Концепции

Научно-концептуальный подход к организации ВКО России

Единым, системно организованным действиям средств воздушно-космического нападения должны быть противопоставлены также единые и системно организованные действия войск (сил) воздушно-космической обороны
В истории Русской, Советской и Российской армии было немало потрясений и глобальных перестроек. Но реформы последних 20 лет по своим масштабам и вероятным последствиям являются беспрецедентными. За период их проведения целое поколение офицеров и генералов выросло на «Проектах боевых уставов», на «Временных наставлениях», на многочисленных «Дополнениях» и «Уточнениях» к сырым и взаимно противоречивым документам, регламентирующим боевую деятельность Российской армии. Каждый из многочисленных опытов, проводившихся над Вооруженными Силами, негативно сказывался на их боевой готовности. Причем больше всего от организационных инноваций пострадали войска и силы ВКО (ПВО, РКО) – самые высокотехнологичные, первыми вступающие в вооруженную борьбу. Войска, которые даже в мирное время выполняют боевую задачу.

Почему каждый новый виток военной реформы отрицает предыдущие веяния, но вскоре сам отвергается? Почему любой военный эксперимент проваливается на первом же серьезном учении?

Вооруженные силы являются социальным институтом государства. Это большая организация со своими целями, задачами, средствами, людьми и технологическим процессом переработки живой силы и боевой техники противника в прах и металлолом. А значит, вооруженные силы подчиняются классическим законам организации, которые нельзя просто так игнорировать в процессе оборонного строительства.

Теория организации наработала, а жизнь подтвердила единую и здравую логику любого (не только военного) организационного строительства:

  • составление древа целей и задач (каких результатов следует добиться);
  • построение технологического процесса (что, в какой последовательности и как делать для достижения намеченных целей и выполнения поставленных задач);
  • разработка функциональной структуры организации (распределение сил и ресурсов по функциям технологического процесса);
  • создание структуры управления (кто кем руководит и за выполнение каких функций отвечает);
  • разработка организационно-штатного проекта (структурные единицы и организационные связи).

Но ни в коем случае не наоборот, когда строится удобная кому-то организационно-штатная структура, а под нее подгоняется все остальное. В мирное время это ничем не грозит, потому что не запускается технологический процесс уничтожения войск противника. Но с началом военных действий, когда включение этого процесса потребуется, окажется, что организация неработоспособна, а система управления сконструирована так, что за невыполненные боевые задачи даже отвечать некому.

Представленная схема в основном выдерживалась в дореформенные годы. Стратегической цели противника противопоставлялась стратегическая цель действий ВС СССР (РФ). В качестве технологического процесса, противопоставляемого ожидаемым действиям противника, выступал стратегический способ действий, облаченный в определенную стратегическую форму. Определялись необходимые стратегические функции (разведка, огневое поражение, маневр, обеспечение и т. д.). Создавался стратегический орган управления с соответствующими обязанностями, правами и ответственностью. Ему передавалась на управление достаточная по своим возможностям военно-организационная структура (стратегическое формирование Вооруженных Сил).

На других уровнях (оперативном, тактическом) достигалась аналогичная симметрия.

Поскольку стратегическая угроза безопасности государства исходила из всех трех сфер вооруженной борьбы, организационные схемы военного парирования этих угроз на земле, в море, в воздушно-космическом пространстве были достаточно самостоятельными.

В наземной сфере (рис. 1) достижение стратегической цели войны возлагалось на группировку войск на континентальном театре военных действий (КТВД). Стратегический орган управления этой группировкой под руководством Генштаба планировал стратегическую операцию на КТВД. Генштаб определял границы театра военных действий. В проведении операции участвовали формирования всех видов ВС, но решающая роль отводилась Сухопутным войскам. Ниже – на оперативно-стратегическом, оперативном, оперативно-тактическом и тактическом уровнях давался ответ на те же вопросы: для чего, каким образом, чем, где и когда, под чьим управлением?


Рис. 1. Дореформенная организация процесса вооруженной борьбы (наземная сфера)
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

В морской сфере – аналогично (рис. 2).


