Военное строительство

Войска ВКО: итоги первого года

Кадровый и научный аспекты управленческой проблемы
Рождение Войск воздушно-космической обороны считается одним из положительных результатов военной реформы. Действительно, само создание ВКО показывает: руководство государства и ВС РФ осознало, что «враг не приедет к нам на танке. Враг прилетит к нам на самолете или доставит оружие по воздуху».
ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ

Основным поводом, потребовавшим создания ВКО, стало превращение средств воздушного, ракетного и космического нападения ведущих стран мира в единый комплекс вооруженной борьбы. Одним из ключевых факторов данного превращения является принятие в самое ближайшее время на вооружение в этих странах гиперзвуковых летательных аппаратов (ГЗЛА), способных действовать на высотах 30–120 км. Для противодействия единому воздушно-космическому противнику необходимо организационно объединить системы противовоздушной (ПВО) и ракетно-космической обороны (РКО) в общую систему ВКО, основными элементами которой должны стать системы разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении (правильнее ее будет называть системой информационного обеспечения), поражения и подавления, обеспечения и управления. Созданные год назад Войска ВКО организационно объединили часть сил и средств ПВО, силы и средства РКО и должны были отработать способы их совместного применения.

Однако при ближайшем рассмотрении этот сам по себе положительный шаг пока не привел к поставленной в концепции ВКО цели «организовать боевые действия разновидовых (разнородных) группировок войск (сил) в общей системе вооруженной борьбы под единым руководством, по единому замыслу и плану». Главной причиной недостижения поставленной цели является то, что при образовании Войск ВКО были проигнорированы рекомендации военной науки, которые предписывали необходимость создания стратегического органа управления, имеющего не только обязанности, но и права «организовать боевые действия разновидовых (разнородных) группировок войск (сил)».

В конце десятых – начале двадцатых годов в ВС РФ воздушно-космическая оборона стала очень модной, за право управлять войсками (силами) ВКО развернулась борьба даже тех структур, которые не очень представляли себе все многообразие и сложность содержания действий в воздушно-космической сфере. В этой борьбе победа не досталась никому, а решение получилось компромиссным, без опоры на военную науку. То есть военные чиновники, как всегда, приняли решение, а вы, ученые, обоснуйте, что оно правильное. При таком решении получилось «как всегда» – существующие проблемы усугубились и появились новые.

В наибольшей степени усугубились проблемы управления войсками (силами) ВКО, их информационного обеспечения, развития средств борьбы с воздушно-космическим противником. В связи с необходимостью интеграции сил и средств ПВО и РКО в единую систему возникла проблема автоматизации управления войсками (силами) ВКО. Кроме того, ряд других мероприятий по реформированию ВС РФ создал проблемы взаимодействия зенитных сил и средств ВКО между собой и с истребительной авиацией (ИА), проблемы подготовки специалистов и научного комплекса, инфраструктуры.


Запуск межконтинентальной баллистической ракеты типа «Минитмен»
Фото: US AIR FORCE

Среди проблем ВКО особое место занимает проблема управления. Это обусловлено тем, что именно система управления является системообразующим элементом, объединяющим частные подсистемы в единое целое – систему ВКО. Проблема управления силами ВКО возникла еще до образования Войск ВКО. Ее сущность состоит в том, что в ВС РФ с 1997 г. не стало органа управления и должностных лиц, которые отвечают за создание системы ВКО, организацию исследований в этой области. До 1997 г. в СССР и РФ существовала единая система ПВО страны и ВС, за которую отвечало Главное командование Войск ПВО – вида ВС. Оно же руководило войсками РКО и организовывало их совместные действия с войсками (силами) ПВО по отражению ударов аэробаллистических ракет. Это были первые реальные элементы системы ВКО.

