Концепции

Еще раз о показателях и критериях

Моделирование при организации борьбы с воздушно-космическим противником позволит существенно повысить эффективность работы органов военного управления при поиске лучших решений

В настоящее время единственным средством в ВС РФ, позволяющим моделировать действия сил и средств ВКО, авиации, ракетных войск и артиллерии, флота, обеспечивающих сил и средств и рассчитывать необходимые показатели эффективности борьбы с силами воздушно-космического нападения противника, является информационно-моделирующая среда. Она предназначена для поддержки принятия решений на операции (боевые действия), обеспечения их автоматизированного планирования, подготовки воинских формирований и органов военного управления от стратегического до тактического уровня, а также обеспечения принятия решений при строительстве и развитии Вооруженных Сил.

Вооруженная борьба в воздушно-космической сфере – сложный процесс взаимодействия десятков тысяч объектов (в границах стратегического направления может действовать до 50 тысяч космических, воздушных, наземных, морских объектов и средств поражения). Управление ими требует получения, сбора, обработки, отображения и анализа информации о своих войсках (силах) и войсках (силах) противника, прогнозирования действий войск (сил) противника, разработки, оценки и выбора рациональных вариантов действий своих войск (сил) для решения поставленных задач в воздушно-космической сфере. При этом все процессы управления, особенно в угрожаемый период и в ходе военных действий, происходят в условиях дефицита располагаемого времени и информации. Данные факторы требуют для обоснования вопросов организации борьбы с воздушно-космическим противником и в том числе строительства системы ВКО, поддержки принятия решений при борьбе с силами и средствами воздушно-космического нападения (ВКН), а также для подготовки органов управления и войск использования математического моделирования. Для этого необходимы моделирующие комплексы, главные требования к которым – адекватность моделирования вооруженной борьбы в воздушно-космической сфере возможным реальным действиям и возможность вычисления необходимых показателей эффективности этой борьбы.

Данные требования ни у кого сомнений не вызывают. Они реализуются имитационными моделирующими комплексами. Однако при раскрытии отдельных аспектов моделирования вооруженной борьбы с воздушно-космическим противником мнения расходятся. Прежде всего это касается показателей и критериев оценки эффективности этой борьбы, а также состава моделей и содержания моделирования.

Показатели и критерии оценки эффективности борьбы с воздушно-космическим противником

Ряд авторов, в том числе Юрий Криницкий, в своих публикациях настаивают, что главными показателями эффективности действий группировки ВКО должны быть абсолютное или относительное математическое ожидание числа уничтоженных средств ВКН. «ВКО (ПВО) – это машина по уничтожению средств ВКН, и ничто другое ее не касается. Как мясорубка отвечает только за выработку фарша, но не за качество мяса. А в качестве критерия показателя относительного математического ожидания числа уничтоженных средств со ссылкой на Владимира Слипченко предлагается «уничтожать средствами ПВО до 70%, а средствами ПРО – до 90% высокоточных воздушных и ракетных целей противника» («ВПК», № 50, 2013).

Еще раз о показателях и критериях

Подготовка к установке в ШПУ противоракеты

типа ПРС-1М. Фото: Михаил Ходаренок

Это очень упрощенная и однозначная трактовка эффективности борьбы со средствами ВКН, что обусловлено следующими факторами: во-первых, показанные требования к эффективности ПВО и ПРО принципиально невыполнимы, а показатели абсолютного или относительного числа уничтоженных средств ВКН при реальной эффективности системы ВКО, не превышающей 5–10%, не могут свидетельствовать о достижении или недостижении целей воздушно-космической обороны; во-вторых, войска и силы ВКО сами войну не выигрывают и не воюют, борьбу с воздушно-космическим противником должны вести все силы и средства, которые могут их уничтожать и подавлять в полете, на суше и на море. Поэтому нужно оценивать эффективность комплексной борьбы с воздушно-космическим противником, а эффективность действий сил и средств ВКО будет частной оценкой их вклада в общую борьбу. Многообразие задач борьбы со средствами ВКН противника требует различных показателей и критериев эффективности их решения. То есть показатели и критерии не универсальны, они изменяются в зависимости от целей (задач) и масштаба военных действий.

