История

Пауэрса сбил майор Воронов

Об этом убедительно говорят все имеющиеся на сегодня свидетельства и обстоятельства
Более полувека прошло с того дня, как был сбит самолет-шпион U-2, пилотируемый Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. До сих пор не стихают споры об этом инциденте. С чем же связано такое долгожительство этой, казалось бы, давно изученной от начала и до конца истории? Начнем обо всем по порядку.

Самолеты-разведчики Lockheed U-2 с 1956 г. по 1 мая 1960 г. по программе Spyplane (самолет-шпион) совершили 24 разведывательных полета над территорией СССР. За четыре года они сфотографировали 15% советской территории. Последний полет состоялся 1 мая 1960 г. Операция называлась Grand Slam (можно перевести как «Большой шлем» или «Большой хлопок»), миссия 4154.

Ф. Г. Пауэрс был самым опытным летчиком в отряде. До прихода в ЦРУ он пилотировал F-84G Thunderjets. На U-2 Пауэрс имел самый большой налет и 27 раз вторгался в воздушное пространство других стран, в том числе 6 раз Советского Союза. В рамках программы «Перелет» маршрут самолета-разведчика пролегал над ракетным полигоном Тюратам (Байконур), над Челябинском, южнее Свердловска (г. Кыштым, завод «Маяк»), северо-западнее Кирова, на север через Плесецк, Северодвинск, северо-западнее Кандалакши, на север к Мурманску с посадкой в Буде (Норвегия).

В Лэнгли не знали точных боевых характеристик ЗРК С-75. Пауэрса убедили, что на высоте 20 км он может себя чувствовать в полной безопасности. Маршрут был проложен в обход известных американской разведке позиций зрдн С-75. Lockheed U-2 нес аппаратуру для регистрации радио- и радиолокационного излучения, а также выдвижную фотокамеру. В хвостовой части находился комплекс постановки помех радиолокационным прицелам советских истребителей и ракетам «воздух-воздух». Благодаря особой конструкции и специальному покрытию самолет-шпион обладал определенной радиолокационной невидимостью.

Надо сказать, что еще до начала полета у Пауэрса возникли трудности. Ему достался борт, который за частые поломки прозвали «королева ангара». Из-за плохой погоды над северными районами СССР вылет высотного стратегического разведчика переносили несколько раз – с 28 апреля на 1 мая 1960 г. Южнее Челябинска у самолета вышел из строя автопилот. Но к тому времени Пауэрс пролетел почти половину пути и решил не возвращаться на базу. Он перешел на ручное управление и продолжил полет, ориентируясь по радиокомпасу.

Вскоре в районе Свердловска (Екатеринбурга) U-2 вошел в зону поражения 2-го зрдн 57-й зрбр под командованием майора Воронова и был сбит.

В США до сих пор существует три альтернативных версии полета U-2 над СССР. Некоторые американцы полагают, что Пауэрс сам добровольно посадил самолет на советском аэродроме, а стрельба ракетами и история со сбитым МиГом – это имитация КГБ с целью запутать ЦРУ. Согласно второй версии U-2 снизился, чтобы сфотографировать важный военный объект, но в это время его машину сбила зенитная артиллерия. Третья версия утверждает, что самолет Пауэрса занимался не разведкой, а нес на борту мощную бомбу. У каждой из этих версий есть свои сторонники.

С чем же связан ажиотаж, поднятый за последнее десятилетие в Соединенных Штатах вокруг полета Пауэрса? Глубоко модернизированный высотный стратегический разведчик U-2 до сих пор находится на вооружении ВВС США (по американским данным, насчитывается 32 самолета). Однако в 2012 г. Пентагон планировал отказаться от дальнейшего использования этих машин. На замену им компания Northrop Grumman разработала беспилотный стратегический разведчик RQ-4 Global Hock в модификации Block 30. Списание U-2 грозило корпорации Lockheed Martin многомиллионными убытками.

Чтобы сохранить свое детище в строю хотя бы еще лет на 10–20 нужны были веские аргументы. Но какие? В свое время U-2 регулярно летали над Кубой и Китаем. Один такой самолет был сбит 27 октября 1962 г. в кубинском небе советскими ракетчиками под командованием подполковника И. М. Герченова. По американским данным, над территорией КНР с 1962 г. по 1970 г. китайский аналог ЗРК С-75 сбил не менее восьми U-2. Всего же с 1959 г. по 1972 г. над Поднебесной из 15 U-2 по различным причинам было потеряно 11 машин. Похвастаться нечем.