Объединение войск (сил) ПВО всех видов ВС в общую систему ПВО страны и ВС обеспечивалось строгой регламентацией применения объединений и соединений Войск ПВО, войск ПВО Сухопутных войск, ИА ВВС и сил ПВО флота положениями о зонах и районах ПВО. Однако при ликвидации Войск ПВО – вида Вооруженных Сил эта единая система была дезорганизована. Войска ПВО как вид Вооруженных Сил были расформированы, зоны и районы ПВО из объединений превращены в территории, а входившие в состав Войск ПВО войска РКО переданы сначала РВСН, а затем Космическим войскам.

Передача войск РКО в вид, а затем в род войск ВС, которые имели принципиально другие задачи и принципы управления, полностью противоречила военно-стратегической целесообразности и преследовала единственную цель сохранить звезды на погонах отдельных военачальников. Данные руководители, высокоподготовленные в области эксплуатации и запуска ракетной техники, не смогли сразу вникнуть в совершенно иные принципы управления силами и средствами ракетно-космической обороны. В итоге это привело практически к ликвидации единой системы РКО и полной потере ее связи с системой ПВО.

В системе РКО системы предупреждения о ракетном нападении (ПРН), контроля космического пространства (ККП) и стратегической противоракетной обороны (ПРО) создавались по прямому предназначению как относительно самостоятельные. Их объединение в общую систему обеспечивалось общим управлением сначала в рамках войск РКО – рода войск Войск ПВО, а затем в рамках объединения РКО. Очевидно, боязнь изъятия цельной системы РКО, практически не связанной с задачами Космических войск, заставила командование Космическими войсками ликвидировать объединение РКО, а ее подсистемы оставить в самостоятельных воинских формированиях – главных центрах ПРН и РКО (разведки космической обстановки) и в дивизии ПРО. При этом можно предположить, что замена значения аббревиатуры РКО с «ракетно-космической обороны» на «разведку космической обстановки» проведена с целью, чтобы все забыли о необходимости применять силы и средства РКО комплексно.

Положительным моментом при создании Войск ВКО также является объединение под единое командование ПВО-ПРО дивизии ПРО и трех бригад ПВО. Это командование несет ответственность за оборону объектов от ударов средств воздушно-космического нападения противника в очень важном районе города Москвы и Центрального промышленного района, в котором сосредоточены все основные органы государственного и военного управления и уникальные предприятия военно-промышленного комплекса. Именно оно в роли головного участка системы ВКО должно объединить под общим управлением силы и средства ПРО и ПВО. Однако за прошедший период реальных действий по их объединению предпринять не успели. Это связано с рядом факторов, прежде всего с отсутствием в органах управления специалистов по объединению сил и средств ПРО и ПВО.


Истребитель ВВС США пятого поколения F-35 «Лайтнинг II»
Фото: US AIR FORCE

После ликвидации Войск ПВО за прошедшие 15 лет из органов военного управления ВС РФ полностью ушли специалисты, которые имели представление, что такое система ВКО. Соответственно не было таких специалистов и при образовании командования Войск ВКО, которое за прошедший год было вынуждено «входить в предмет воздушно-космической обороны» и разбираться, какими способами, в каких формах решать поставленные задачи, как применять силы и средства ПВО и РКО и как их объединять в общую систему. В данном направлении за год сделано достаточно много, но это был в основном познавательный процесс. Исходя из содержания ВКО данный процесс очень объемный. Специалист ВКО должен знать средства и принципы применения как сил и средств ПВО (ЗРВ, РТВ, авиацию ПВО, войсковую ПВО, силы ПВО флота, силы и средства РЭБ, радиоразведки, автоматизированные системы управления), так и сил и средств РКО (ПРН, ККП, ПРО, противокосмическую оборону).

В ВС РФ, несмотря на неоднократные предложения ВА ВКО, подготовка таких специалистов так и не была организована. В научном комплексе ВС реальные специалисты ВКО также отсутствуют, потому то исследования проблем ПВО и РКО проводились разными организациями. Поэтому серьезные научные исследования в области ВКО после ликвидации Войск ПВО фактически прекращены. В образованных в 1997 г. новых ВВС, которым было предписано решать задачи ПВО, даже запрещалось произносить термин «ВКО».