Показатели и критерии стратегического уровня

Выбор показателей и критериев оценки эффективности борьбы с воздушно-космическим противником на стратегическом уровне обусловлен тем, что Россия имеет потенциальных противников, значительно более мощных по военному потенциалу и экономике (США и блок НАТО в целом). Своим составом сил и средств ВКО она не может нанести существенный ущерб их воздушно-космическим силам и средствам. Поэтому на стратегическом уровне сдерживание агрессии Россией возможно только открытой угрозой нанесения встречного или ответного удара для причинения агрессору неприемлемого ущерба.

Еще раз о показателях и критериях

Неприемлемый ущерб – уровень потерь государства или коалиции, терпеть которые руководство государства (коалиции) несогласно даже ценой своей формальной победы в войне или конфликте. Он является критериальным значением показателя ожидаемого ущерба противостоящей стороне, который определяется как сумма ущербов от потерь населения, военных и экономических объектов, личного состава и вооружения вооруженных сил, инфраструктуры, ухудшения экологии. Неприемлемый ущерб в значительной мере зависит от господствующей в странах идеологии, системы доктринальных взглядов и может изменяться со сменой политических режимов или правительств. Особо следует выделить взгляды на приемлемость страданий населения, возникающих в результате поражения средств энерго- и водоснабжения, разрушения экологически опасных объектов и жилых массивов. Практически для «цивилизованных» стран (европейских государств и США) сама по себе угроза такой возможности является наиболее сильным сдерживающим фактором их возможной агрессии. Задача определения уровня неприемлемого ущерба для каждого агрессора может быть решена методом экспертных оценок.

На угрозе получения неприемлемого ущерба даже в ответном ударе основано ядерное сдерживание. В ядерном сдерживании основная цель действий сил и средств ВКО состоит в своевременном обнаружении массированных запусков баллистических и крылатых ракет, взлета авиации для своевременного оповещения об этом руководства государства и Вооруженных Сил. Основным показателем, характеризующим эффективность действий сил ВКО в обеспечении ядерного сдерживания, является не количество сбитых средств ВКН, а время предупреждения руководства о начале ядерного удара (нападения). Отражение 5–10% средств ВКН в ядерной войне стратегическую ситуацию не изменит, но может увеличить время на принятие необходимых решений. Критерий достижения цели силами и средствами ВКО – требуемое время до падения первых боеголовок баллистических ракет или до удара по объектам первых крылатых ракет, обеспечивающее принятие решения на ответные действия, которые могут реализовываться в формах ответно-встречного или ответного удара, то есть на запуск (подъем) необходимого количества средств ВКН для нанесения противнику неприемлемого ущерба.

Еще раз о показателях и критериях

В настоящее время США со своими союзниками предпринимают все меры для возможности нанесения разоружающего удара воздушно-космическими силами и средствами в обычном снаряжении. Существующим составом сил и средств ВКО при реальной их эффективности в обычной войне отражение разоружающего удара США и НАТО также не обеспечивается. При тенденции отказа пилотируемой авиации от входа в зоны огня зенитных ракетных формирований противостоящей стороны зенитные ракетные системы С-300 и С-400 настреляют своими сверхдорогими ракетами большое количество ложных целей и беспилотных летательных аппаратов, но объекты не защитят. Поэтому обеспечение сдерживания возможного агрессора от нанесения разоружающего удара силами и средствами в обычном снаряжении может быть достигнуто лишь угрозой нанесения ответного ядерного удара или ударов средствами ВКН в обычном снаряжении. Ограниченное их число в сравнении с количеством обычных средств, имеющихся в США и других государствах НАТО, не позволит нанести существенный ущерб их группировкам сил и средств ВКН и системе управления. Достичь неприемлемого ущерба для агрессора можно будет только при ударах по его объектам, которые приведут к страданиям населения. Это вынужденная мера, но именно она, официально объявленная, будет самым надежным сдерживающим фактором от агрессии.

Основным показателем, характеризующим эффективность действий сил ВКО при отражении разоружающего удара воздушно-космическими силами и средствами противника в обычном снаряжении, является не количество сбитых средств ВКН, а предотвращенный ущерб средствам ответного удара. Критерием данного показателя станет сохраненное число ударных средств с учетом их боевой мощи, необходимое для нанесения неприемлемого ущерба противнику. В данной ситуации необходимо также учитывать частный показатель – время сохранения необходимого количества этих средств. Данные критерий и частный показатель могут быть определены с помощью имитационного моделирования.