И тут вдруг появились материалы, авторы которых возродили распространенную в свое время в ЦРУ версию NSA (National Security Agency или Агентство национальной безопасности, то есть АНБ), которая утверждала, что U-2 якобы не был сбит под Свердловском, а упал из-за технической неисправности. Но если это так, то U-2 в своей самой новейшей модификации замечательный самолет и может полетать еще два десятка лет, в первую очередь над странами, где нет современной ПВО. Как бы там ни было, но затея Lockheed Martin удалась, и высотные стратегические разведчики U-2 из-за «высокой стоимости обслуживания» RQ-4 Global Hock оставили в строю до 2024 г.

Б. К. Самойлов и П. Старун пытаются убедить читателей, что самолет U-2 был поражен ракетой 5-го зрдн 37-й зрбр под командованием подполковника И. И. Новикова. Тогда каким образом ракета 13Д зрдн подполковника Новикова на дальности около 60 км могла сбить высотный стратегический разведчик?

Дальняя граница зоны поражения ЗРК С-75 «Десна» при стрельбе по цели на высоте 20 км составляет 29 км (дальность горизонтальная – 21 км). Согласно всем схемам Б. К. Самойлова получается, что ракета В-750В (ВН) пролетела еще около 40 км и уничтожила самолет-шпион недалеко от позиций 2-го зрдн 57-й зрбр под командованием майора Воронова в районе ст. Косулино.

Однако расстояние по карте между дивизионами майора Воронова и подполковника Новикова составляет 67,5 км. Места падения обломков U-2 и место приземления Пауэрса расположены в 60–80 км от зрдн подполковника Новикова и недалеко от зрдн майора Воронова.

Получается, после подрыва боевой части ЗУР на дальности 26–28 км (дальность горизонтальная 16,5–19,6 км) U-2 развалился. А все его обломки каким-то образом пролетели более 40 км (причем хвостовое оперение около 60 км) и улеглись в форме разрушившегося самолета в районе ст. Косулино почему-то не с запада на восток, а с севера на юг.

Согласно этой же версии остатки корпуса ракеты 13Д, которой дивизион подполковника Новикова якобы сбил самолет Пауэрса, тоже успешно преодолели около полусотни километров и рухнули неподалеку от дивизиона майора Воронова.

Но оппоненты забывают, что сам Пауэрс спустился на парашюте не в границах зоны поражения зрдн подполковника Новикова, где его будто бы сбили, а неподалеку от позиций 2-го зрдн 57-й зрбр майора Воронова. Или Пауэрс подобно двигателю от U-2 тоже пролетел около 40 км, а затем вдруг решил раскрыть парашют и спуститься на колхозное поле неподалеку от ст. Косулино?

Что же на самом деле произошло в 5-м зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова 1 мая 1960 г.?

В прошлой своей статье «Разгадка загадки Первомая 1960 года» я изложил официальную версию событий. Честно говоря, предвидя болезненную реакцию ветеранов из 37-й зрбр, я не собирался публиковать материал о том, что мне давно удалось установить.

Б. К. Самойлов, служивший в 5-м зрдн 37-й зрбр техником-лейтенантом, пишет: «На РЛС П-12 бригадой промышленности была смонтирована, но не сдана дивизиону в эксплуатацию новая аппаратура опознавания НРЗ-10 («свой-чужой»). Я проверил НРЗ-10 в контрольном режиме и уже собрался проверять ее в боевом», но в этот момент, как вспоминает Б. К. Самойлов, его вызвали для ремонта аппаратуры СДЦ. Затем Б. К. Самойлов продолжает: «Об этом было доложено командиру дивизиона, на что он заявил: «Может, эта аппаратура и не понадобится». Но, как всегда, по закону подлости понадобилась».

Б. К. Самойлов также отмечает: «При подлете цели к зоне поражения дивизиона командир подполковник Новиков постоянно получал из бригады сведения о координатах цели. Однако они отличались от данных нашей СРЦ П-12». И далее: «Разрешение на открытие огня командир получил в то время, когда цель подошла к дальней границе зоны поражения дивизиона. Цель на запрос «свой-чужой» не отвечала. Сомневаясь в работе НРЗ-10, командир несколько раз просил уточнить координаты U-2. А цель уже начала удаляться от дивизиона. Командир 37-й зрбр еще раз подтвердил свое решение на обстрел цели».