Отсюда возник кадровый и научный аспекты управленческой проблемы. Их сущность состоит в отсутствии специалистов, которые могут на научной основе разрабатывать положения о порядке совместных действий стратегических систем РКО с оперативными и тактическими системами ПВО, а также специалистов, которые эти вопросы могут организовывать практически.

УДАР ПО АКАДЕМИИ ВКО

Реальные исследования проблем ВКО в последние годы велись только в Военной академии ВКО, в которой имеются специалисты и ПВО, и РКО. Однако Военную академию ВКО, которая была создана для подготовки «военных кадров для замещения командных и штабных должностей в системе противовоздушной обороны всех видов Вооруженных Сил, в совершенстве знающих основы боевого применения всех родов войск ПВО и способных организовать противовоздушную оборону войск и объектов страны», с 1997 г. последовательно разрушали. Сначала из академии забрали оперативно-тактическую подготовку слушателей авиации ПВО и РЭБ в ВВА им. Гагарина. С 2009 г. из ВА ВКО в Военно-космическую академию забрали подготовку специалистов РКО, затем полностью ликвидировали подготовку российских офицеров.

В настоящее время академия доучивает только иностранных военнослужащих. Две трети преподавательского состава сокращены, специалистов, занимающихся проблемами ВКО, остались единицы. Все они военные пенсионеры, как и авторы всех последних статей на эту тему. За ними кадровый провал. Ликвидация академии практически на несколько лет полностью исключит возможность решения научного и кадрового аспектов проблемы управления войсками (силами) ВКО.


Основные задачи по борьбе с воздушно-космическим противником решаются войсками (силами) ВКО и авиацией поражением СВКН в воздушно-космическом пространстве, а также на земле и на море
Фото: US AIR FORCE

Таким образом, в ВС РФ в настоящее время специалистов ВКО вообще нет, военные кадры для организации комплексной системы ПВО никто не готовит, а после ликвидации ВВА и узкие специалисты по применению ИА и сил РЭБ для системы ПВО канули в Лету. Отсюда в целом ясно и понятно, почему каждое следующее решение по организации системы ПВО страны и ВС, а также системы ВКО, как правило, хуже предыдущего. Имей мы специалистов в органах управления, которые знают ЗРВ, РТВ, авиацию ПВО, РЭБ, ПРН, ККП, ПРО, ПКО, АСУ, многие проблемы ВКО, может быть, и не возникли бы.

Каждую работу должен делать соответствующий специалист. Ни у кого не возникает идеи для решения проблем Сухопутных войск пригласить моряков и наоборот. В то же время многие военачальники считают себя специалистами в сложнейших вопросах противоборства в глобальной воздушно-космической сфере, где даже текущую обстановку на карте нарисовать нельзя. Для сбора, обработки и отображения информации о ходе боевых действий нужны специальные комплексы средств автоматизации. В системе ВКО решения необходимо принимать в течение нескольких минут и даже секунд, а некоторые процессы управления возможны только с помощью автоматических систем.

Именно эти военачальники уже более 10 раз после Великой Отечественной войны перестраивают под свои погоны «тот зонтик», который должен защитить страну и Вооруженные Силы от разгрома из воздушно-космической сферы, и не всегда эта перестройка шла на пользу, как известно, «каждый переезд – это полпожара».

Еще раз обращаясь к выводу о том, что «враг прилетит к нам на самолете или доставит оружие по воздуху», констатируем: разрушаемая ВА ВКО осталась одной из трех академий (ВВА им. Гагарина и ВВИА им. профессора Н. Е. Жуковского успешно ликвидированы), обучавших командный состав ВС вести борьбу в воздушно-космической сфере и проводящей исследование этих вопросов. Точка невозврата еще не пройдена. Сохранение и восстановление ВА ВКО и сокращенного преподавательского состава частично решат научный и кадровый аспекты проблемы управления войсками (силами) ВКО в ВС РФ.