Показатели и критерии оперативного уровня

Выбор показателей и критериев оценки эффективности борьбы с силами и средствами воздушного и ракетного (в перспективе – воздушно-космического) противника на оперативном уровне в локальных и региональных конфликтах обусловлен возможностью за счет маневра силами и средствами ПВО, авиацией и другими силами достигать или даже превосходить противника в общей боевой мощи. Основные формы борьбы с воздушным и ракетным противником на оперативном уровне – воздушная операция на стратегическом направлении (ТВД) и боевые действия объединения ПВО-ПРО. Показатели и критерии для оценки их эффективности выбираются исходя из целей и задач и соответственно из содержания действий, которое представляет систему оборонительных или оборонительных и ударных (наступательных) действий войск (сил) ПВО, авиации, ракет и артиллерии (РВ и А), флота, разведки, РЭБ и др.

Еще раз о показателях и критериях

Основными целями (задачами) воздушных операций могут быть:

  • завоевание (удержание) господства в воздухе или недопущение решения такой задачи (завоевание превосходства в воздухе) противником;
  • защита от ударов с воздуха важнейших пунктов государственного и военного управления, объектов экономической инфраструктуры государства и группировок войск (сил).

Вторая цель (задача) главная для объединения ПВО-ПРО. Иногда отдельно ставится задача отразить (сорвать) массированные ракетно-авиационные удары противника. Однако она направлена на защиту объектов и войск и самостоятельной не является.

В воздушной операции задача завоевания (удержания) господства в воздухе или недопущения решения такой задачи противником является главной. Без ее решения никакие другие задачи группировкой войск (сил) на ТВД выполнять практически невозможно. Данная задача может решаться на первом этапе или в ходе всей операции, при этом стороны всеми имеющимися силами и средствами будут взаимно уничтожать силы и средства воздушного нападения и ПВО. В таких действиях по предлагаемому Юрием Криницким показателю математического ожидания числа уничтоженных силами ПВО средств ВКН противника ход выполнения задачи завоевания (удержания) господства в воздухе оценить практически невозможно. Например, только на основании данных об уничтожении войсками ПВО 100 или 10 средств воздушного нападения, участвующих в ударе, нельзя сделать вывод о выполнении или невыполнении задачи завоевания (удержания) господства в воздухе. Такой вывод можно сделать только на основе сравнения общего соотношения и общих потерь сил и средств воздушного нападения и ПВО сторон.

Еще раз о показателях и критериях

В наибольшей степени эффективность борьбы за завоевание (удержание) господства в воздухе характеризует показатель изменения в ходе операции (боевых действий) качественного соотношения (соотношения суммарных боевых потенциалов) сил по авиации и ПВО. В чью пользу изменяется соотношение сил, та сторона побеждает, если оно не изменяется, ни одна из сторон не побеждает. Например, до начала операции соотношение суммарных боевых потенциалов сил по авиации и войскам (силам) ПВО своих и противника было 1:1, а после первого ее этапа стало 1:0,8. Этот пример показывает, что на данном этапе операции способы действий своих войск (сил) были более эффективны, чем способы действий войск (сил) противника. Свои силы и средства ПВО, авиации, ракетных войск и артиллерии, флота поразили больше, чем противник, сил авиации и ПВО и добились небольшого превосходства в воздухе. Как правило, такой процесс имеет лавинообразный характер, то есть с каждым следующим этапом операции преимущество побеждающей стороны нарастает более существенно.

Эффективность решения задачи защиты от ударов с воздуха войск и объектов может характеризовать показатель абсолютной или относительной степени предотвращенного ущерба объектам обороны и войскам (силам).

Вклад группировки войск (сил) ПВО в решение всех задач воздушных операций (боевых действий) может характеризовать частный показатель абсолютного или относительного ущерба, нанесенного группировке сил воздушного нападения противника в воздухе.

