Оперативное искусство

И вновь – острый зуд реформаторства

Нужна ли нам очередная ревизия способов и форм применения войск (сил), решающих задачи борьбы с воздушно-космическим противником

Способы и формы военных действий являются одними из основных категорий военного искусства. Способы действий войск (сил) выражают их содержание, а формы представляют внешнее выражение этого содержания. В российском военном искусстве выделяются пять основных форм военных действий: операция, боевые действия, сражение, бой, удар. Все они присущи группировкам войск и сил, ведущим борьбу с воздушно-космическим противником. Каждая форма имеет свое содержание (способы действий) и другие признаки: уровень целей и задач, состав привлекаемых войск (сил), размах и продолжительность, масштаб маневра, уровень согласования действий, обязательность замысла и плана.

Некоторые должностные лица считают вопрос определения форм военных действий второстепенным. Находясь в органах управления, они не задумываются над этим вопросом, а механически меняют при получении очередной директивы или приказа в одних и тех же документах название формы применения воинского формирования, совершенно не изменяя содержания. Это особенно было присуще для объединений Войск ПВО, ВВС, а после объединения Войск ПВО и ВВС – для объединений ВВС и ПВО, для которых с приходом каждого нового руководства Вооруженными Силами боевые действия менялись на операции и наоборот.

Однако думающая часть должностных лиц представляет сущность и содержание каждой формы, ее преимущества, недостатки и условия реализации. В частности, сравнение форм операции и боевых действий показывает, что боевые действия предполагают решение последовательно возникающих задач войсками (силами), то есть последовательные разведку, обнаружение аэродинамических или баллистических целей противника и назначение по ним сил или средств поражения и (или) подавления.

Операция – совокупность заранее согласованных, спланированных и подготовленных на определенный период времени действий. Для нее план действий войск (сил) детально разработан: объекты обороны от ударов сил воздушно-космического нападения (ВКН) противника определены; области пространства (районы) уничтожения и подавления средств ВКН распределены между истребительной авиацией ВВС и ЗРВ соединений ВКО, войсками ПВО Сухопутных войск, силами ПВО флота и силами РЭБ; объекты противника для ударов, порядок их поражения силами авиации, ракетных войск и артиллерии (РВ и А), флота определены; задачи войскам (силам) поставлены. Это элементы информационной составляющей подготовки операции.

Материальной основой операции является детальное планирование и организация обеспечения войск (сил) необходимыми боевыми и материальными средствами. Так как в операции действия готовятся заблаговременно, имеется возможность их продумать, разработать различные варианты способов решения задач, промоделировать их, оценить и выбрать наиболее эффективные варианты.

Важнейшее отличие операции от боевых действий состоит в том, что подготовленные действия войск и сил в операции сохраняются организованными и при кратковременных в силу разных причин потерях управления ими. В боевых действиях с потерей управления организованные действия войск (сил), как правило, прекращаются. То есть в операции соблюдается суворовский принцип «Каждый солдат должен знать свой маневр».

В военном искусстве не случайно считается, что если действия развиваются не по заранее разработанному замыслу и они вырождаются в простую реакцию на изменение обстановки, то операция не состоялась, а трансформировалась в более низкую и соответственно менее эффективную форму военных действий – боевые действия.

Ярким примером некорректного названия формы военных действий является так называемая операция по принуждению Грузии к миру. Если бы в августе 2008 года это была операция, то действия войск были бы организованны, они действовали бы более эффективно, некоторые формирования, оставшись без связи, бесцельно бы не блуждали, потерь, особенно авиации, было бы значительно меньше. Так как по различным причинам действия войск заблаговременно не готовились, реально это была форма «боевые действия».

Показанные отличия операций и боевых действий требуют при всякой возможности перехода к операциям и прежде всего в масштабных и скоротечных действиях группировок войск и сил по борьбе с воздушно-космическим противником.

К настоящему времени в ВС РФ определены и реализованы, хотя и не без недостатков, операции по борьбе с воздушно-космическим противником и на стратегическом, и на оперативном уровне. В силу важности борьбы за господство (превосходство) в воздушно-космической сфере в начальном периоде военных действий к этим операциям привлекаются все войска, силы и средства, способные вести борьбу с воздушно-космическим противником: войска и силы ПВО, РКО (ВКО), авиация и другие ударные силы и средства всех видов и родов войск, а также специальные и другие войска и силы Вооруженных Сил государства или коалиции.