В ходе военной реформы практически в одно время с созданием Войск ВКО главные командования видов ВС были лишены функций оперативного управления войсками (силами), в том числе главное командование ВВС было лишено функций оперативного управления силами авиации и ПВО. В результате в ВС РФ не стало единого органа управления всеми силами ВКО при подготовке и в ходе военных действий.

В Генеральном штабе отсутствуют элементы непрерывного слежения за складывающейся воздушно-космической обстановкой и оперативного управления силами и средствами ВКО. Созданное командование Войск ВКО также не может решать эти задачи по своему статусу – статусу командования рода войск ВС. Из-за этого единая система ПВО страны и Вооруженных Сил РФ распалась на пять самостоятельных частей – четыре системы ПВО военных округов и формирования Войск ВКО, которые системой пока еще не стали.

Это обусловлено тем, что в районе ответственности Войск ВКО за оборону объектов от ударов средств воздушно-космического нападения противника следует ожидать большого количества беспилотных средств воздушно-космического нападения – крылатых и оперативно-тактических баллистических ракет, дистанционно-пилотируемых летательных аппаратов, а в ближайшей перспективе и гиперзвуковых летательных аппаратов. Эти средства создадут чрезвычайно сложную и скоротечную воздушно-ракетную обстановку, и борьба с ними будет возможна только при наличии общей автоматизированной системы управления всеми силами и средствами ПРО и ПВО, то есть ВКО. Но такая система управления еще не создана.

При решении проблемы управления необходимо учесть три основных фактора.

1. На стратегическом уровне задача борьбы с силами воздушно-космического нападения противника – общевойсковая, на оперативном – совместная. Она решается войсками (силами) ВКО, авиацией, ударными силами всех видов и родов войск ВС государства или коалицией. То есть задачи разведки, поражения и подавления СВКН противника должны решаться войсками, силами и средствами всех видов и родов войск ВС РФ как оборонительными, так и ударными действиями под общим централизованным руководством на стратегическом уровне – стратегического органа управления, на оперативном уровне – оперативных органов управления, по общим замыслам и общим планам.

2. Основные задачи по борьбе с воздушно-космическим противником решаются войсками (силами) ВКО и авиацией поражением СВКН в воздушно-космическом пространстве, а также на земле и на море. Например, средства ПВО («Купол») Израиля отражают удары ракет палестинцев, а авиация тут же наносит удар по выявленным пусковым установкам. То есть применение войск (сил) ВКО и авиации должно быть организовано по общим замыслам и планам под общим управлением. Общее управление силами авиации и ВКО повысит их общую эффективность действий и частично решит сложнейшую проблему обеспечения безопасности авиации в зонах огня своих средств ПВО.

3. Союзнические обязательства государств – участников ОДКБ требуют объединения всех их сил и средств ПВО в общую систему под единое руководство.

Исходя из данных факторов для решения проблемы управления войсками (силами) ВКО необходимо создать не командование рода войск, а стратегический орган управления с обязанностями и правами по управлению применением войск (сил), решающих задачи управления авиацией и войсками (силами) ВКО, вне зависимости от принадлежности их к виду или роду ВС РФ. В многочисленных предложениях ВА ВКО такой орган был назван воздушно-космическим командованием (ВКК). На него должны быть возложены следующие основные задачи:

  • мониторинг деятельности воздушно-космического противника и анализ военных угроз государству и союзникам в воздушно-космической сфере;
  • прогнозирование возможных масштабов и форм применения СВКН против РФ и ее союзников;
  • руководство проведением оперативно-стратегических исследований по обоснованию направлений строительства системы ВКО, развития авиации и средств ВКО, способов и форм действий авиации и войск (сил) ВКО;
  • планирование стратегической операции, других действий авиации и войск (сил) ВКО, которые требуют решений стратегического уровня;
  • непосредственное управление войсками (силами) при проведении стратегической операции и других действий в воздушно-космической сфере;
  • координация планов применения и действий войск (сил) ПВО (воздушных сил) государств – участников ОДКБ;
  • руководство дежурными силами ВКО и авиации;
  • проведение мероприятий оперативной подготовки с войсками (силами), решающими задачи в воздушно-космической сфере.