Показатели и критерии тактического уровня

Множество различных задач борьбы с воздушно-космическим противником на тактическом уровне, решаемых соединениями, частями и подразделениями ПВО и РКО (в перспективе – ВКО), определяет необходимость иметь такое же множество показателей и критериев оценки эффективности их решения. Основная задача тактических группировок ПВО и ПРО состоит в защите от ударов с воздуха государственных и военных объектов и группировок войск (сил). Такую задачу наиболее адекватно характеризует показатель относительного предотвращенного ущерба объектам обороны и прикрываемым войскам (силам). С данным показателем коррелируется показатель относительного ущерба, нанесенного средствам воздушного и ракетного нападения противника в воздухе. Связь данных показателей обусловлена общим правилом их максимизации, состоящим в первоочередном выборе для обстрела средств воздушного нападения и ракет (боеголовок), наиболее опасных для обороняемых объектов. Юрий Владимирович, «за качество мяса», то есть выбираемых для обстрела средств, надо отвечать.

Еще раз о показателях и критериях

Выбор для обстрела наиболее опасных средств воздушного нападения на практике достаточно сложная задача, так как по радиолокационной отметке не все средства можно различить, особенно ложные цели, но она частично решается. Очень сложно спрогнозировать объекты удара для аэродинамических средств. Для ракет и боеголовок, летящих по баллистическим траекториям, эта задача не такая сложная, так как точка их падения, то есть объект удара, вычисляется. Например, израильская противоракетная система «Железный купол» ракеты палестинцев, летящие мимо объектов обороны, не обстреливает. Данный пример еще раз демонстрирует, что гнаться только за максимальным количеством уничтоженных средств ВКН не всегда рационально.

Критериями показателей относительного предотвращенного ущерба объектам обороны и войскам (силам) и относительного ущерба, нанесенного средствам воздушного и ракетного нападения противника, являются их максимальные значения, которые определяются перебором всех возможных (разработанных) способов действий при установленном расходе ресурсов (ракет). Однако оценка эффективности противовоздушной или противоракетной обороны только по этим показателям и критериям односторонняя. Для принятия решения на применение разработанного способа действий сил и средств ПВО (ПРО) необходимо также представлять, какую цену надо заплатить за достигаемый результат, то есть оценить ущерб силам и средствам ВКО от потерь и расхода боевых и материальных средств. Для «свертки» двух показателей при определении наиболее рационального способа действий сил и средств может быть применен метод, заключающийся в поиске наиболее эффективного способа в диапазоне их допустимых потерь.

Еще раз о показателях и критериях

Показатели абсолютного или относительного математического ожидания числа уничтоженных средств ВКН могут использоваться при решении частных задач сравнения эффективности отдельных образцов вооружения, вариантов построения и способов действий тактических группировок сил и средств ПВО (ПРО).

Для оценки эффективности систем вооружения и способов действий сил и средств РКО интегральные показатели не применимы из-за существенного различия задач, решаемых отдельными системами. Здесь используются частные показатели – отдельно для систем ПРО, а также ПРН, ККП и ПКО. Однако в силу взаимного использования сил и средств различных систем РКО при вычислении частных показателей должны моделироваться их совместные действия, а также действия всех других сил и средств, привлекаемых к выполнению этих задач.

Требование вычислимости показателей для оценки эффективности борьбы с воздушно-космическим противником определяет требования к составу моделей и содержанию моделирования.

Состав моделей и содержание моделирования при оценке эффективности борьбы с воздушно-космическим противником

При рассмотрении состава моделей и содержания моделирования для оценки эффективности действий войск (сил) ВКО в многочисленных публикациях НИЦ (г. Тверь) ЦНИИ Войск ВКО (2 ЦНИИ, НИЦ ПВО, Тверь, 4 ЦНИИ) МО РФ представляются комплексы математических моделей «Селигер» и «Замысел-2», включающие модели средств воздушно-космического нападения, ПВО и РКО и модели систем управления («ВКО», № 4, 2013). С помощью таких комплексов можно моделировать только действия войск (сил) и средств ПВО и РКО. Однако, как было ранее отмечено, на стратегическом и оперативном уровнях войска и силы ПВО и РКО сами по себе не воюют. Поэтому руководящими документами определены формы применения Вооруженных Сил и их группировок для борьбы с воздушно-космическим противником, содержащие как оборонительные, так и ударные действия всех имеющихся в ВС РФ сил и средств. Их эффективность должна оцениваться с помощью вышепредставленных комплексных показателей и критериев, а эффективность действий сил и средств ВКО в них – с помощью частных показателей.

