплоть до полного вывода главных сил.

Политическое руководство Вьетнама сумело спасти своих военных от позора. На северных границах Китая резко увеличилось количество советских танков и авиации. Военно-политическое руководство СССР в короткие сроки создало мощные и боеспособные группировки на северо-западных границах Китая. Впервые за много лет соединения и части Советской Армии с такой интенсивностью проводили мероприятия оперативной и боевой подготовки, что сомнений в их агрессивности у Пекина практически не возникло.

В целом выводы в отношении возгордившейся после ухода американцев армии Вьетнама неутешительны:

1. Штабы округов, корпусов, дивизий и войска ВНА ведению оборонительных действий оказались не обучены. Генеральный штаб и штабы округов оборонительную операцию, а штабы дивизий - оборонительный бой спланировать, подготовить и организовать не смогли.

2. Оборонительные действия вьетнамских войск носили очаговый характер. Маневренности и активности в обороне не проявлялось. Имеющиеся возможности для наращивания усилий в обороне не использовались. Вьетнамцы давали возможность противнику себя окружать, а сами же к окружению противника прибегали редко.

3. Командование ВНА, не имея опыта применения объединений и соединений в обороне и в управлении ими в ходе боевых действий, проявило устойчивую тенденцию к ведению войны партизанскими методами - стремление решить большие задачи мелкими уколами.

Особенно это проявилось в действиях артиллерии ВНА.

Вторжению китайских войск предшествовала артиллерийская подготовка, начавшаяся в 5.20 17 февраля 1979 г. (на лангшонском направлении в 2.30 17 февраля 1979 г.). Артиллерия ВНА открыла ответный огонь с большим опозданием, причем только в 7.00.

Большинство артиллерийских дивизионов к тому времени вести огонь уже не могли, так как ряд наблюдательных пунктов был захвачен противником. Уже 17.2 большая часть артиллерийских батарей артиллерийского полка одного из военных округов ВНА оказалась в тылу противника. 18.2 в таком же положении оказались и батареи артиллерийского полка соседнего военного округа.

В течение 17-18.2 артиллерия пехотных дивизий, военных округов и РВГК вела в основном заградительный огонь. В ряде случаев вьетнамской артиллерией отмечались попытки ведения контрбатарейной борьбы (но без какого-либо существенного результата).

Только 19 февраля 1979 г. артиллерия начала поддержку контратак своей пехоты. В ряде случаев в результате поспешного отхода пехоты артиллерийские подразделения оказывались без прикрытия и отбивали атаки неприятеля огнем прямой наводкой и из стрелкового оружия.

Свои задачи артиллерия выполняла, как правило, огнем батареи, дивизиона, редко двумя дивизионами. Сосредоточение огня артиллерийского полка (бригады) не проводилось. 6 марта в 5-м АК было спланировано массирование огня, но ввиду отхода противника осуществлено не было.

Взаимодействие между артиллерией дивизий, корпусов, округов и резерва ВГК (также как и с общевойсковым командованием) так и не было налажено должным образом. Артиллерийские командиры вели огонь в основном самостоятельно, по своей инициативе, причем на борьбу с артиллерией противника приходилось всего 10 процентов общего объема выполняемых огневых задач.

На всех направлениях остро ощущался недостаток в полковой и батальонной артиллерии, особенно при отражении атак обходящих отрядов, так как условия местности не позволяли осуществлять маневр огнем дивизионной и окружной артиллерии.

Артиллерия резерва ВГК использовалась нерешительно, силы распылялись, управление было децентрализовано. Треть ее оставалась в пунктах дислокации. Части и подразделения резерва подчинялись окружным артиллерийским полкам и даже артиллерийским полкам дивизий. К сосредоточению и массированию артиллерии на главных направлениях у вьетнамских военачальников даже стремления не было отмечено. Артиллерийские группы не создавались. Реактивный полк резерва ВГК был выведен на позиции только 5 марта 1979 г. Простояв там до 24 марта и не сделав ни одного выстрела, реап был возвращен в пункт постоянной дислокации.

4. Морально-боевой дух личного состава Вьетнамской народной армии оказался настолько же высок, насколько и низка боевая выучка и оперативная подготовка командиров.

5. Взаимодействие между кадровыми, провинциальными и пограничными войсками практически отсутствовало. Все стремились выполнять боевые задачи, полученные от своих командиров и начальников, самостоятельно.

Вот так проявила себя в войне армия, не так давно выпроводившая из своей страны американцев. По-партизански вьетнамцы войну умели вести мастерски, а вот к большой войне по всем правилам военного искусства оказались не готовы. Они и сами это понимали и просили советских военных специалистов к ведению подобной войны их подготовить. Вьетнамцы, как известно, учились в советских вузах и у советских военных советников, которых в ВНА было совсем немало.

Так почему же такой печальный итог? Плохо учились или их плохо учили? Посмотрим, как действовали (пока на учениях, но весьма масштабных) их учителя на северных границах Китая.

Окончание следует.

Владимир СЛАВИН

Опубликовано 5 мая в выпуске № 6 от 2007 года

Комментарии
buy-atarax click/]atarax for anxiety ampicillin club/]ampicillin atenolol club/]tenormin 50 vpxl space/]vpxl
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?