Концепции

Космос и право

В настоящее время в международном праве по использованию космического пространства в военных целях существует много белых пятен и противоречий

В «ВКО» № 3 авторы подняли вопрос о правовых проблемах применения сил и средств ВКО. Однако создаваемая в Российской Федерации система ВКО объединяет системы разведки и предупреждения, поражения, управления и обеспечения, первые две из которых функционируют как в воздушном, так и в космическом пространстве. Деятельность в воздушном пространстве в настоящее время достаточно полно регламентирована международным и государственным правом, ведомственными документами, в разработке которых активное участие принимали ученые Тверской академии ВКО. С космическим пространством все гораздо сложнее, особенно с точки зрения построения и боевого применения сил и средств ВКО, а в последующем – возможного их совершенствования и наращивания. Поэтому значительный интерес представляют различные аспекты международного права и нормативно-правовые нормы РФ как суверенного государства, регламентирующие деятельность именно в космическом пространстве.

При создании первых космических аппаратов (КА) различных космических систем (КС), комплексов и систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН), противоракетной обороны (ПРО), контроля космического пространства (ККП), противокосмической обороны (ПКО) основой нормативно-правовой базы являлись законы государства, постановления ЦК КПСС и СМ СССР. Сложившаяся к началу 70-х годов нормативно-правовая база четко определяла место и роль СПРН, ПРО, ККП и ПКО в общей системе военной безопасности государства. Формирование и развитие правовых норм по созданию и эксплуатации КС и систем, элементы которых функционируют в космическом пространстве, обусловливались необходимостью защиты Отечества в соответствии с правом на самооборону и основывались на оценках политической, стратегической, военно-технической и военно-экономической сторон их создания и применения. Одновременно оценивалась и реакция вероятных противников на создание подобных комплексов (систем).

Космос и право

СССР всегда выступал за использование околоземного космического пространства (ОКП) для решения мирных задач. Главной задачей при этом являлось недопущение превращения космоса в зону международных конфликтов, создание благоприятных условий для его мирного использования на основе национальных программ и развитие международного сотрудничества. Разработка всех международно-правовых норм космической деятельности проходила при активном участии СССР.

В 1967 г. подписан Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Он установил частичную демилитаризацию космоса, полную демилитаризацию Луны и других небесных тел. В августе 1984 г. СССР выступил с инициативой о запрещении применения силы в космосе и из космоса в отношении Земли, представил на рассмотрение 38-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН проект Договора о запрещении применения силы в космическом пространстве и из космоса в отношении Земли.

Подписав Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, США затем подвергли его анализу для отыскания в нем лазеек. Итог «анализа» подвел бывший начальник исследовательского управления ВВС генерал Бернард Шривер, заявив, что международные договоры, конечно же, желательны, но на них «…нельзя полагаться в стремлении предотвратить превращение космоса в поле боя или в новый плацдарм, с которого могут быть нанесены удары по наземным базам».

Несмотря на это, были приняты важные правовые акты – Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (1968 г.), Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1972 г.), Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (1974 г.) и Конвенция о запрещении военного или иного враждебного использования средств воздействия на природную среду (1976 г.). Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны (1972 г.) и Устав ООН также содержат положения, учитываемые в космической деятельности государств.

Не рассматривая содержание каждого договора, представим в обобщенном виде правовое поле, касающееся околоземного космического пространства (ОКП) и военной деятельности в космосе. Сущность его важнейших положений заключается в следующем.

Первое. Космическое пространство открыто для использования всеми государствами на основе равенства и без дискриминации. Космос не подлежит национальному присвоению путем провозглашения на него суверенитета, использования и оккупации или любыми другими средствами.

Второе. Государства осуществляют деятельность в космическом пространстве без применения силы или угроз силой, международные споры решаются только мирным путем, не подвергая угрозе международный мир и безопасность. Государства обязались запретить, предотвращать и не проводить любые испытательные взрывы в космическом пространстве, не выводить на орбиты вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или оружием массового поражения (ОМП), не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать его каким-либо иным образом в космическом пространстве. Запрещается создание на небесных телах военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых видов оружия и проведение военных маневров, военное или иное враждебное использование средств воздействия на природную среду и на космическое пространство.