Рис. 2. Дореформенная организация процесса вооруженной борьбы (морская сфера)
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

Подробнее рассмотрим воздушно-космическую сферу вооруженной борьбы. История ее самостоятельности и решающей значимости в войне берет начало с 1970-х гг. Когда вооруженные силы противостоящих военных блоков оказались насыщенными и ядерным оружием, и средствами его доставки, в США была разработана принципиально новая форма ведения военных действий – глобальная воздушно-космическая операция. Это не было похоже ни на Вторую мировую войну, ни на расправу с Хиросимой. Все стратегические цели достигались с воздуха и через космос. На эту операцию надо было адекватно реагировать. И тогда советские военные ученые разработали, а органы военного управления спланировали новую систему действий в воздушно-космическом пространстве (рис. 3).


Рис. 3. Дореформенная организация процесса вооруженной борьбы (воздушно-космическая сфера)
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

Стратегическая цель достигалась проведением стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника. Создавалась межвидовая группировка войск при основной роли Войск ПВО страны. Главком Войск ПВО со своим штабом планировал эту операцию, ставил боевые задачи отдельным армиям ПВО, управлял их действиями с ЦКП и нес полную ответственность за результат.

Сегодня не каждый ученый, включая специалистов недавно созданного рода войск (Войск ВКО), имеет представление, для чего была введена такая военно-географическая категория, как стратегическое воздушно-космическое направление (СВКН), чем воздушное направление (ВН) отличается от стратегического направления (СН).

По своей оперативной сути СВКН – синоним понятия «воздушно-космический театр военных действий», хотя в официальной военной терминологии военно-географической категории ВК ТВД до сих пор нет. Границы СВКН условно нарезались исходя из базирования и пространства возможных действий стратегической группировки сил воздушно-космического нападения. Для чего? Для того чтобы именно в этом пространстве противопоставить стратегической группировке противника свою стратегическую группировку. Что это была за стратегическая группировка ВС? Это объединения СПРН, ПРО, ККП, несколько объединений Войск ПВО совместно с выделенными силами ПВО военных округов, флотов, истребительной авиации воздушных армий фронтового назначения. Ракетно-космическая составляющая была глобальной и единой на всех СВКН и в стратегической космической зоне (СКЗ), а противовоздушная составляющая распределена по воздушным направлениям. Совокупность оперативных задач, решенных силами ПВО на нескольких ВН, с учетом общих задач, решенных силами РКО в космосе, интегрировалась в конечном счете в решение стратегической задачи ВКО на одном или нескольких СВКН.

На нижних уровнях иерархии все также логично. Оперативную задачу на одном воздушном направлении решало оперативное объединение ПВО – отдельная армия (с соответствующими силами усиления от других видов ВС РФ). Тактическую – основное тактическое соединение (дивизия ПВО). Аналогия имела место быть и на промежуточных уровнях военного искусства – оперативно-стратегическом и оперативно-тактическом.

Почему именно такие ступеньки иерархии?

Да потому, что именно таковы требования нашего «заказчика» – воздушно-космического противника (рис. 4). Именно так структурированы его агрессивные действия.


Рис. 4. Необходимая симметрия организационных структур войск (сил) ВКО и СВКН
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

Такая вполне разумная организация ПВО (а по сути – ВКО) СССР, а затем и России имела место до средины 1990-х гг. Но ликвидация Войск ПВО как вида Вооруженных Сил с одновременным включением формирований ПВО в состав ВВС, а формирований РКО вначале – в РВСН, позже – в Космические войска означала раскассирование верхнего – стратегического уровня иерархии. С этого момента никто не управлял действиями всех сил ВКО с ЦКП. И никто не отвечал за оборону страны, а только за прифронтовые полосы и отдельные объекты. Вскоре были ликвидированы оперативные структуры – ОА ПВО. Так мы лишились даже формальных признаков способности решать оперативные задачи ПВО на воздушных направлениях. А понятие «воздушное направление» размылось в рамках пехотного СН. Вместе с корпусами ПВО растворился оперативно-тактический уровень. В новом облике ВС РФ были ликвидированы и дивизии противовоздушной обороны.

Создание Войск воздушно-космической обороны обнадеживает как факт попыток руководства страны что-то изменить к лучшему. Самое время политическую волю подкрепить бы наукой... Но как тут не вспомнить слова экс начальника Генерального штаба, ставшие и афоризмом, и оправданием дальнейших ошибок: «Нужно было срочно выводить армию из кризиса. Поэтому мы пошли на кардинальное реформирование даже при отсутствии достаточной научно-теоретической базы».