Эти войска и силы применяются для разведки, уничтожения и подавления средств ВКН противника как в полете, так и на земле и море. Способы их применения существующими официальными документами определяются по единым замыслам и планам стратегической операции, а в военных округах как составные части общих способов и форм применения войск (сил) военных округов в формах боевых действий и совместных воздушных операций.

Однако с образованием Войск ВКО эта логически целесообразная и достаточно отработанная система подвергается попытке разрушения. Необходимо отметить, что создание Войск ВКО организационно объединило часть сил и средств ПВО страны и силы и средства РКО и образовало предпосылки создания реальной системы ВКО. Однако данный положительный шаг одновременно с лишением главного командования ВВС функций оперативного управления войсками (силами) ПВО и авиацией разрушил существующее, хотя и с большими недостатками, единство системы ПВО государства.

Силы и средства борьбы с воздушно-космическим противником оказались в сравнительно самостоятельных структурах четырех военных округов и в Войсках ВКО. При этом в отличие от военных округов в Войсках ВКО имеются силы и средства ПВО и РКО, которые ведут разведку, поражают и подавляют средства воздушно-космического нападения только в полете. Отсюда следует, что способы и формы борьбы с воздушно-космическим противником как Войск ВКО в целом, так и их объединений в отличие от воздушных операций будут без ударных составляющих.

Именно из факта отсутствия в Войсках ВКО ударных сил следуют попытки ревизии системы стратегических и оперативных форм борьбы с воздушно-космическим противником. Некоторые научные учреждения и ряд военных ученых (некоторые из них в инициативном порядке, пытаясь угадать мнение руководства), «как всегда», начали обосновывать принятое организационное решение и развивать его положения по принятому направлению дальше.

Сущность их предложений сводится к расширению полномочий своего руководства – командования Войск ВКО путем передачи ему в подчинение войск и сил, защищающих объекты страны над всей территорией России, и полному их обособлению от всех других войск и сил, ведущих борьбу с воздушно-космическим противником. Для этого предлагается из объединений ВВС и ПВО забрать формирования ПВО.

Соответственно структуре Войск ВКО способы и формы их применения по обороне объектов страны предлагается обособить от других действий ВС как на стратегическом, так и на оперативном уровне и вести ее в обособленном воздушно-космическом театре военных действий (ТВД).

Группировки войск военных округов и силы флота будут защищаться от ударов воздушного противника своими войсками ПВО Сухопутных войск и силами ПВО флота. Поражение средств воздушно-космического нападения противника на земле и море предполагается осуществлять в других («ударных») формах военных действий под руководством других командований на своих (континентальных) ТВД.

Для обоснования данных предложений заявляется о возвращении к оборонительным формам, которые имели место до начала 1990-х гг. На самом деле это не совсем так.

Во-первых, ранее и до настоящего времени действия всех войск и сил, ведущих борьбу с воздушно-космическим противником, согласовывались, хоть и в различной степени, на основе территориального принципа, которого еще частично придерживаются в военных округах и который полностью исчез из новых предложений по построению системы ВКО. Игнорирование территориального принципа, обусловленное подчинением формирований ПВО, которые реально ведут боевые действия в одних и тех же районах, разным командованиям (соединения ВКО – командованию Войск ВКО, соединения и части ПВО Сухопутных войск – командованиям ВО), не позволит в необходимой степени согласовывать их действия. Это в свою очередь снизит общую эффективность их действий и безопасность авиации.

Во-вторых, имевшие место ранее оборонительные формы борьбы с воздушно-космическим противником и на стратегическом, и на оперативном уровне на самом деле включали не только оборонительные, но и ударные действия. Наступательные формы борьбы с воздушно-космическим противником также включали не только ударные, но и оборонительные действия.

Проводимые в течение длительного времени стратегические и оперативно-стратегические учения и тренировки по планированию стратегических операций, воздушных и противовоздушных операций на ТВД показали, что по содержанию наступательные и оборонительные операции практически отличаются только объемом и иногда порядком отражения и нанесения ударов.