Еще раз о показателях и критериях
Полигон Сары-Шаган. Площадка № 35. Перекатка противоракеты типа ПРС-1М с транспортной машины на машину-установщик. Фото: Михаил Ходаренок

Наряду с отсутствием в современном комплексе математических моделей (КММ) «Селигер» моделей ударных сил и средств в нем нет моделей объектов инфраструктуры и морских носителей, которые обеспечивают применение как сил и средств ВКО, так и ударных сил и средств. Процессы взлета авиации с аэродромов и авианосцев и запуска крылатых ракет с кораблей и подводных лодок, а также всего их полета в условиях функционирования систем управления и навигации в комплексе не моделируются. При подготовке исходных данных для моделирования средства ВКН «запускаются» из выбранных точек пространства, а могут ли они туда попасть и сколько им нужно времени для этого, остается на совести лица, создающего сценарий действий. В реальности самолеты взлетают с аэродромов и авианосцев, крылатые ракеты запускаются с кораблей и подводных лодок не мгновенно, их полет зависит от состояния систем управления и навигации. Поэтому действия по поражению и подавлению сил ВКН противника, их систем управления и навигации на земле и море в значительной степени будут влиять на развитие общей воздушной и ракетной обстановки. Например, повреждение палубы авианосца до взлета основного состава его самолетов резко уменьшит общее количество средств воздушного нападения на приморском направлении.

Невозможность моделирования процессов применения ударных сил и средств и полных процессов применения средств ВКН может приводить к принципиально неправильным общим оценкам возможного развития борьбы с силами воздушно-космического нападения противника на стратегическом и оперативном уровнях. Также могут быть допущены ошибки при частных оценках эффективности действий сил и средств ВКО из-за неучета возможных изменений воздушной и ракетной обстановки под воздействием ударных сил и средств. Наглядным примером попытки введения в заблуждение руководства Вооруженных Сил из-за неприменения комплексной модели боевых действий явилось предложение руководства войсковой ПВО заменить во фронтовой зенитной ракетной бригаде 1/3 зенитных ракетных комплексов дальнего действия на комплексы средней дальности и 1/3 – на комплексы ближнего действия. Для обоснования был промоделирован с помощью имитационной модели, моделирующей только средства воздушного нападения и ПВО, удар 62 самолетов по боевым порядкам отдельно стоящей бригады. Результаты показали, что эффективность бригады нового состава в четыре раза выше, чем бригады со штатным вооружением, а по стоимости она станет почти в два раза дешевле. На основе того, что в реальности промоделированный сценарий невозможен, с помощью моделирующего комплекса «Спектр-М» было проведено моделирование вариантов действий полной группировки войск фронта, включающей бригады традиционного и предлагаемого состава. Оказалось, что в общевойсковых действиях эффективность зенитной ракетной бригады нового состава снижается почти в два раза при общем уменьшении эффективности действий войск ПВО фронта. Причина этого снижения – уменьшение участия подразделений бригады, находящейся в 3-м эшелоне построения системы ПВО фронта, в уничтожении средств воздушного нападения из-за уменьшения дальности действия 2/3 зенитных ракетных комплексов. Благодаря комплексному моделированию ошибка в изменении состава фронтовой зенитной ракетной бригады не была допущена.

Таким образом, комплекс математических моделей «Селигер» для оценки эффективности борьбы с силами воздушно-космического нападения противника имеет ограниченное применение. Он позволяет исследовать частные вопросы сравнения эффективности отдельных образцов вооружения ПВО и РКО, вариантов построения и способов действий тактических группировок сил и средств ПВО и РКО. Кроме того, он может использоваться для «калибровки» более объемных комплексных моделей.

В настоящее время единственным средством в ВС РФ, позволяющим моделировать действия сил и средств ВКО, авиации, ракетных войск и артиллерии, флота, обеспечивающих сил и средств и рассчитывать необходимые показатели эффективности борьбы с силами воздушно-космического нападения противника, является информационно-моделирующая среда (ИМС). Головной разработчик ИМС – научно-производственное объединение «Русские базовые информационные технологии» (НПО РусБИТех»).