Отсутствие научно-теоретической базы – это, конечно, от лукавого. Она была разработана еще в 1970–1980-е гг. учеными двух взаимодействующих учреждений города Твери – Военной командной краснознаменной академии ПВО имени Маршала Советского Союза Г. К. Жукова и 2-го ЦНИИ Минобороны. Именно здесь родилась теория стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения. Именно отсюда вышли первые военно-теоретические труды по ВКО. Именно здесь на командно-штабных военных играх теория подтверждалась практикой.

И все это было перечеркнуто преобразованиями последних 15 лет.


Член экипажа самолета-заправщика КС-135 ВВС США перед вылетом на дозаправку стратегического бомбардировщика над Тихим океаном заполняет предполетный лист
Фото: US AIR FORCE

Теперь, к сожалению, чтобы создать в России дееспособную, адекватную угрозам воздушно-космическую оборону, придется многое переделать. Предлагаемые сегодня многочисленные проекты группировки войск и системы ВКО нередко преследуют конъюнктурные цели, когда во главу угла ставятся не государственные интересы, а интересы отдельного вида, рода войск ВС РФ или определенной заинтересованной командной инстанции.

А что если начать строить здание с фундамента, а не с балкона? И создать ВКО, опираясь на опыт страны, разбившей люфтваффе Германии, сломавшей хребет американским ВВС во Вьетнаме, а не оглядываясь на убогую теорию и практику организации ПВО заокеанских оппонентов, никогда не подвергавшихся бомбежкам на своей земле?

Не претендуя на абсолютную истину, не подстраиваясь под то, что сделано в ходе многочисленных реформ, проведем логическую цепочку организационного проектирования с первого до последнего шага и посмотрим, что получится на выходе. И пусть это будет тысяча первый вариант ВКО, но разработанный на основе научно-концептуального подхода.

Поскольку вооруженную борьбу в воздушно-космической сфере недопустимо рассматривать изолированно, саму по себе, а строить систему невозможно без учета свойств «надсистемы», то анализ начнем с угроз военной безопасности России и военных мер по их нейтрализации в целом.

Все военные конфликты, в которые может быть вовлечена Россия, можно свести в две большие группы.

Первая группа – с государствами блока НАТО. Учитывая тот факт, что между странами этого альянса существуют взаимные обязательства по коллективной вооруженной защите интересов, можно с уверенностью заключить, что выходов из такого (даже ограниченного на начальной стадии) военного конфликта может быть только два. Один – изначальная уступка со стороны России (на военном языке – поражение). Второй – эскалация военного конфликта, его неизбежное перерастание в крупномасштабную войну с мобилизацией всех сил и возможностей противоборствующих сторон вплоть до применения ядерного оружия. Предположить, что какие-то страны станут бомбить Москву, разрушать наши объекты экономики, государственной инфраструктуры по сценарию Югославии или Ирака, зная, что в составе ВС РФ есть арсенал стратегических ядерных сил (СЯС), – полная нелепость.

Значительное отставание России в боевом и численном составе войск (сил), оснащенных обычным оружием, от ведущих государств мира и военных блоков делает ее стратегические ядерные силы главным аргументом сдерживания военной агрессии. Это положение закреплено в Военной доктрине РФ: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) против ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».


Самолеты ВВС США F-15 Strike Eagles в готовности к взлету на выполнение боевой задачи
Фото: US AIR FORCE

Вторая группа – конфликты со странами, не входящими в Североатлантический союз и не обладающими мощным военно-экономическим потенциалом. Это вооруженные конфликты по типу грузино-осетинского (август 2008 г.).

Внутренние военные конфликты из анализа исключаем.

Цель ВС РФ в мирное время – не допустить войны (обеспечить сдерживание агрессии).

Цель ВС с началом и в ходе военного конфликта первой группы (если меры сдерживания оказались неэффективными) – защитить свою страну и нанести поражение военно-экономическому потенциалу противника всеми располагаемыми силами и средствами. С началом и в ходе военного конфликта второй группы – разгромить войска противника в кратчайшие сроки ограниченным составом сил и в ограниченном пространстве.

Процесс достижения этих целей в общем виде можно представить следующим образом:

  • в мирное время – демонстрация возможностей и готовности причинить неприемлемый ущерб военно-экономическому потенциалу индустриально развитых стран при развязывании ими военного конфликта первой группы и способности разгромить войска государства, не обладающего ядерным потенциалом и не входящего в военные блоки, при развязывании военного конфликта второй группы;
  • с началом военного конфликта первой группы – срыв (отражение, ослабление) силами ВКО разоружающего стратегического удара противника по группировке СЯС и нанесение ответно-встречного (ответного) ракетно-ядерного удара по его военным и экономическим объектам;
  • в военном конфликте второй группы – уничтожение группировки противника в общевойсковых операциях (боевых действиях) сил общего назначения.