Космос и право

Третье. Государства обязались не создавать, не испытывать и не развертывать системы и компоненты ПРО космического базирования, не создавать помех наземным техническим средствам контроля других государств.

Четвертое. Государство, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над ним во время его нахождения в космическом пространстве. Права собственности на космический объект (КО) остаются незатронутыми в течение всего времени нахождения его в космическом пространстве. Государство, осуществляющее или организующее запуск объекта в космическое пространство, предоставляющее территорию или установки для запуска, несет международную ответственность за ущерб, причиненный другому государству. Если государство не смогло опознать КО, который может иметь опасный или вредоносный характер либо причинил ему ущерб, то другие государства, располагающие средствами наблюдения за КО, отвечают на просьбу этого государства о помощи в его идентификации. Здесь необходимо обратить внимание на ряд аспектов.

Во-первых. Обязательства, содержащиеся в приведенных выше договорах, распространяются только на их участников. В договорах, определяющих правовые аспекты использования космического пространства в военных целях, практически отсутствуют какие-либо межгосударственные правила и нормы применения санкций (а при необходимости и силы под эгидой ООН) за их нарушение.

Во-вторых. Существующие правовые ограничения на военное использование космоса практически не препятствуют созданию, развертыванию и применению обеспечивающих КС. Такие КС считаются по характеру выполняемых ими задач не дестабилизирующими вооружениями и в силу этого не влияющими на поддержание стратегического баланса сил.

В-третьих. Нет международных правовых норм, запрещающих:

  • создание и испытание (не в космосе) объектов с ядерным оружием или другими видами ОМП, которые затем могут быть выведены в космос;
  • создание и размещение в космическом пространстве обычного оружия (ОО) для поражения наземных, воздушных и морских объектов;
  • создание и размещение противоспутникового оружия космического, наземного, воздушного и морского базирования.

Наличие данных пробелов в правовом поле, достигнутые успехи в создании и боевом применении КС различного предназначения, стремление к военно-техническому доминированию в мире привели к тому, что США не принимают какие-либо предложения по дальнейшему запрещению или ограничению использования ОКП в военных целях. Достижение возможности беспрепятственного доступа в космос и использования его без ограничений отнесено к числу жизненно важных национальных интересов США и является ключевой задачей военной космической деятельности. Одновременно ставится задача не допустить возникновения ситуаций, в которых противник смог бы препятствовать США в использовании КС. Таким образом, космическое пространство, прежде всего ОКП, рассматривается ими как среда, в которой могут проводиться различные по формам, масштабам, задачам и применяемым средствам военные действия. Для этого осуществляется разработка средств (систем, комплексов), которые позволили бы действовать в космосе, из космоса и в отношении космоса:

  • космические средства ведения разведки всех видов и выдачи соответствующей информации потребителям различных уровней;
  • космические средства навигации и связи;
  • боевые орбитальные станции – носители новейших типов оружия (ускорительного, лазерного, кинетического, электронного и др.);
  • доорбитальные и орбитальные комплексы ПКО;
  • системы ПРО и их элементы космического базирования;
  • космические системы перехвата радиолиний различного предназначения, космические мины и постановщики помех и др.

Оставляя за рамками рассмотрения конкретные характеристики и боевые возможности каждого средства, отметим следующее.

Разведывательно-информационные КС играют двоякую роль. В мирное время с их помощью государства получают достаточно полную информацию и незаменимые разведывательные данные о всех сферах деятельности другого государства для контроля за международными соглашениями и военного планирования. При возникновении политического кризиса между государствами предотвращение вооруженного конфликта может в значительной мере зависеть от возможностей разведывательно-информационных КС. Если военные действия начнутся, то сохраняется возможность их деэскалации при наличии информации от этих систем.

При рассмотрении правовых аспектов применения ударных КС отметим, что в соответствии с Уставом ООН и принципами международного права применение вооруженных сил (ВС) оправданно при наличии следующих оснований.

