Концепции

Вопрос дня – роботизация войск

Внедрение в Вооруженные Силы робототехнических комплексов требует системного подхода и всестороннего военно-технико-экономического обоснования
Переход к новому технологическому укладу обеспечивает возможность и диктует необходимость внедрения в войска новых технических средств, позволяющих достичь повышения эффективности, изменения характера, форм и способов ведения вооруженной борьбы. К таким средствам можно с уверенностью отнести и робототехнику.

Под робототехническими комплексами военного назначения (РТК ВН) понимаются дистанционно управляемые или автономные образцы вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), предназначенные для полной или частичной замены человека в процессе выполнения боевых и обеспечивающих задач. Как и в основных странах мира, в Вооруженных Силах России роботизации в настоящее время уделяется повышенное внимание.

В целях упорядочения процесса роботизации, обеспечения системности в принятии решений, единства управления оснащением войск этими комплексами в последние годы разработан ряд целостных и достаточно выверенных концепций создания РТК ВН. Однако результаты реализации этих концепций явно расходятся с первоначально планировавшимися. Процесс разработки и внедрения в войска РТК ВН идет не совсем гладко. Объемы финансирования по плану и по факту существенно расходятся, разработчики не укладываются в сроки и требования. Поэтому концептуальные установки, обладающие системностью и целостностью, превращаются во фрагментарные разработки, что усугубляется неизбежным в таких случаях субъективизмом принимаемых решений. Как итог – эффективность роботизации деятельности войск оказывается далека от ожидаемой.

БОЕВОЙ ОПЫТ РОБОТОТЕХНИКИ

Нельзя сказать, что эта «болезнь» присуща только нашей армии. Нечто подобное переживала и армия США после вторжения в Ирак и Афганистан. И только жестокий реализм деятельности их группировок в этих странах резко поменял ситуацию, заставив наращивать количество РТК ВН различного назначения. Такое наращивание шло от понимания конкретных практических потребностей американских подразделений и частей, находящихся в зонах боевых действий. В результате в Ираке и Афганистане создана мощная группировка РТК ВН различного назначения, численность которой по разным источникам достигает 12–20 тысяч единиц. При этом наряду с удачными образцами этой техники, действительно соответствующими характеру боевой деятельности, были и неудачи. Но если оценивать состояние дел в целом, то можно сделать очевидный, хотя и парадоксальный вывод – американская группировка РТК ВН в Ираке и Афганистане практически соответствует потребностям находящихся там группировок войск… но только применительно к этим странам, характеру ведущейся там вооруженной борьбы и даже климато-географическим особенностям театра военных действий. Безусловно, нельзя однозначно утверждать, что эффективность такой группировки РТК ВН будет низка при переносе ее структуры и состава на другой театр, в другие условия, но многие факторы говорят в пользу такого утверждения.

По этой причине брать в качестве примера при создании отечественных РТК ВН усилия армии США, предпринятые в этой области применительно к ирако-афганской кампании, представляется опрометчивым. Прежде чем приступать к определению облика системы РТК ВН Вооруженных Сил России, нужно сформировать четкое представление о том, какой характер будут носить военные действия, в которых станут принимать участие российские ВС, какие задачи они при этом должны решать и какие из них могут быть возложены на робототехнические комплексы.

Что действительно удалось американским специалистам, так это под давлением обстоятельств (исходя из характера реальных боевых действий и содержания решаемых при этом задач) интенсивно продвинуться в области создания базовых технологий робототехники: технического зрения, группового и дистанционного (автономного) управления, алгоритмов принятия решения на основе комплексной обработки информации от различных датчиков, связи, специализированного оружия и т. д. Причем эти технологии прошли отработку в реальных условиях боевых действий.

ЗАДАЧИ ДЛЯ АНДРОИДОВ

Роботизация в передовых странах мира рассматривается как одно из важнейших направлений совершенствования и качественного обновления систем вооружения тактических войсковых формирований (подразделений и частей), боевые задачи, задачи технического и тылового обеспечения которых могут результативно выполняться с применением дистанционно-управляемых, полуавтономных и автономных РТК ВН. По среде функционирования РТК ВН разделяют на наземные, воздушные и морские (подводные).