Исходя из характера процесса достижения целей вырисовывается потребная функциональная структура ВС РФ (рис. 5). Ее можно представить двумя блоками: стратегические силы сдерживания (ССС) и силы общего назначения (СОН).


Рис. 5. Функциональная структура ВС РФ
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

Стратегические силы сдерживания должны состоять из стратегических ударных сил (СУС), представленных ядерной «триадой» наземного, морского и воздушного базирования, а также стратегических оборонительных сил (СОС), функцию которых будут выполнять войска и силы ВКО. Силы общего назначения – общевойсковые объединения видов и родов войск ВС РФ (при основной роли Сухопутных войск).

Теперь вернемся к теме и остановимся на войсках (силах), решающих задачи ВКО.

Сформулируем базовые положения, которые необходимо учитывать в процессе определения перспективного облика Войск ВКО.

1. Сегодня нет достаточных военных сил и необходимых государственных ресурсов для создания сплошных зон радиолокационной разведки, поражения и подавления над всей территорией страны. Поэтому невозможно прикрыть от ударов сил воздушно-космического нападения все экономические, военные объекты и каждого гражданина России. Но можно их защитить, создав такие условия, при которых противник не начнет агрессию. Это возможно, если силы ответного ракетно-ядерного удара будут эффективно прикрыты силами ВКО и готовы причинить неприемлемый ущерб агрессору.

2. Располагаемый в настоящее время и в ближайшей перспективе состав Войск и сил ВКО не позволяет обеспечить устойчивость группировки СЯС на время «большой войны» и даже до завершения первой воздушно-наступательной операции противника. Поэтому целью операции (боевых действий) стратегической группировки войск и сил ВКО должно быть эффективное прикрытие СЯС лишь на время, необходимое и достаточное для принятия решения военно-политическим руководством России на применение сил ответного удара плюс время прохождения команды на старт баллистических ракет (подъем стратегической авиации). Такая постановка, во-первых, более реальна, чем ведение войны «до последней капли крови» или до последней зенитной управляемой ракеты, истребителя. Во-вторых, она проста в моделировании. В-третьих, оценка эффективности такого применения войск и сил ВКО основывается на понятных показателях и имеет четкие критерии.

3. Необходима концентрация всех сил, средств и ресурсов, применяемых в воздушно-космической сфере вооруженной борьбы. Задачи разведки, поражения и подавления СВКН противника должны решаться войсками, силами и средствами всех видов и родов войск ВС РФ под общим централизованным руководством, по общему замыслу и плану. Поэтому на случай развязывания военного конфликта первой группы в оперативном подчинении командующего группировкой СОС должна находиться значительная часть войск (сил) ПВО от других видов ВС РФ. И уже в мирное время эти войска (силы) ПВО должны иметь боевые задачи, поставленные по линии командования группировкой СОС.

4. Действия наступательных и оборонительных стратегических компонентов Вооруженных Сил, безусловно, взаимосвязаны по достигаемому ими общему результату – сдерживанию агрессии, а в случае начала войны – разгрому военно-экономического потенциала противника. Вместе с тем поражение противника на его территории и отражение его воздушно-космического нападения над своей территорией принципиально отличаются по содержанию и составу войск, по пространству и времени решения этих задач. Поэтому группировка стратегических оборонительных сил (группировка войск и сил ВКО) должна иметь свою собственную стратегическую операцию. И замешивание в ее содержание каких-либо ударно-наступательных действий нецелесообразно.

Опираясь на эти базовые положения, можно сформулировать цель (предназначение) Войск воздушно-космической обороны как основного элемента в структуре СОС – обеспечение устойчивости стратегических ударных сил.

Для достижения этой цели Войска ВКО должны решать следующие основные задачи:

  • ведение разведки воздушно-космической обстановки;
  • вскрытие начала воздушного, ракетного и космического нападения, оповещение о нем органов государственного и военного управления РФ;
  • отражение воздушно-космического нападения и защита пунктов управления высших звеньев государственного и военного управления, группировок стратегических ядерных сил и элементов системы предупреждения о ракетном нападении.

Из задач вытекает функциональная структура создаваемой системы ВКО. Она уже неоднократно предлагалась учеными тверской академии. Она же закреплена в концептуальных документах по военному строительству в государстве. Речь идет о функциональном делении системы ВКО на подсистемы: управления ВКО, информационную (систему разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении), поражения и подавления, обеспечения.