Первое основание:

  • отражение агрессии. В соответствии с определением Генеральной Ассамблеи ООН от 19 декабря 1974 г. под агрессией понимается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства каким-либо образом, несовместимым с Уставом ООН. Перечень действий, квалифицируемых как агрессия, дан в ст. 3 Резолюции ХХIХ сессии Генеральной Ассамблеи ООН;
  • вторжение или нападение ВС государства на территорию другого государства или любая аннексия;
  • бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;
  • нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские и воздушные силы или морские силы и воздушные флоты другого государства.

О применении военных средств в космосе упомянутая резолюция умалчивает. Только в ст. 2 Договора о принципах деятельности государств по использованию и исследованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, отмечено: «Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению». Может сложиться мнение, что если применение ВС осуществляется только в космосе, а не против территории или сухопутных, морских и воздушных сил (флотов), то эти действия не подпадают под определение агрессии.

Космос и право

Совету Безопасности (СБ) ООН предоставлено право расширять перечень признаков агрессии (диапазон понятия «агрессия»). Однако процедура принятия решения состоит в отсутствии вето хотя бы одного из пяти постоянных членов СБ, являющихся космическими державами. Тогда факт применения ударного космического оружия может быть квалифицирован как агрессия, а применение ВС для отражения удара в космосе или из космоса международным правом оправдано.

Второе основание – специальное решение СБ ООН, оправдывающее применение ВС (в том числе и в космосе) при единогласии большинства постоянных членов и квалифицированного большинства в общем составе СБ.

Россия, США, Франция, Англия, Китай являются постоянными членами СБ и одновременно осуществляют национальные программы по развитию военно-космических сил. В этой ситуации признание обоснованным применения ВС в космическом пространстве может быть осуществлено только по отношению своих ВС или союзников.

Третье основание – при получении просьбы поддержки в соответствии с целями и принципами Устава ООН в действиях против насильственных мер и в сопротивлении насильственным действиям, лишающим народы принципа равноправия и самоопределения.

Если поступит официальная просьба о такой поддержке от другого государства (государств), то ведение боевых действий, в том числе и в космосе, этим другим государством (государствами) против государства, совершающего насильственные действия, признается правомерным. Обязательным условием правомерности применения ВС в этом случае будет распространение решения о поддержке по дипломатическим каналам.

Международное право использует понятие реторсии, то есть ограниченности мер, принимаемых государством в ответ на меры другого государства, наносящие ущерб интересам первого или его престижу. Предметная область реторсий в отношении применения космических средств определяется нормами космического права, регулирующими отношения между государствами в связи с осуществлением космической деятельности и устанавливающими международно-правовой режим космического пространства. Но эти документы не полностью определяют нормы, нарушение которых квалифицируется как международное преступление.

Международным преступлением являются вывод на орбиту вокруг Земли любых объектов с ядерным оружием или любыми другими видами ОМП на борту, установка такого оружия на небесных телах и размещение такого оружия в космическом пространстве каким-либо иным образом. Точно такое же положение применяется и по отношению Луны.

Космос и право

Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой (1963 г.) запрещает испытание в космосе рентгеновского лазера с ядерной накачкой и других новых видов оружия с использованием энергии ядерного взрыва.

Конвенция о запрещении военного или любого враждебного использования средств воздействия на природную сферу запрещает средства, используемые «для изменения путем преднамеренного управления природными ресурсами динамики, состава или структуры Земли, включая ее биосферу, литосферу, ионосферу и атмосферу или космическое пространство». Это аэрозоли, фреоны и т. п., источники ядерной энергии, применяемые на КО, продолжительность существования которых на орбитах достаточно велика, чтобы обеспечить распад продуктов деления примерно до уровня радиоактивности актиноидов и на низких орбитах, если после выполнения рабочей части полета они переводятся на высокие орбиты.