Известно, что в это время в воздухе находился советский перехватчик Т-3 (Су-9), пилотируемый капитаном И. А. Ментюковым, поднятый по личному указанию генерал-полковника (будущего маршала авиации) Е. Я. Савицкого для тарана самолета-шпиона. Если посмотреть на схему, составленную на основе кальки с проводкой РТВ, то хорошо видно, что трассы U-2 и Су-9 пересекались.

Учитывая, что в 5-м зрдн 37-й зрбр наземная аппаратура опознавания целей «свой-чужой», входившая в состав СРЦ П-12, как пишет Б. К. Самойлов, не была сдана дивизиону в эксплуатацию, можно с полной уверенностью говорить, что по целеуказанию оператора станции П-12 боевой расчет подполковника Новикова ошибочно взял на сопровождение Т-3 (Су-9) капитана Ментюкова. На рисунке хорошо видно, что большая часть трассы Су-9 похожа на ту, которую рисовали Б.К. Самойлов и С. Б. Селин на своих схемах якобы для U-2.

А вот что вспоминает пилот перехватчика Т-3 (Су-9) капитан И. А. Ментюков: «…когда до цели осталось километров 12, мне сообщили, что она начала разворот. Уже потом узнал – в этот момент она пропадает на экране РЛС. Делаю разворот за самолетом-нарушителем. Мне сообщают, что я обгоняю цель на расстоянии 8 километров, проскакиваю ее. Генерал Вовк кричит мне: «Выключай форсаж: сбавляй скорость!». «Нельзя выключать», – я тоже вскипел, поняв, что на КП не знали, как использовать и наводить Су-9. «Выключай, это приказ», – передал еще раз генерал. Чертыхнулся и выключил». И далее: «И тут новый приказ: «Уходи из зоны, по вам работают!». Кричу: «Вижу». В воздухе к тому времени появились сполохи взрывов, одна вспышка чуть впереди по курсу, вторая справа. Работали зенитные ракетчики...» Разворачиваюсь, ухожу из зоны огня, – продолжает рассказ Игорь Ментюков, – а затем спрашиваю о местонахождении цели. Мне с КП: «Цель сзади». Предпринимаю новый разворот, но чувствую, что падаю. Шел ведь без форсажа, не заметил, как скорость понизилась до 300 км/час. Свалился на 15 тысяч метров…»

В стрелковой карточке боевой стрельбы дивизиона подполковника Новикова говорится, что 5-й зрдн 37-й зрбр обстрелял цель на высоте 15 км, летящую со скоростью 200 м/сек (720 км/час) при параметре более 22 км. Дальность пуска 32 км.

Это вполне укладывается в курсовой параметр и показатели дальности, высоты и скорости Т-3 после выполнения капитаном Ментюковым приказа генерала Вовка о выключении форсажа (скорость Су-9 падала с 2000 км/час до 300 км/час). Затем Ментюков получает приказ идти на повторный таран. На кальке с проводкой РТВ есть надпись: «К-н Ментюков на Т-3 (вторично)».

Разворот для нового тарана Т-3 (Су-9) совершал над зоной поражения 5-го зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова. На схеме хорошо виден значительный «провал» в трассе Т-3 (Су-9). Он указывает на то, что в это время радиолокационные станции «потеряли» советский перехватчик (на рис. красным пунктиром мной показан возможный маршрут Су-9).

С этим же связана путаница с временными отметками. Я не буду тратить внимание читателей на объяснение причин, почему временные отметки на кальках с проводкой РТВ и с проводкой ЗРВ одной и той же цели могут отличаться на 2–4 минуты и почему реальное время местоположения цели может не совпадать на те же 2–4 минуты с ее отметками на кальках.

При завершении разворота над дивизионом подполковника Новикова для повторного тарана капитан Ментюков получил приказ из-за нехватки топлива совершить посадку на аэродроме Кольцово.

В своих воспоминаниях И. А. Ментюков отмечает, что заметил две вспышки. «Одна вспышка чуть впереди по курсу – от факела стартовавшей ракеты, а вторая справа – от взрыва самоликвидировавшейся ЗУР». Согласно протоколам допросов американских летчиков, сбитых во Вьетнаме, они видели старт ракеты В-750 в зависимости от высоты полета и времени суток на дальности от 30 до 150 км. Приближавшуюся к самолету ЗУР пилоты ВВС США обнаруживали визуально по пламени работающего двигателя за 3,2–6,4 км, после чего совершали противоракетный маневр.