Наконец, имеются все необходимые и достаточные основания для начертания контуров организационной структуры Войск ВКО. В предлагаемом варианте Войска ВКО включают:

  • рода войск (истребительную авиацию, зенитные ракетные, радиотехнические войска, войска ракетно-космической обороны);
  • специальные войска (разведывательные, связи, радиотехнического обеспечения и автоматизированных систем управления, РЭБ, инженерные, РХБ защиты, топогеодезические, поиска и спасения, метеорологические, воздухоплавательные, морально-психологического, материально-технического и медицинского обеспечения).

Организационно Войска ВКО состоят из органов военного управления, объединений Войск ВКО, соединений, воинских частей, подразделений и организаций (рис. 6).


Рис. 6. Предлагаемая структура Войск ВКО РФ
Графика Юлии ГОРЕЛОВОЙ

Предлагаемая структура имеет следующие особенности.

1. Создается единый орган управления вооруженной борьбой в воздушно-космической сфере. Он может быть назван Стратегическим командованием ВКО или Командованием СОС. Здесь важно не наименование, а суть – это орган, на который замыкаются все войска и силы, участвующие в достижении сформулированной выше цели и решении задач ВКО мирного времени и военного конфликта первой группы.

Задачи, решаемые Стратегическим командованием ВКО:

  • мониторинг деятельности воздушно-космического противника и анализ военных угроз в воздушно-космической сфере;
  • прогнозирование возможных масштабов и форм применения СВКН против РФ и ее союзников;
  • руководство проведением оперативно-стратегических исследований по обоснованию направлений строительства системы ВКО и ОС ПВО ОДКБ, развития вооружения и военной техники, способов и форм действий Войск ВКО;
  • планирование отражения воздушно-космического нападения, других действий Войск ВКО (в том числе в рамках ОДКБ), которые требуют решения на стратегическом уровне управления;
  • непосредственное управление войсками (силами) при проведении стратегической операции и других действий в воздушно-космической сфере;
  • руководство дежурными силами и средствами по ВКО;
  • организация мероприятий оперативной подготовки с органами управления и войсками (силами), решающими задачи в воздушно-космической сфере.

2. В составе Войск ВКО создаются армии (или отдельные корпуса) ВКО и армия РКО. Соединениями ВКО являются дивизии.

3. Объекты непосредственного прикрытия Войск ВКО – объекты, оборона которых составляет содержание стратегического сдерживания агрессии:

  • позиции (позиционные районы) ракетных соединений РВСН (до 8 объектов с учетом запланированного сокращения их общего числа);
  • военно-морские базы СФ и ТОФ (3–4 объекта);
  • авиационные базы ДА (до 3 объектов);
  • командные пункты СПРН (до 2 объектов);
  • отдельные радиотехнические узлы СПРН (до 5 объектов);
  • пункты высшего государственного и военного управления (г. Москва).

Всего – до 23 объектов на начальном этапе создания группировки СОС. В дальнейшем возможно назначение и других важных объектов прикрытия.

4. Успешно решать задачи борьбы с воздушным противником можно только совместными усилиями зенитных ракетных, радиотехнических войск и истребительной авиации и частей РЭБ. Без истребительной авиации, непосредственно включенной в состав группировки Войск ВКО, никакой общевойсковой борьбы в воздушно-космической сфере не будет. Поэтому в соединения ВКО возвращается как минимум по одному полку ИА. Нахождение ИА в соединениях ВКО позволит успешно отрабатывать задачи их совместного с ЗРВ применения.

5. Отдельные батальоны РЭБ-с в настоящее время имеются в трех командованиях ВВС и ПВО. Предлагается в новой структуре Войск ВКО ввести части РЭБ в соединения ВКО в зависимости от решаемых ими задач.

Достоинства предлагаемого варианта организации ВКО РФ заключаются в следующем.

Первое. Войска ВКО как род или вид ВС РФ получают четкое древо целей, задач и обороняемых объектов, что впервые будет соответствовать положениям Стратегии национальной безопасности РФ, Военной доктрине РФ и Концепции ВКО.