Субъекты международного космического права несут политическую и материальную ответственность в соответствии с нормами международного права за ущерб, который может быть причинен КО на поверхности Земли или воздушному судну в полете, в виде выплаты соответствующей компенсации. Такую же ответственность несет государство, запускающее КО, если ущерб причиняется в любом другом месте (читаем – в космическом пространстве). Тогда можно предполагать, что факт возможного поражения воздушных судов, элементов КС, районы падения несгорающих элементов ракет-носителей в целях ухода от ответственности будут скрываться.

Необходимо остановиться еще на одном аспекте, напрямую не связанном с боевым применением сил и средств ВКО, но принципиально важном, по нашему мнению, для ККП. Конвенцией о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство учрежден на обязательной основе централизованный реестр запущенных в космическое пространство объектов, к которому обеспечивается открытый доступ. Государство, подписавшее данную конвенцию и запускающее КО, предоставляет Генеральному секретарю ООН соответствующую информацию о нем в ближайший практически осуществимый срок.

Если соответствующая информация не позволяет государству – участнику конвенции опознать КО и он может причинить ущерб этому государству, любому его физическому или юридическому лицу либо может быть опасным или носить вредоносный характер, оно может обратиться за помощью к другим государствам – участникам конвенции. Государства, к которым была обращена просьба, прежде всего располагающие средствами наблюдения за КО, должны ответить на нее непосредственно или через Генерального секретаря ООН.

В настоящее время все большее значение приобретает информационная борьба. Методы и способы ее базируются на высоких технологиях и приобретают большой размах, становятся изощренными и агрессивно циничными. Информационная борьба, ведущаяся уже сейчас, в мирное время, в том числе в космосе и из космоса, превратилась в одну из важнейших угроз национальной и военной безопасности государства. Поэтому в резолюции 37-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1992 г.) «Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного телевизионного вещания» отмечается:

  • государство может осуществлять международное телевизионное вещание на иностранное государство только при ясно выраженном согласии этого государства;
  • государства, считающие, что передачи международного телевизионного вещания нарушают их интересы, могут противодействовать им в пределах своей юрисдикции и в космическом пространстве над его территорией.

В настоящее время актуальна задача очистки ОКП от так называемого космического мусора. При современном уровне развития космической техники решение этой задачи вполне возможно, но государства, использующие космическое пространство, не делают этого по экономическим соображениям. Видимо, пора на международном и национальных уровнях законодательно определить требования к стандартам космической деятельности, способные привести к решению крайне актуальной проблемы.

Существует ряд двусторонних соглашений, в частности между Россией и США, ограничивающих различные виды военной деятельности. Так, Соглашением о мерах по уменьшению опасности возникновения войны (1971 г.) предусмотрено немедленное взаимное уведомление о появлении помех системам раннего предупреждения (СРП) или соответствующим каналам связи. Тем самым косвенно признана необходимость запрещения каких-либо помех нормальному функционированию указанных средств.

Соглашением о мерах по усовершенствованию линий прямой связи (1972 г.) предусмотрено создание двух дополнительных спутниковых каналов связи между СССР и США. Подтверждено стремление принимать все меры для обеспечения непрерывной и надежной работы каналов, а это по сути запрещает создание каких-либо помех космическим и наземным средствам, указанным в соглашении. Обобщая сказанное, можно выделить виды военной деятельности в космосе, разрешенные, запрещенные и не оговоренные международным правом (рис. 1).

Космическая деятельность регламентируется и государственным (национальным) правом. В России 20 августа 1993 г. принят закон «О космической деятельности», в котором под космической деятельностью понимается любая деятельность, связанная с непосредственным проведением работ по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Закон включает все основные на то время положения международного космического права и особо подчеркивает, что запрещаются «…преднамеренное создание непосредственной угрозы для безопасности космической деятельности, в том числе для безопасности КО, вредное загрязнение космоса, ведущее к неблагоприятным изменениям окружающей среды, в том числе преднамеренная ликвидация КО в космосе» и что «…в непосредственной близости от КО РФ в пределах зоны, минимально необходимой для обеспечения безопасности космической деятельности, могут устанавливаться правила, обязательные для российских и иностранных организаций и граждан». Но в соответствии с Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (ст. II) «…космическое пространство… не подлежит национальному присвоению». Следовательно, просматривается явная коллизия законодательства.