Перечисленные задачи не связаны с административным управлением, то есть являются сугубо оперативными. Поэтому при сложившихся на данный момент задачах (функциях) главных командований видов ВС, состоящих в административном управлении войсками и оснащении их специальными видами обеспечения, наиболее перспективным вариантом является создание ВКК как органа стратегического управления, непосредственно подчиненного ГШ ВС РФ. В случае возврата главным командованиям видов ВС функций оперативного управления задачи ВКК может решать главное командование ВВС. При любом из этих вариантов ВВС целесообразно переименовать в Воздушно-космические силы (ВКС).

«ВЫМЫВАНИЕ» КАДРОВ

В вид ВС – Воздушно-космические силы будут входить объединения дальней и военно-транспортной авиации, ВВС и ПВО (ВКС), а также объединения существующих Войск ВКО: объединение ВКО – Командование ПВО-ПРО, силы которого решают задачи, ранее стоящие перед военным округом ПВО (КСпН, ОСК ВКО) – объединением ВВС и дивизией ПРО; Космическое командование, объединяющее Главные центры ПРН и ККП. С учетом того, что частей запуска и управления космическими аппаратами осталось немного (два соединения), их также целесообразно ввести в ВКС. Это обусловлено тем, что в перспективе должны появиться космические средства разведки средств воздушного нападения, применять которые возможно только в рамках общей системы ВКО в одном виде ВС.

Структуру управления авиацией и войсками (силами) ПВО на оперативном уровне в военных округах в целом менять нецелесообразно. Она приспособлена для организации борьбы с воздушным противником в рамках совместной воздушной операции. Но командования военных округов (объединенных стратегических командований) указания ВКК по специфическим вопросам применения авиации и войск (сил) ПВО должны выполнять беспрекословно.

Для большей эффективности решения задач борьбы с СКВН противника необходимо разрешить две возникшие из-за необдуманных решений частные проблемы.

Первая проблема возникла при выводе из состава соединений ПВО (ВКО) истребительной авиации. Данное решение обосновывалось тем, что ИА становится многоцелевой. Однако это наряду с ликвидацией подготовки кадров для авиации ПВО привело к «вымыванию» из органов управления объединений ВВС и ПВО и соединений ПВО специалистов, способных организовывать комплексную систему ПВО, включающую наряду с системой зенитного ракетного огня систему истребительного авиационного прикрытия, а также к неумению применять ИА для решения задач ПВО.

Для разрешения данной проблемы целесообразно вернуть в соединения ПВО (ВКО) хотя бы по одному полку (базе, группе) истребительной авиации, прежде всего это касается авиационных формирований, вооруженных самолетами МиГ-31, которые многоцелевыми делать не планируется. Успешно решать задачи борьбы с воздушным противником можно только совместными усилиями зенитных ракетных сил и средств и истребительной авиации.

Нахождение ИА в соединениях ПВО (ВКО) позволит отрабатывать задачи их совместного с ЗРВ применения. Эффективность решения ударных задач в воздушных операциях при этом не пострадает, так как при любых вариантах развития военных действий в любом районе необходимо будет выделять силы многоцелевой авиации для решения задач ПВО, причем не меньше, чем ее будет передано в соединения ПВО (ВКО). А при необходимости силы истребителей, находящиеся в составе соединений ПВО (ВКО), станут наращиваться многоцелевой авиацией объединения ВВС и ПВО (ВКС).