Поэтому в начале 1990-х гг. было принято решение о переходе от раздельных оборонительных и ударных форм к формам, в которых согласуются и взаимно увязываются оборонительные и ударные действия. Для обоснования этого решения наряду с содержанием действий были учтены и другие факторы:

  • резкое уменьшение состава оборонительных и ударных сил и средств, на стратегические и оперативные (в границах военных округов) действия они претендуют только общим составом;
  • с началом военных действий оборонительные и ударные силы и средства действуют в одно и то же время и в противоборстве с воздушно-космическим противником преследуют одну и ту же цель – завоевание (недопущение завоевания противником) господства (превосходства) в воздухе (воздушно-космическом пространстве);
  • для возможности решать задачи по обороне объектов и группировок войск (сил) ограниченным составом войск и сил ПВО их действия должны быть согласованы с действиями ударных сил и средств по поражению сил и средств ВКН в пунктах базирования и инфраструктуры, обеспечивающей их применение;
  • для обеспечения безопасности своей авиации действия оборонительных и ударных сил необходимо согласовывать по задачам, времени и пространству.

Все перечисленные факторы актуальны и для настоящего времени, поэтому возврат к раздельным оборонительным и «ударным» формам военных действий явно нецелесообразен. Количество форм военных действий, которые нужно готовить, увеличится в два раза. Резко усложнится согласование действий по поражению сил и средств ВКН противника в воздушно-космическом пространстве и в базах на земле и море. Утверждения некоторых специалистов, что согласование действий оборонительных и ударных действий войск и сил в одной форме военных действий невозможно и что формы ударных действий в ВС РФ плохо проработаны, безосновательны.

Они или, пытаясь угадать мнение руководства, кривят душой, или являются узкими специалистами ПВО, не представляя наработанные военным искусством положения по планированию и применению ударных сил и средств (по Кузьме Пруткову: «Специалист подобен флюсу: полнота его одностороння»).

На самом деле в военном искусстве и в теории, и в практике ударные и совместные действия так же наработаны, как и оборонительные. Практический опыт планирования совместных противовоздушных и воздушных операций на ТВД, полученный на различных учениях и при реальном планировании, показывает, что при подготовке операций в границах военных округов для решения первой их главной задачи – завоевания или недопущения завоевания противником господства (превосходства) в воздухе нельзя отдельно планировать не только действия соединений ВКО (ПВО), войск ПВО Сухопутных войск и сил ПВО флота, но и ударных войск (сил) по уничтожению средств воздушного (воздушно-космического) нападения и инфраструктуры противника. Их действия должны быть согласованы по задачам, времени и пространству, что обусловлено четырьмя основными факторами.

Во-первых, при развязывании войны придется отражать не один, а множество массированных и других ракетно-авиационных ударов противника. Для уменьшения возможности их последовательного нанесения нужно во встречных или ответных ударах авиации, РВ и А, сил флота планировать поражение наземных баз, морских носителей средств воздушного (воздушно-космического) нападения противника, объектов его инфраструктуры. Соответственно при нанесении упреждающих ударов нужно их планировать таким образом, чтобы максимально ослабить возможные встречные или ответные удары противника.

Во-вторых, уже при отражении первого авиационно-ракетного удара нужно заблаговременно спланировать удары по ключевым объектам сил и средств управления навигации и связи противника, чтобы максимально дезорганизовать управление его силами и средствами воздушно-космического нападения, находящимися в полете.

В-третьих, очень правильное положение апологетов обособленных действий Войск ВКО, что истребительную авиацию нужно применять для уничтожения авиации противника на дальних подступах до запуска ею высокоточных средств поражения, на всех направлениях (кроме северного) невыполнимо без предварительного подавления ударными средствами системы ПВО противника. При этом подавление системы ПВО противника должно быть организовано одновременно и в интересах ударной авиации. Также по общему плану необходимо обеспечивать безопасность ударной, истребительной, транспортной и специальной авиации в зонах огня зенитных средств соединений ВКО, войск ПВО Сухопутных войск и сил ПВО флота.

В-четвертых, при раздельном планировании действий сил и средств ПВО и ударной авиации практически невозможно оптимизировать распределение многоцелевой авиации для одновременного решения трех задач: отражение ударов средств ВКН противника, нанесение ударов по его объектам и сопровождение ударной авиации.

Приведенные факторы в разной степени воздействуют и на стратегические действия по борьбе с воздушно-космическим противником. При их планировании необходимо учитывать вклад ударных сил и средств в границах военных округов в поражение сил и средств ВКН противника, взаимно увязывать по задачам, времени и пространству воздушные операции, а также действия непосредственно подчиненных сил (например дальней авиации, специальных и других войск) и стратегического резерва.