Коллаж Андрея СЕДЫХ

Обычно при определении потребности в РТК ВН указывают на два основных преимущества, которые дает их внедрение в войска: первое – уменьшение потерь личного состава и техники при выполнении боевых и высокорисковых задач, второе – повышение эффективности решения известных задач и появление возможности выполнения новых задач, недоступных для решения человеком в силу физиологических и интеллектуальных ограничений.

Роботы не подвержены стрессовым влияниям, обусловленным непосредственной опасностью для жизни, усталостью, недостаточным уровнем обученности, дефицитом времени на принятие решений и исполнение действий и др. Они способны хладнокровно работать в зонах радиоактивного и химического заражения, при обезвреживании мин и аварийных боеприпасов, тушении пожаров и т. п.

Появление роботов делает возможным решение ряда задач, недоступных ранее, например ведение подводных работ на большой глубине. Применительно к России робототехнические укрепрайоны могли бы, в частности, обеспечить охрану и оборону границы на Дальнем Востоке, где численность войск явно не соответствует возможным масштабам и характеру военных действий.

Предполагается, что роботы могут обеспечить повышение эффективности применения устаревших образцов ВВСТ, которые при оснащении их навесным модульным бортовым оборудованием, созданным с использованием технологий военной робототехники, приобретут новые качества. Такое применение робототехнического оборудования требует тщательных оценок, поскольку затраты на роботизацию устаревших образцов могут оказаться слишком велики, а достигаемая эффективность не столь внушительной.

В целом в различных информационных источниках на РТК ВН возлагается столько надежд, что при реализации этих «планов громадья» человеку не останется места в армии и на флоте. Но вполне очевидно, что воплощение этих проектов потребует таких материальных и финансовых затрат, которых никакой военный бюджет не выдержит. Достаточно сказать, что относительно несложные наземные РТК ВН армии США имеют стоимость от десятков до сотен тысяч долларов, а беспилотные разведывательно-ударные летательные аппараты – десятки миллионов долларов. А ведь при оснащении войск робототехническими комплексами (если они будут включены в штаты частей и подразделений Вооруженных Сил) их поставка должна осуществляться не в единичных экземплярах, а в значительных объемах. Следовательно, стоимость роботизации войск станет основным ограничением при решении данной проблемы.

По этой причине требуется определение совокупности важнейших первоочередных задач, которые можно возложить на РТК ВН в надежде получить приращение эффективности и избавить личный состав от выполнения высокорисковых задач.

С учетом отечественного и зарубежного опыта применительно к воздушным РТК ВН (беспилотным летательным аппаратам) в качестве таких задач можно выделить следующие:

  • разведка всех видов (оптико-электронная, радиоразведка, радиотехническая, радиационная, химическая, бактериологическая, инженерная);
  • целеуказание;
  • поражение малоразмерных, высокоподвижных целей (выполнение разведывательно-ударных задач);
  • контроль результатов стрельбы (ударов);
  • минирование боевых порядков и колонн противника с воздуха.

К задачам, которые могут быть эффективно решены РТК ВН наземного базирования, следует отнести следующие:

  • охрана и оборона объектов;
  • разведка и преодоление участков радиационно, химически и бактериологически зараженной местности, минных полей;
  • дегазация, дезактивация и дезинфекция, разминирование местности и обезвреживание взрывоопасных предметов;
  • погрузочно-разгрузочные работы, заряжание оружия (особенно подвеска авиационных средств поражения на носители).

Задачи, которые могут эффективно решаться РТК ВН морского базирования:

  • охрана мест стоянки морских объектов и участков побережья с моря, противодиверсионная борьба;
  • освещение надводной и подводной обстановки;
  • поиск и обследование подводных объектов;
  • поиск и уничтожение морских мин;
  • постановка дымовых завес и минных заграждений.