Уклониться от ракет типа В-750В или ВН (11Д или 13Д) на истребителе в то время было несложно. Первая модификация ЗУР имела относительно небольшую среднюю скорость – порядка 650 м/сек. Время работы двигательной установки составляло 40,7–44,8 сек. Таким образом, на 53 сек., в момент выдачи разовой команды К3 в зрдн подполковника Новикова, ЗУР уже летела по инерции. Постоянное давление воздуха для рулевых машинок в шар-баллоне сохранялось до 34–36 сек. полета. После 42 секунды полета из-за недостатка воздуха было заметно «ограничение угла отклонения рулей». Их положение не соответствовало полученной команде управления, и ЗУР плохо маневрировала. При высоте цели 20 км и дальности 27 км точность наведения ракеты составляла десятки метров. Да и повышенные перегрузки В-750 не выдерживала. За все эти недоработки американские пилоты во Вьетнаме называли ракеты 11Д «летающими телеграфными столбами».

Но самую подробную информацию об обстреле самолета Су-9 дает В. Н. Самсонов в своих воспоминаниях «Кто сбил Пауэрса», опубликованных в 2004 г. Подполковник Самсонов Владимир Николаевич прослужил в Войсках ПВО тридцать два года. В день уничтожения самолета-шпиона он находился на командном пункте 4-й отдельной армии ПВО.

Вот что В. Н. Самсонов вспоминает о бое в небе под Свердловском: «Дело в том, что командир зенитной ракетной части полковник Савинов, обстреляв свой Су-9, был убежден, что именно его дивизион сбил Пауэрса. Он попросту не знал тогда, что, кроме нарушителя, в небе были свои истребители. Требовалось документально подтвердить, как обстояла ситуация. На крупномасштабной карте района мы нанесли точки дислокации ракетных дивизионов, затем обозначили места падения остатков ракет. Потом красными линиями отметили курсы полета своих истребителей. Когда карту показали Савинову, он признал ошибку». Полковник Савинов Федор Иванович только в апреле 1960 г. был назначен командиром 19-го корпуса ПВО (г. Челябинск), в состав которого входил 5-й зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова.

Далее подполковник В. Н. Самсонов пишет: «Су-9, как справедливо отмечает в своих воспоминаниях пилотировавший его капитан Ментюков, поднял в воздух генерал Вовк по соответствующей команде авиационных начальников из Москвы, не доложив командующему группировкой генералу Коршунову и не известив ракетчиков. Барражируя в небе над Свердловском, Ментюков случайно пересек границу зоны поражения одного из ракетных дивизионов части, которой командовал полковник Ф. Савинов. Был обстрелян. Счастье Ментюкова в том, что он сразу же вышел из зоны, и ракета не настигла его, уйдя на самоликвидацию».

Справедливости ради надо сказать, что существует и еще одна версия причин обстрела Су-9. Так как советский перехватчик привлекли к уничтожению U-2 неожиданно и в праздничный день, то коды опознавания на нем были установлены неправильно. В этом случае на экранах советских РЛС Су-9 выглядел как самолет противника.

Хочу напомнить, что зенитные управляемые ракеты ЗРК С-75 хранились в техническом дивизионе в разобранном виде в специальной таре. При необходимости ракета (как тогда говорили, «изделие») собиралась и снаряжалась, затем заправлялась воздухом, горючим, окислителем, проверялась на КИПС и после этого доставлялась в зенитный ракетный дивизион. При сборке в техническом дивизионе заполнялся специальный формуляр, в котором указывались заводские номера узлов и агрегатов, установленных в данное изделие. Найдя остатки ЗУР, можно было легко определить, какой дивизион пустил ракету, и даже с какой именно пусковой установки она стартовала.

Таким образом, было документально установлено, что самолет U-2 был сбит ракетой 11Д ЗРК С-75 «Двина», находившейся на вооружении 2-го зрдн 57-й зрбр под командованием майора Воронова, а 5-й зрдн 37-й зрбр под командованием подполковника Новикова, вооруженный ЗРК С-75 «Десна» с ракетой 13Д, обстрелял свой самолет Т-3 (Су-9).

Отсюда и негативное отношение членов государственной комиссии к 37-й зрбр, о котором пишут Б. К. Самойлов, С. Б. Селин и П. Старун. Когда U-2 оказался в зоне поражения 4-го зрдн (ст. Кыштым), станция наведения ракет комплекса оказалась неисправна, и дивизион огонь не открыл. В 6-м зрдн (с. Щелкун) во время боевой работы на СНР сгорел предохранитель и самолет-шпион тоже был пропущен. Ну а 5-й зрдн подполковника Новикова, как уже было сказано, обстрелял свой Су-9.