Выдвигаемое некоторыми авторами положение об обособлении воздушно-космического ТВД является весьма спорным. Категория «Театр военных действий» была введена в военном искусстве для вычленения территорий, акваторий с воздушно-космическим пространством над ними, на которых развертываются (могут развертываться) стратегические группировки Вооруженных Сил и могут вестись военные действия стратегического масштаба.

Каждый ТВД имеет свои специфические условия ведения военных действий (военно-политические, военно-экономические, военные, физико-географические, этнографические), а также оперативное оборудование территории, влияющее на подготовку и ведение операций стратегического масштаба и войны в целом. Этих условий и оперативного оборудования (кроме группировки космических аппаратов) в воздушно-космическом ТВД нет. Даже температура приземного слоя атмосферы в нем зависит от местоположения на уже известных континентальных и морских ТВД.

Без наличия и знания оперативного оборудования (системы базирования, управления и снабжения) нельзя разместить свои войска (силы), в том числе и войска (силы) ВКО, организовать их управление и снабжение; определить объекты обороны и объекты удара (в воздушно-космическом ТВД их просто нет), спрогнозировать действия сил и средств ВКН (не зная их базирования, нельзя рассчитать рубежи досягаемости и ожидаемое количество).

Дальность (радиус) действия практически всех средств ВКО и ВКН (кроме некоторых самолетов стратегической авиации и стратегических ракет) пока еще не выходит за пределы имеющих место ТВД, что позволяет прогнозировать, планировать и применять их в рамках известных театров. Зная базирование самолетов стратегической авиации, стратегических ракет и космодромов, можно определить направление их действий для любого района (ТВД), а также ограничения наклона орбит запускаемых космических аппаратов.

В то же время готовить и вести военные действия, в том числе силами ВКО, на основе характеристик воздушно-космического ТВД невозможно. Таким образом, обособлять воздушно-космический ТВД как минимум преждевременно. Нужно изучать имеющие место ТВД и военно-географические районы.

Исходя из представленных положений для определения способов борьбы с силами воздушно-космического нападения противника на стратегическом уровне командование ВС государства (коалиции) должно спрогнозировать варианты военно-политических ситуаций, оценить для каждого варианта предполагаемые цели и задачи потенциального противника, количество сил и средств ВКН, которые могут действовать в границах государства (коалиции) и каждого направления (ВО, зоны ВКО).

Для каждого из вариантов необходимо в зависимости от количества и важности действующих средств ВКН и объектов обороны определить достаточность на направлениях (в ВО, зонах ВКО) войск (сил) и средств (ресурса) ВКО всех видов и родов войск ВС с учетом возможного вклада в поражение сил и средств ВКН ударных средств и при необходимости перераспределить эти войска (силы) и средства и организовать их маневр.

При этом каждый вариант будет отличаться общим количеством привлекаемых оборонительных и ударных сил и средств, перераспределением их по направлениям (ВО, зонам ВКО), перечнем и последовательностью оперативных форм борьбы с воздушно-космическим противником, порядком применения сил непосредственного подчинения.

На оперативном уровне силы и средства ВКО распределяются методом, аналогичным методу на стратегическом уровне, с учетом вклада ударных средств и ожидаемых типов средств ВКН по направлениям (районам ПВО-ПРО). Основными приемами оперативных действий по борьбе с СВН противника могут быть противовоздушные сражения, а также массированные и другие авиационно-ракетные удары. В далекой перспективе возможно появятся и воздушные сражения. Варианты действий группировки войск (сил) в границах военных округов (ТВД) будут отличаться распределением сил между приемами и последовательностью их проведения.

Рациональность стратегических и оперативных способов борьбы с воздушно-космическим противником в значительной степени будет зависеть от применения математических методов и моделирования. В частности, при распределении сил и средств ВКО и ударных сил и средств необходимо решение оптимизационных задач, которые обеспечивают максимально возможный предотвращенный ущерб объектам обороны в выделенных районах действий. Для более точного прогноза эффективности разработанных вариантов действий сил по борьбе с воздушно-космическим противником необходимо их моделирование.