Безусловно, задач, которые потенциально могли бы быть решены с применением РТК ВН, намного больше. Можно даже представить себе цепь андроидов, с криком «Ура» лихо атакующих противника. Но не боясь повториться, следует еще раз подчеркнуть, что при определении перечня таких задач необходимо иметь в виду их приоритетность, исходя из степени антигуманности, экономической и военной нецелесообразности продолжения их выполнения традиционными способами в силу высоких потерь личного состава и ВВСТ и низкой эффективности, стоимости разработки роботов для их решения, количества РТК ВН, которые потребуются Вооруженным Силам (и соответственно стоимости серийных поставок), затрат на эксплуатацию, обучение специалистов, использующих эти РТК ВН и т. д.

То есть системное военно-технико-экономическое обоснование планов создания и внедрения в войска РТК ВН является важнейшей проблемой, корректное решение которой позволит избежать ошибок и субъективизма.

ПРИНЦИП УНИФИКАЦИИ И ТРАНСФОРМАЦИИ

Кроме того, системность решений должна быть и при формировании технического облика всей совокупности РТК ВН. В настоящее время при демонстрации различными фирмами своей робототехнической продукции приходится видеть, что РТК ВН построены по различным схемам с использованием конструкторских приемов, присущих только этим фирмам и далеких друг от друга, принципы их эксплуатации и технического обслуживания различны. Если все это техническое разнообразие придет в войска, проблем с его боевым применением и материально-техническим обеспечением будет огромное множество. Поэтому при формировании системы РТК ВН Вооруженных Сил России должны строго соблюдаться принципы унификации: формирование типоразмерных рядов самих комплексов и их комплектующих, обеспечение конструктивного подобия, повторяемость в различных образцах единых конструктивных элементов, модульность исполнения. Для этого необходима разработка соответствующей нормативной базы, единых технических требований и стандартов.

Не стоит забывать и о том, что насыщение робототехническими комплексами войск должно происходить не как революция («до основанья, а затем…»), а как эволюционная трансформация системы вооружения, в которой роботы не автономные включения, а элементы системы. А если так, то их появление должно обеспечить повышение эффективности системы вооружения с некоторой эмерджентностью либо привести к замене роботами некоторых образцов и систем вооружения, уменьшить число ожидаемых потерь личного состава. В противном случае мы получим эффект номенклатурного раздувания системы со всеми негативными для такого явления последствиями, обусловленными ростом стоимости эксплуатации, обслуживания, материально-технического снабжения, обучения.

Очевидно, что РТК ВН должны быть структурно и функционально связаны с другими элементами системы, способными получать от них информацию (целеуказание) и передавать им данные от собственных датчиков (то есть соблюдаться сетецентрический принцип взаимодействия), действия РТК ВН должны обеспечивать повышение эффективности боевого применения других элементов системы вооружения.

НОВЫЕ РОБОТЫ – НОВЫЕ ВОЙНЫ

Говоря о робототехнических комплексах именно военного назначения, нельзя забывать, что война – это не то же самое, что демонстрация робототехники на полигоне при хорошей погоде, на ровной площадке с постриженной травой. РТК ВН должны быть устойчивыми и надежными во всех боевых эпизодах, которые обусловливаются характером выполняемой задачи: не терять работоспособность при обстреле и воздействии осколков, противостоять средствам радиоэлектронной борьбы (электромагнитному воздействию вообще), радиации, химических веществ, морской воды и всему тому, что будет в изобилии на поле боя, включая грязь, пыль, ветер, дождь, снег, обледенение, низкие и высокие температуры.

Поскольку РТК ВН, наделенные искусственным интеллектом (работающие в соответствии с заложенными в них алгоритмами), должны взаимодействовать с другими элементами системы, используя различные каналы связи, следовательно, в их «мозги» может залезть кибервирус. Поэтому к РТК ВН необходимо предъявлять требования по устойчивости в условиях информационной или кибервойны (по защите от несанкционированного программного воздействия со стороны противника). Перепрограммированный робот-разведчик, передающий вам ложную развединформацию, боевой робот, который минуту назад был вашим другом и вдруг превратился в смертельного врага, – таковы возможные (но далеко не все) последствия при невыполнении этого требования. В этом же ряду стоит и требование по обеспечению электромагнитной совместимости РТК ВН с другими излучающими объектами.