Второе. Создание Стратегического командования ВКО обеспечит:

  • повышение оперативности, устойчивости, а в конечном итоге и эффективности управления вследствие осуществления единого руководства войсками (силами) видов и родов войск ВС РФ, решающих задачи ВКО РФ во всех формах военных действий;
  • упрощение процесса согласования боевых документов по отражению воздушно-космического нападения с планами других стратегических действий и операций ВС РФ;
  • повышение оперативности доведения задач до привлекаемых к решению задач ВКО войск (сил);
  • совершенствование организации взаимодействия между войсками и силами, решающими задачи ВКО;
  • проведение сбалансированной в рамках ВС военно-технической политики и формирование единого гособоронзаказа;
  • сохранение положительного опыта в организации ВКО страны и ВС, сложившейся научной и образовательной базы для развития теории применения разновидовых и разнородных группировок войск, сил и средств в воздушно-космической сфере вооруженной борьбы.

Третье. Изменение организационных структур войск и сил, решающих задачи воздушно-космической обороны, обусловлено объективно возникшей необходимостью изменения системы стратегических действий Вооруженных Сил Российской Федерации. Выдвигаемые предложения приводят материальную структуру (систему) Войск ВКО в соответствие необходимому процессу воздушно-космической обороны.

Для обеспечения выполнения Войсками ВКО возложенных на них задач целесообразно:

  • создать управление командующего Войсками ВКО, включающее следующие основные структурные элементы: штаб, отделы по родам войск, отдел воспитательной работы, службу вооружения, службу тыла и другие;
  • после определения оргштатной структуры Войск ВКО выработать требования к автоматизированной системе управления Войсками ВКО и в последующем приступить к ее созданию;
  • создать в Военной академии Генерального штаба ВС РФ кафедру воздушно-космической обороны;
  • образовать в видовом управлении ГОУ ГШ направление ВКО;
  • создать в Минобороны России заказывающее управление типа ранее существовавшего 4-го ГУМО (ГУВ), являющегося связующим звеном между войсками и промышленностью;
  • иметь дислокацию военных городков, которая обеспечивает высокую боевую готовность;
  • аэродромную сеть базирования истребительной авиации иметь исходя из интересов выполнения боевой задачи с учетом требований по всестороннему обеспечению деятельности, живучести, возможности обеспечения маневра на запасные аэродромы и т. д., а не только для обеспечения экономии финансовых средств;
  • произвести анализ наличия и эшелонирования запасов ЗУР, авиационных ракет, других боеприпасов, а также материальных средств и спланировать их своевременное пополнение;
  • прекратить бесконечную штатную реорганизацию, выбивающую подготовленные кадры Вооруженных Сил.

Для реализации предлагаемой структуры требуются комплексные профессионалы ВКО. В видах и родах войск ВС РФ, к сожалению, остались единицы специалистов, для которых задачи и принципы построения системы воздушно-космической обороны в целом и всех ее элементов ясны и понятны. Офицеры, знающие эти системы, готовились в одном вузе – ВА ВКО (г. Тверь). Ведущими учеными ВА ВКО имени Маршала Советского Союза Г. К. Жукова впервые были разработаны основные теоретические положения о ВКО РФ и применении войск (сил), решающих задачи ВКО в общей системе действий ВС РФ, сформулированы требования, предъявляемые к воздушно-космической обороне и ее построению. Они особенно актуальны в настоящее время.

Сегодня академия располагает высококвалифицированным профессорско-преподавательским составом, научными кадрами, современной УМБ, что позволяет готовить профессионалов ВКО оперативного, оперативно-тактического и тактического уровня. ВА ВКО целесообразно оставить в качестве головного вуза по подготовке специалистов для Войск ВКО и научному обоснованию теории ВКО.

Ответственность за подготовку специалистов для войск в ввузах целесообразно снять с Департамента образования МО РФ, возложив ее на соответствующих главнокомандующих (командующих).

Интеграция воздушных и космических средств нападения обусловила превращение воздушного пространства и космоса в самостоятельную сферу вооруженной борьбы – воздушно-космический театр военных действий (ВК ТВД). Единым, системно организованным действиям СВКН на этом ТВД должны быть противопоставлены также единые и системно организованные действия войск (сил) ВКО. Этого требуют Стратегия национальной безопасности Российской Федерации и Концепция воздушно-космической обороны, утвержденная президентом РФ в 2006 году.

Юрий Владимирович КРИНИЦКИЙ
кандидат военных наук, профессор

Опубликовано 19 февраля в выпуске № 1 от 2013 года

Комментарии
nolvadex online/]nolvadex ciprofloxacin-500-mg us/]buy cipro without rx tenorminonline science/]tenormin
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?