Следует отметить, что случаев обстрела своих самолетов зенитными ракетами известно немало. В частности, советский истребитель МиГ-19, поднятый на перехват U-2, был сбит дивизионом майора А. Шугаева только из-за того, что ответчик на нем на запрос «свой-чужой» не отвечал.

Во время арабо-израильской войны в октябре 1973 г. египтяне сбили 32 своих самолета и 26 вертолетов, а сирийская ПВО поразила 12 своих самолетов и 13 самолетов союзников – иракцев. Были случаи уничтожения своих самолетов войсками НАТО в Югославии и в Ираке (так называемый дружественный огонь).

Что касается противоречий в документах, на которые постоянно ссылаются оппоненты официальной версии уничтожения U-2 (в первую очередь Б. К. Самойлов), то следует сказать, что 1 мая 1960 г. в небе над Уралом произошел настоящий противовоздушный бой. Как мы знаем из истории Великой Отечественной войны из-за неразберихи в первые недели сражений многие доклады, подписанные командирами Красной армии разного уровня, не соответствовали действительности и часто противоречили друг другу. Такая же неразбериха возникла и при уничтожении самолета Пауэрса. Согласно всем официальным документам и воспоминаниям очевидцев ракетчики не знали, что в воздухе находятся свои истребители и, не жалея ЗУР, интенсивно обстреливали их. Свою роль сыграла и обстановка строгой секретности.

Точные тактико-технические характеристики ЗРК С-75 в то время являлись большой тайной. Многим летчикам и общевойсковым офицерам, готовившим доклады на подпись командованию, они были просто неизвестны. Более того, само название зенитных ракетных частей, вооруженных ЗРК С-75, оставалось до 1961 г. закрытым. Во многих документах использовалось наименование «зенитные артиллерийские полки литера «А», а огневые дивизионы назывались «зенитными реактивными».

Почему же запретили что-либо говорить о стрельбе 5-й зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова? Ответ кроется во внутриполитической обстановке в стране. Вот что вспоминает В. Н. Самсонов, свидетель уничтожения U-2 на командном пункте 4-й ОА ПВО: «Вскоре после работы в Свердловске комиссии из Москвы у нас в штабе зенитных ракетных войск состоялось партийное собрание. Присутствовал на нем и член Военного совета генерал Чубаров, впоследствии ставший заместителем члена Военного совета Войск ПВО страны. Собрание проходило бурно, и уже в самом начале его ракетчики задали Чубарову несколько вопросов. Вот некоторые из них. Почему вопреки запрету в боевых зонах летали свои истребители? Почему главный виновник гибели летчика Сафронова генерал Вовк ушел на повышение? Почему полковнику Савинову (командиру 19-го корпуса ПВО), чей дивизион (командир подполковник Новиков) обстрелял свой же истребитель, присвоили генеральское звание? Почему обошли поощрением полковника Певного – начальника штаба ЗРВ, который правильно определил, что в воздухе находятся свои истребители, и отказался дать команду на их обстрел? «В конце я обязательно отвечу на все ваши вопросы», – пообещал нам генерал Чубаров. Но минут через десять ушел с собрания, сославшись на телефонный звонок из Москвы. На следующий день до всех офицеров штаба довели распоряжение генерала: «Запретить критику приказов и распоряжений командования».

С чем же связано такое указание? Хорошо известно, что Н. С. Хрущев был одержим ракетами. Ему не нужны были многочисленные самолеты, корабли, танки и пушки. Все цели противника Советская армия должна была уничтожать только первой ракетой. Поэтому Хрущеву не понравилась бы история, когда для уничтожения одного самолета-шпиона вначале пришлось обстрелять свой перехватчик, а затем еще один истребитель сбить. Вот и приказали забыть о стрельбе подполковника Новикова по Су-9. Узнай Никита Хрущев правду, серьезные взыскания могли получить не только командиры 5-го дивизиона и 37-й бригады, но и командование 4-й ОА ПВО и главное командование Войск ПВО страны.