ИМС – составная часть математического и программного обеспечения автоматизированных систем военного назначения. Она предназначена для поддержки принятия решений на операции (боевые действия), обеспечения их автоматизированного планирования, подготовки воинских формирований и органов военного управления от стратегического до тактического уровня, а также обеспечения принятия решений при строительстве и развитии Вооруженных Сил. На основе ИМС разработаны и разрабатываются конкретные комплексы и системы: ситуационные центры должностных лиц ВС РФ, автоматизированные системы управления, центры боевой подготовки, программно-технические комплексы. Разработками на основе ИМС являются представленный выше моделирующий комплекс «Спектр-М», экспортно-ориентированные программно-технические комплексы «Спектр-6Э» и «Спектр-7Э» и др.

ИМС развертывается на стандартных средствах локальных вычислительных сетей. Она создана на принципах объектно-ориентированного анализа и проектирования сложных систем. Ее специальное программное обеспечение выполнено в виде совокупности моделирующей системы и решаемых на ее основе информационно-расчетных задач, связанных единой базой данных. В ИМС также входят унифицированные средства для сопряжения с любыми системами военного назначения, реализующими международный стандарт IEEE 1516 (HLA-интерфейс).

База данных ИМС содержит все необходимые модели вооружения и военной техники (ПВО, РКО, авиации, сухопутных войск, флота, космических аппаратов), инфраструктуры, воинских формирований, сил и средств управления и связи, цифровой информации о местности, то есть цифровые карты с различными форматами данных.

Для поддержки решения задач управления группировками ВС и их подготовки моделирующая система и информационно-расчетные задачи на основе базы данных обеспечивают создание моделей любой обстановки противостояния группировок войск (сил) любого состава от стратегического до тактического уровня; разработку для них любых способов ведения операций и боевых действий; моделирование разработанных способов действий и получение их текущих и конечных результатов. Создаваемую в ИМС обстановку, процессы и результаты вооруженной борьбы можно наблюдать на индивидуальных и коллективных средствах отображения в двух- и трехмерном виде.

С помощью ИМС можно рассчитывать любые необходимые должностным лицам органов управления показатели результатов действий войск (сил). В частности, показатель времени предупреждения руководства о начале разоружающего удара противника ядерными и (или) обычными средствами может быть определен путем моделирования различных сценариев (вариантов) его нанесения. При этом рассчитывается время от обнаружения средствами разведки старта (запуска) первых ракет, взлета первых самолетов противника или от обнаружения их в полете до падения первых боеголовок баллистических ракет или до удара по объектам первых крылатых ракет. Показатель предотвращенного ущерба средствам ответного удара определяется путем расчета в ходе моделирования их оставшегося количества и их суммарного боевого потенциала. А необходимое количество средств для нанесения неприемлемого ущерба противнику может быть определено путем перебора результатов моделирования различных вариантов их действий.

Показатель качественного соотношения своих сил и противника по средствам воздушного нападения и ПВО (ВКО) в ИМС рассчитывается как отношение их суммарных боевых потенциалов. Боевой потенциал средства воздушного нападения, ПВО, другого образца вооружения и военной техники или воинского формирования характеризуется способностью поражать объекты, войска, силы и средства и выполнять другие задачи (вести разведку, маневрировать и т. п.). В базе ИМС используются официально принятые боевые потенциалы средств вооруженной борьбы.

Расчет относительного ущерба (относительного предотвращенного ущерба) объектам экономики, управления и связи, транспортной инфраструктуры, а также группировкам войск (сил) в ИМС может производиться по определенному в ходе моделирования относительному количеству пораженных (сохраненных) объектов с учетом их относительной важности. Относительная важность объектов может устанавливаться директивно или экспертным методом.

Именно при использовании моделирования с помощью ИМС в Военной академии ВКО были разработаны основы организации борьбы с гиперзвуковыми летательными аппаратами при совместном применении сил и средств ПВО и РКО и на этой основе сформулированы основные положения теории ВКО.