Вторая проблема возникла при отходе от территориального принципа построения системы ПВО, который реализовывался положениями о зонах и районах ПВО. Данными положениями предписывалось централизованное управление с командных пунктов объединений и соединений ПВО всеми формированиями войсковой ПВО и сил ПВО флота, которые в силу выполнения своих задач оказывались в районах ответственности объединений и соединений ПВО.

Невыполнение данного принципа ведет к увеличению расхода зенитных ракет (у зенитных ракетных формирований всех видов ВС одни и те же алгоритмы целераспределения и они начинают стрелять по одним и тем же целям), а также резко уменьшает безопасность своей авиации от огня войсковой ПВО и сил ПВО флота (из-за невозможности их своевременного информирования о действиях своей авиации).

Для разрешения данной проблемы необходимо вернуться к положениям о зонах и районах ПВО в редакции официальных документов ВС РФ 1993 г., которые реализовывали территориальный принцип построения системы ПВО. Реально при любых вариантах развития военных действий силы и средства ВКО ВКС, войска ПВО Сухопутных войск и силы ПВО флота будут вести боевые действия в общих границах, в которых должно быть организовано централизованное управление ими.

Создание стратегического воздушно-космического командования частично разрешит информационную проблему и проблему отсутствия общего руководства разработкой средств ВКО.

Информационная проблема системы ВКО обусловлена следующими факторами: во-первых, отсутствием стратегического органа управления, который должен собирать информацию от всех видов разведки о составе, состоянии и деятельности всех видов СВКН потенциальных противников для прогноза их перспектив развития, форм и способов действий, достоверного установления фактов подготовки и начала воздушно-космического нападения и предупреждения о них органов государственного и военного управления; во-вторых, отсутствием в системе разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении (системе информационного обеспечения) технических средств, способных принимать, хранить, обрабатывать и отображать обстановку о всех видах СВКН и выдавать необходимую информацию органам управления, силам и средствам системы поражения и подавления; в-третьих, нашим значительным отставанием от ряда потенциальных противников в развитии систем и средств связи, разведки, информационного обеспечения принятия решений и планирования действий в воздушно-космической сфере.

Первый аспект информационной проблемы разрешится при создании ВКК и организации в нем системы слежения и анализа (мониторинга) воздушно-космического противника. Ее введение позволит получить новое качество за счет объединения информации от всех сил и средств разведки, а также ведения постоянной аналитической работы по определению состава, состояния, деятельности, прогнозу перспектив развития сил и средств воздушно-космического нападения потенциальных противников.

Именно постоянная аналитическая работа может позволить строить реалистические прогнозы по возможным целям, задачам и способам действий сил воздушно-космического нападения противников. Такая работа требует очень высокой подготовки должностных лиц, которым будет вменено в обязанность ее проводить. Они в равной степени должны знать и уметь прогнозировать действия как космических и ракетных средств, так и воздушных, и гиперзвуковых.

Второй и третий аспекты информационной проблемы разрешатся принятием специальных организационно-технических мер по расширению возможностей получения требуемой информации о всех видах СВКН, обеспечению ее необходимой автоматизированной обработкой, отображением и выдачей в необходимом объеме потребителям.

Проблема отсутствия общего руководства разработкой средств ВКО вызвана прежде всего тем, что одни и те же средства ПВО имеют и ВВС, и Войска ПВО. Очевидно, что единые требования при разработке и модернизации средств ВКО может выдвигать только один орган управления – ВКК.

Проблема автоматизации управления войсками (силами) ВКО состоит в необходимости разработки собственно принципов автоматизации разных звеньев управления и в сложности объединения в единый контур управления автоматизированных и автоматических систем противовоздушной и ракетно-космической обороны.