В связи с этим уже 1 мая 1960 г. командующий 4-й ОА ПВО генерал-лейтенант Е. В. Коршунов в боевом донесении № 0012 доложил главкому Войск ПВО страны Маршалу Советского Союза С. С. Бирюзову:

«В 8.46 по цели открыл огонь 5-й зенитный ракетный дивизион 37-й зенитной ракетной бригады (подполковника Новикова), израсходована одна ракета. Стрельба велась на параметре 22 км при развороте цели на 180° (высота – 15 000 м, скорость – 200 м/сек). После чего цель пошла с набором высоты до 22 000 м. В 8.52 открыл огонь 2-й зрдн 57-й зрбр (майора Воронова). Израсходована одна ракета, две ракеты использованы не были ввиду нахождения цели в секторе запрета стрельбы с пусковых установок. Пущенная ракета разорвалась вблизи цели, которой было нанесено поражение. После чего летчик катапультировался…»

2 мая 1960 г. главнокомандующий Войсками ПВО страны Маршал Советского Союза С. С. Бирюзов доложил министру обороны Маршалу Советского Союза Р. Я. Малиновскому: «В результате проведенного предварительного расследования установлено, что самолет-нарушитель в 8.55 был обстрелян первым и вторым зенитными ракетными дивизионами 57-й зенитной ракетной бригады (г. Свердловск)». И далее: «В районе Кыштым цель вошла в зону пуска 4-го ракетного дивизиона 37-й зенитной ракетной бригады, но не была захвачена станцией наведения ракет. 5-й зенитный ракетный дивизион этой бригады (командир подполковник Новиков), несмотря на большую дальность, произвел пуск одной ракетой, но безрезультатно, т. к. цель была вне пределов СНР…»

И в заключение доклада сказано: «Как я доложил Вам, противник был уничтожен ракетными дивизионами 57-й зенитной ракетной бригады».

Подпись: «Маршал СССР С. Бирюзов, 2 мая 1960 г.».

Таким образом, уже 1 мая, в день уничтожения U-2, и 2 мая 1960 г. в Москву поступили доклады, что самолет-шпион был сбит дивизионами майора Воронова и капитана Шелудько, а дивизион подполковника Новикова обстрелял U-2 за пределами дальней границы зоны поражения.

Представляет интерес резолюция Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского на докладе главкома Войск ПВО страны. Она касается сбитого МиГ-19 со старшим лейтенантом Сафроновым и звучит кратко, как приговор: «Кто же конкретные виновники?».

Позже о стрельбе 5-го зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова по Су-9 не разрешали говорить по другим соображениям. Ошибочно считали, что эта история может дискредитировать Войска ПВО страны.

Понимаю, что моя статья вызовет негативную реакцию у сторонников уничтожения U-2 дивизионом подполковника Новикова. Поэтому я готов участвовать в дальнейшей дискуссии лишь при условии, что в своих публикациях оппоненты не будут и дальше вводить читателей в заблуждение, а дадут технически грамотные ответы на ряд принципиальных вопросов.

Как ракета 13Д, имевшая максимальную дальность поражения цели 29 км, смогла сбить самолет Пауэрса на дальности почти 60 км? Каким образом обломки U-2 после подрыва БЧ ЗУР дивизиона подполковника Новикова на дальности 26–28 км пролетели еще 40–60 км? С помощью каких сил самолет-шпион, в местах поражения напоминавший сито, преодолел почти 50 км и только затем развалился неподалеку от зрдн майора Воронова? Каким образом остатки корпуса ракеты 13Д смогли оказаться за полсотни километров от места подрыва БЧ, превратившись в полете в ракету 11Д с номерами узлов и агрегатов ЗУР дивизиона майора Воронова? Почему Пауэрс после того, как покинул сбитый самолет, приземлился не в границах зоны поражения дивизиона подполковника Новикова, а в месте падения обломков U-2, недалеко от позиций зрдн майора Воронова? Где сказано, что выдача разовой команды К3 означает гарантированное поражение цели?

После технически грамотных ответов на эти вопросы количество версий относительно того, кто же уничтожил самолет-разведчик Пауэрса, сократится до одной – U-2 поразил дивизион майора Воронова.

Юрий Альбертович КНУТОВ
директор Музея истории Войск ПВО

Опубликовано 18 августа в выпуске № 4 от 2013 года

Комментарии
Слышал, что стартовики и другие остатки 8 ЗУР этих стрельб где-то хранятся(с грифом хранить вечно), так ли это ?
врядли что то там хранится.командирам ни к чему свидетельства их тупизны.а статья хорошая.
стойко отверг все попытки получить жизненно важную информацию об обороне или быть эксплуатируемым в целях пропаганды
bit ly/2xbgWwR что лучше вк или ок
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?