Объем статьи позволил затронуть только основные задачи, показатели и критерии эффективности их решения при борьбе с воздушно-космическим противником, а также лишь некоторые аспекты моделирования этой борьбы. Безусловно, задач, показателей и аспектов моделирования значительно больше. Основная цель данной публикации – показать, что нельзя ко всем ситуациям и процессам применять одно и то же мерило, в частности математическое ожидание числа уничтоженных средств ВКН. Многообразие показателей и критериев для оценки эффективности борьбы с воздушно-космическим противником требует, чтобы их выбор осуществляло лицо, принимающее решение. Для недопущения ошибок их нужно выбирать исходя из целей (задач), которые необходимо решать группировкам войск (сил), общих требований к показателям (адекватность, вариативность, наглядность и вычислимость) и, главное, из здравого смысла. А при оценке результатов моделирования нужно учитывать полноту и объективность представления исходных данных и ограничения применяемых моделей и их комплексов. События и взаимосвязи реальных действий всегда более разнообразны, чем могут быть заложены в модели на современном этапе развития математического моделирования. Поэтому моделирование не панацея от недостаточного уровня подготовки военачальников.

При демонстрации информационно-моделирующей среды некоторые должностные лица ее отвергают, потому что в ней нет «красной кнопки», которая позволяет одним нажатием на нее сразу получить самое лучшее решение. Такие решения даже в далекой перспективе получать невозможно, что обусловлено следующими факторами: модели – это всегда упрощение действительности и учет лишь тех факторов, которые разработчики (прежде всего авторы постановок задач) считают значимыми, следовательно, они не учитывают бесчисленное множество случайных факторов, которые существенно влияют на результат; даже самый лучший моделирующий комплекс может оптимизировать «лучшие решения» только по правилам, которые в него заложили разработчики и которые должно знать и учитывать лицо, принимающее решение; «лучшие решения» могут быть рассчитаны лишь по вариантам действий противника, которые соответствующие должностные лица за него «придумывают» в условиях не только недостатка реальной информации, но и дезинформации со стороны противника. Поэтому «красная кнопка» не только невозможна, но и вредна. Если мы дадим командующему (командиру) такую кнопку, то обречем его на поражение. Военачальник, обладающий соответствующими знаниями, умениями и навыками, в значительной степени может предвидеть реальное развитие событий, зависящее от бесчисленного множества случайных факторов, и способен при изменении условий изменить свое решение.

Вместе с тем моделирующие комплексы позволяют существенно повысить эффективность работы органов военного управления при поиске лучших решений за счет интеграции большого количества информации и представления ее должностным лицам органов управления в виде, возможном для восприятия; освобождения должностных лиц от ручной обработки большого количества информации и решения многочисленных нетворческих задач для оценки обстановки, выработки замыслов операций (боевых действий), разработки вариантов способов действий, детальной проработки вопросов обеспечения, управления и взаимодействия; и главное – в прогнозе тенденций повышения эффективности операций (боевых действий), получаемом при моделировании разработанных различных способов их ведения.

Необходимые знания, умения и навыки военачальники ранее могли получать только при практическом управлении группировками войск (сил) в ходе военных действий. В настоящее время их получению может значительно способствовать искусственная среда обучения, создаваемая на основе ИМС. С ее помощью должностные лица органов управления на мероприятиях оперативной и боевой подготовки могут многократно оценивать обстановку, вырабатывать замыслы операций и боевых действий, принимать решения, разрабатывать планы и наблюдать в ходе моделирования за протеканием процесса реализации своих решений и планов. При этом они сами будут видеть просчеты и допущенные ошибки и формировать свое тактическое и оперативное мышление.

Владимир Васильевич Барвиненко,
заслуженный деятель науки РФ, доктор военных наук, профессор
Юрий Геннадьевич Аношко,
доктор военных наук, профессор