Проведенные исследования показали, что при автоматизации управления силами и средствами ВКО в основу методов разработки способов их действий должен быть положен подход последовательного формирования стратегических, оперативных способов на основе оптимизации распределения сил и средств ВКО по направлениям и районам, определения времени действий. В тактическом звене необходимо перейти полностью на автоматическое управление в общей системе, объединяющей средства ПВО и РКО, то есть осуществлять целераспределение и целеуказания всем средствам ВКО общим комплексом средств автоматизации.

Для обеспечения необходимой автоматизированной обработки информации в комплексах средств автоматизации управления войсками (силами) ВКО следует создавать многофункциональные моделирующие комплексы, позволяющие решать задачи управления, аналогичные задачам, решаемым в центрах планирования воздушных операций США и НАТО. Моделирующие комплексы, обеспечивающие поддержку принятия решений и планирование боевых действий войск (сил) ВКО, возможно создать на основе технологии, разработанной в ОАО «Научно-производственное объединение «Русские базовые информационные технологии» информационно-моделирующей среды ВС РФ. В основу новой технологии положено создание имитационно-аналитических моделей сил и средств вооруженной борьбы и геофизических условий с применением объектно-ориентированного подхода к созданию сложных систем, а также интегрированная информационная база данных. Уже имеется значительный задел для моделирования действий сил и средств ВКО. Он позволил обосновать многие положения по организации системы ВКО и по применению сил и средств воздушно-космической обороны, представленные в том числе и в данной статье.

Прошедший год для командования Войск ВКО не прошел даром. Вынужденное решать задачи по применению и развитию противовоздушной и ракетно-космической обороны, по их объединению в общую систему, по организации боевого дежурства в ВС РФ по противовоздушной обороне, командование Войск ВКО столкнулось прежде всего с недостаточностью прав, отсутствием систематизированных научных положений и специалистов для их решения. На ликвидации этих основных недостатков и должны быть сосредоточены усилия в дальнейшем развитии системы ВКО государства.

И последнее. Политическая ситуация в ВС РФ сегодня резко поменялась. В недрах Генерального штаба рождаются новые варианты структур по борьбе с СВКН противника. Назначена рабочая группа по подготовке предложений развития Войск ВКО. Каких решений можно ожидать? Это покажет ближайшее время.

Владимир Васильевич БАРВИНЕНКО
заслуженный деятель науки РФ, доктор военных наук, профессор
Юрий Геннадьевич АНОШКО
доктор военных наук, профессор

Опубликовано 20 февраля в выпуске № 1 от 2013 года

Комментарии
citalopram-20mg nu/]citalopram 20 mg
lasix click/]lasix buy-buspar ru/]buy buspar buy-tadacip top/]buy tadacip rogaineonline in net/]rogaine online buyproscar ru/]where to buy proscar buycleocin science/]cleocin
citalopramhbr20mg top/]citalopram prednisolone trade/]prednisolone 20 mg antabuse bid/]antabuse 250 mg tretinoin link/]tretinoin buymotilium cricket/]where to buy motilium buyarimidex cricket/]buy arimidex
doxycycline-hyclate eu/]doxycycline discount synthroidgeneric in net/]buy levothyroxine online buy-diclofenac eu/]buy diclofenac sod ec 75 mg viagra-canada nu/]viagra/canada sildenafil20mg cricket/]sildenafil 20 mg buy-effexor webcam/]buy effexor xr acomplia click/]acomplia
buy-ampicillin xyz/]buy ampicillin flagyl500mg cricket/]metronidazole flagyl cialiscoupon science/]cialis clonidineonline top/]clonidine buy-glucophage review/]glucophage crestor10mg top/]crestor
buy-effexor accountant/]effexor levitracoupon party/]levitra cialis10mg science/]cialis propeciageneric bid/]propecia generic seroquel pro/]seroquel
piller billig alternativ piller generiskutanresept top/pepcid/
piller billig alternativ piller generiskutanresept top/atarax/
bupropion kim/]bupropion hydrochloride sr viagrasoft club/]viagra soft buy-amitriptyline link/]amitriptyline buyretina link/]retin a face cream
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?