В некоторой степени этот пробел закрывает Военная доктрина РФ (Указ президента РФ от 5.02.2010 г.), указывающая, что одна из основных внешних военных опасностей РФ – «…создание и развертывание систем противоракетной обороны, подрывающих глобальную стабильность и нарушающих сложившееся соотношение сил в ракетно-ядерной сфере, а также милитаризация космического пространства, развертывание стратегических неядерных систем высокоточного оружия», а одна из основных военных угроз – «…воспрепятствование работе систем государственного и военного управления Российской Федерации, нарушение функционирования ее стратегических ядерных сил, систем предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства, объектов хранения ядерных боеприпасов, атомной энергетики, атомной, химической промышленности и других потенциально опасных объектов».

Важнейшими принципами обеспечения военной безопасности нашего государства являются эффективность прогнозирования, своевременность вскрытия и классификации военных угроз, адекватность реагирования на них. Можно предположить, что в случае возникновения отмеченных выше опасностей и угроз военной безопасности государства будут приняты соответствующие меры по их нейтрализации независимо от существования международно-правовых актов.

В международном праве есть такое понятие, как нейтралитет, то есть неучастие в войне, а в мирное время – отказ от участия в военных блоках. Применительно к военной деятельности в космосе могут возникнуть, например, такие вопросы: может ли нейтральное государство предоставлять разведывательную информацию от своих КА одному из воюющих государств или воюющее государство использовать космическую инфраструктуру, частично размещенную на территории нейтрального государства?

Отметим, что права и обязанности нейтрального государства сформулированы Гаагской конференцией 1907 г. (для сухопутной войны), Лондонской декларацией о праве морской войны (1909 г.), резолюциями 7-го конгресса Международной ассоциации юристов-демократов (1960 г.). Согласно данным документам нейтралитет основывается на важнейшем принципе равного, беспристрастного отношения к воюющим сторонам и предусматривает одновременное наличие двух обязательных условий: неучастие в данной, конкретной войне и неукоснительное соблюдение равного отношения к воюющим сторонам.

Если нейтральное государство, имеющее КА разведки, будет поставлять разведывательную информацию одному из воюющих государств, то оно обязано будет поставлять аналогичную информацию и другому воюющему государству (противной стороне) или не поставлять информацию ни одной из сторон. В противном случае речи о нейтралитете быть не может. По классическому определению нейтралитета, воюющее государство по отношению к нейтральному имеет право:

  • считать территорию нейтрального государства театром военных действий (ТВД), если это государство оказывает военную помощь его противнику;
  • атаковать военные базы своего противника, созданные им в мирное время на территории нейтрального государства и не интернированные последним с началом военных действий.

Наличие на территории невоюющего государства военных баз одной из воюющих сторон может служить юридической основой для другой считать территорию этого государства ТВД со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если нейтральное государство не хочет подвергать себя риску от возможных ударов по объектам инфраструктуры космического ТВД, расположенных на его территории одним из воюющих в настоящее время государств, то оно должно интернировать их и вывести из функционирования.

Таким образом, в настоящее время в международном праве по использованию космического пространства, прежде всего в военных целях, существует много так называемых белых пятен и противоречий (нестыковок). Учитывая, что число государств, имеющих выход в космос, из года в год увеличивается, неуклонно возрастает количество КА двойного назначения, усложняется обстановка в космическом пространстве, которая является своеобразным барометром степени опасности общей военно-политической обстановки в мире, задача по совершенствованию многих аспектов международного права по использованию космического пространства является весьма актуальной.

Василий Яковлевич Долгов,
кандидат технических наук, доцент
Юрий Дмитриевич Подгорных,
доктор военных наук, профессор, действительный член АВН

Опубликовано 22 января в выпуске № 6 от 2013 года

Комментарии
wheretobuyviagra eu/]where to buy viagra glucophage-online top/]glucophage xr 500 clonidine xyz/]clonidine 1 vermox click/]where can i buy vermox medication online tadalafil-20mg in net/]where to buy tadalafil online tamoxifen download/]tamoxifen
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?