Опубликовано 16 июня в выпуске № 3 от 2014 года

Комментарии
Уже более 20 лет эти товарищи дурят честной народ своей игрушкой "Спектр". На выходе чистый "0". Их ИМС не стоит ни гроша ломаного. Что туда внесешь, то и получишь. Т.е. под любой результат заранее желаемый и создается эта ИМС. А сколько необходимо потратить времени чтобы все это внести в ЭВМ. Скажем так: принятое решение на карте самостоятельно командиром (командующим) быстрее и оптимальнее, и понятнее. Оно заставляет командира (командующего) и штаб думать. Процесс САМОСТОЯТЕЛЬНОГО принятия решения формирует настоящего командира (командующего) и штабы, а эти товарищи этого не понимают. Потому и выдают такие перлы: «уничтожать средствами ПВО до 70%, а средствами ПРО – до 90% высокоточных воздушных и ракетных целей противника». И ИМС не единственная среда позволяющая моделировать, не на моделях мы будем воевать. Полигон, но организованный не так как сегодня, вот самая основная среда, а ИМС должна ПОМОГАТЬ создавать эту среду на полигоне. Организация полигона как реального поля боя, вот проблема. ИМС не отрицается, а должна быть поставлена не впереди лошади, прошу прощения, командира(командующего), а на должное ей место. А вот то, что Вы написали в конце статьи, так его же нет в реальности, зачем врать-то. Рассчитываете на то, что Вас никто не станет проверять. Цитирую:"... ИМС. С ее помощью должностные лица органов управления на мероприятиях оперативной и боевой подготовки могут многократно оценивать обстановку, вырабатывать замыслы операций и боевых действий, принимать решения, разрабатывать планы и наблюдать в ходе моделирования за протеканием процесса реализации своих решений и планов. При этом они сами будут видеть просчеты и допущенные ошибки и формировать свое тактическое и оперативное мышление". Побойтесь Бога, не выдавайте желаемое за действительное.
Интересно сравнить данную статью со статьею 2012 года О.М. Жарик ПОКАЗНИКИ І КРИТЕРІЇ ОЦІНКИ ЕФЕКТИВНОСТІ ПРИКРИТТЯ ВАЖЛИВИХ ДЕРЖАВНИХ ОБ’ЄКТІВ І УГРУПУВАНЬ ВІЙСЬК (СИЛ). По моему ее автор Вас опередил. Владимир. Вы задаете правильные вопросы. 1. А сколько необходимо потратить времени чтобы все это внести в ЭВМ? Ответ. При грамотной организации ввод информации происходит быстрее чем нарисовать на карте. Группировки своих войск и противника в ППД записаны в соответствующих файлах, загружаются мгновенно и отображаются на фоне цифровой карты местности. Изменение дислокации происходит путем перетаскивания с помощью мышки или пальцем по экрану. Благодаря сетевым технологиям коррекцию проводит каждый соответствующие должностные лица параллельно каждый на своей ПЭВМ и ею мгновенно обменивается по сети. Если надо печать карты на плотере. 2. Скажем так: принятое решение на карте самостоятельно командиром (командующим) быстрее и оптимальнее, и понятнее. Ваше утверждение можно опровергнуть (или подтвердить если "Спектр" сделан некачественно) по итогам серии двухсторонних КШН где с одной стороны штаб будет использовать "Спектр". 3. Никто не против Процесса САМОСТОЯТЕЛЬНОГО принятия решения. "Спектр" должен помогать а не заменять. Его задачи: - более быстрое и лучшее чем бумажная карта представление обстановки способствующая ее более быстрому уяснению американцы называют это "ситуационная осведомленность". Согласитесь что взглянув на бумажную карту вы не сможете увидеть все лазейки на предельно малых высотах в вашей группировке. - быстрый ввод (пальцем по экрану) нескольких вариантов замысла и быстрый их розыгрыш с ускорением которое удобно для командира (командующего) в пределах 5 минут и сравнительная оценка результатов. Решение по творческой генерации вариантов и окончательному их выбору остается за командиром. - удобная коррекция раннее введенных вариантов. - помощь должностным лицам штаба в расчетах по детальному планированию операции. И детальный розыгрыш предстоящей операции с учетом всех нюансов.
viagra-25mg top/]viagra elimite press/]elimite furosemide40mg bid/]furosemide furosemide press/]lasix vs furosemide
deltasone gdn/]deltasone hairlosscream cricket/]hair loss cream buy-amoxicillin info/]amoxicillin isoniazid science/]isoniazid 300 mg medrolpak site/]medrol buy-eurax pro/]eurax online buyavalide cricket/]buy avalide buypaxil webcam/]paxil singulair gdn/]singulair for cough buynorvasconline gdn/]norvasc buytamoxifen gdn/]tamoxifen cordarone us/]cordarone drip rogaineformen gdn/]rogaine fincar us/]propecia advaircost club/]advair cost
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?