Важным является и условие обеспечения группового управления роботами, применяемыми в одном районе, в составе смешанной группы, в том числе с экипажными образцами ВВСТ, опознавания «свой-чужой», группового взаимодействия РТК ВН для недопущения столкновения, взаимного уничтожения, поражения своих войск.

Венчать всю эту работу должны приказы о включении РТК ВН в штаты частей и подразделений, а также разработка наставлений и инструкций по боевому применению и техническому обслуживанию. Консерватизм структуры войсковых формирований не в последнюю очередь объясняется сложностью решения таких, казалось бы, простых задач. На самом деле производство и поставка в войска довольно многих вновь разработанных образцов ВВСТ так и не осуществлялись либо они не были приняты на вооружение, поскольку при достаточно высоком уровне ТТХ никак не вписывались в существующую систему вооружения, материально-технического обеспечения, боевой подготовки. И даже много лет эксплуатируясь в войсках, будучи узнаваемыми гражданским населением, эти образцы так и оставались «за штатом».

Таким образом, роботизация войск требует системного рассмотрения этой проблемы на длительном отрезке времени (долгосрочного планирования) с учетом ее места и роли в системе вооружения Вооруженных Сил, войсковых формирований, затрат на развитие системы РТК ВН на протяжении всего жизненного цикла. Квалифицированно и корректно решить весь перечень названных выше технических и организационных задач можно только при наличии органа военного управления, отвечающего за формирование и реализацию единой технической политики в области роботизации, и работающей в тесном взаимодействии с ним головной научной организации, координирующей научную работу в ВС в области роботизации, обеспечивающей военно-технико-экономическое обоснование планов разработки и поставок РТК ВН, разработку технических заданий, военно-научное сопровождение РТК ВН на всех этапах жизненного цикла.

В целом можно отметить, что роботизация боевых действий приобретает характер одного из доминирующих направлений в совершенствовании систем вооружения ведущих стран мира. Развитие нано-, био-, информационных и когнитивных технологий будет способствовать появлению все более совершенных роботов, в том числе с высоким искусственным интеллектом, биомеханических, антропоморфных, роботов-аватаров, микро-, нанороботов различного назначения. Массовое применение роботов способно изменить не только характер боевых действий, но и саму суть войны, превратив ее в состязание искусственных интеллектов (в случае конфликта высокоразвитых стран) либо искусственного интеллекта и «человека с ружьем» (при технологической отсталости одной страны от другой). В последнем случае соблазн повоевать может оказаться непреодолимым, поскольку война высокотехнологичным агрессором будет восприниматься как нечто виртуальное, существующее только на экранах мониторов, а значит, нестрашное и более того – увлекательное. Решение на ее начало уже не будет сдерживаться осознанием возможных потерь личного состава для стороны, обладающей технологическим превосходством.

Еще более опасным представляется создание в перспективе полностью автономных роботов с использованием искусственного интеллекта, имеющих, образно говоря, «лицензию на убийство», то есть способных и «наделенных правом» самостоятельно, без оператора решать, каким образом выполнять поставленную задачу, выбирать цель и определять целесообразность и способ ее поражения. Появление их еще более ослабит «обратную связь» между агрессором и стороной, подвергшейся агрессии, еще больше снизит «порог сдерживания».

Василий Михайлович БУРЕНОК
доктор технических наук, профессор

Опубликовано 9 октября в выпуске № 5 от 2013 года

Комментарии
levaquinonline bid/]levaquin buy-zofran date/]more bonuses buy-trazodone accountant/]buy trazodone not generic without a prescription
alternativ piller köpa piller generiskutanresept top/clozaril/
pris piller piller recept generiskutanresept top/tenormin/
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?