Основным показателем для оценки эффективности способов борьбы с воздушно-космическим противником должен быть предотвращенный ущерб объектам обороны и группировкам войск (сил), включая и группировки войск (сил) ВКО. Современные модели позволяют его вычислять. Возврат по предложениям некоторых авторов к показателям математического ожидания или относительного числа уничтоженных средств ВКН противника принципиально нецелесообразен. Это обусловлено, во-первых, возможностью прогноза объектов удара баллистическими ракетами и сосредоточения огня для защиты наиболее важных объектов; во-вторых, появлением на вооружении у потенциальных противников большого числа дешевых дистанционно пилотируемых летательных аппаратов и ложных целей, поражение которых зенитными ракетными средствами не представляет большой сложности. Очевидно, боевые расчеты в борьбе за количеством сбитых средств воздушного нападения не будут разбираться в обстановке и сосредоточивать усилия на выявлении и уничтожении наиболее важных целей, ведь главное – «количество».

Для согласования действий различных войск и сил и на стратегическом, и на оперативном уровне их необходимо заблаговременно планировать и практически готовить по каждому варианту, особенно тщательно нужно организовывать варианты маневра силами и средствами. Это главная задача стратегического и оперативных органов управления.

На тактическом уровне борьбу с аэродинамическими и баллистическими средствами, а в перспективе с гиперзвуковыми летательными аппаратами противника ведут зенитные ракетные (ракетно-артиллерийские) соединения, части и подразделения, корабельные зенитные огневые средства, соединение ПРО, истребительные авиационные силы и средства, а также силы и средства радиоэлектронного подавления, радиолокационной и радиотехнической разведки.

Основными приемами способов борьбы со средствами ВКН противника на тактическом уровне являются воздушные, противовоздушные и противоракетные бои, их радиоэлектронное подавление, а также разведывательно-информационные действия сил и средств радиолокационной и радиотехнической разведки.

Варианты способов борьбы со средствами ВКН противника на тактическом уровне будут отличаться распределением сил для разведки, поражения и подавления отдельных средств или их групп, пространством и последовательностью проведения боев и радиоэлектронного подавления.

Например, один из вариантов способа решения задачи борьбы со средствами ВКН противника силами соединения ВКО может представлять собой воздушные бои приданных (выделенных) истребителей на дальних подступах к обороняемым объектам из положений дежурства на аэродромах и в воздухе и в районах самостоятельного поиска, противовоздушные и противоракетные бои зенитных ракетных подразделений на ближних подступах к объектам; радиоэлектронное подавление силами РЭБ бортовых радиоэлектронных средств, разведывательно-информационные действия сил радиолокационной и радиотехнической разведки.

Каждый следующий тактический прием по поражению или подавлению СВН противника формируется как реагирование на появление каждой новой одиночной или групповой цели. Для ее уничтожения или подавления должны быть определены силы, прием, пространство и время. В силу сложности и скоротечности обстановки данная процедура возможна только при заранее спланированных действиях (например по выводу части истребителей в районы самостоятельного поиска, полуавтономных действий или в зоны дежурства в воздухе) и с помощью автоматизированной или автоматической системы управления (АСУ), в алгоритмы которой заложены необходимые правила целераспределения и целеуказания.

Действия тактических формирований ВКО имеют форму боевых действий. Боевые действия будут вести соединения ВКО, входящие как в Войска ВКО, так и в объединения ВВС и ПВО. В то же время, учитывая традиции, сложившиеся в ВС РФ, которые предполагают в каждом виде и роде войск ВС иметь свои боевые уставы, следует ожидать, что для соединений ВКО, находящихся в Войсках ВКО, будут разрабатываться свои боевые уставы. Отсюда возникает вопрос: содержание этих уставов будет таким же, как и содержание соответствующих уставов в ВВС, или другим? Это еще одна маленькая проблемка, возникшая из-за наличия одинаковых формирований в виде и роде войск ВС РФ.

Таким образом, возникшая проблема способов и форм борьбы с воздушно-космическим противником рождена половинчатостью организационных мероприятий, разобщивших единую систему ВКО государства и ВС. Решение данной проблемы состоит не в «подгонке» способов и форм борьбы с воздушно-космическим противником к рожденным структурам, а в концентрации усилий войск, сил и средств видов и родов войск ВС, других войск в борьбе с воздушно-космическим противником на основе централизации управления ими.

То есть необходимо создать стратегическое воздушно-космическое командование, которое будет иметь обязанности и необходимые права для разрешения проблемы способов и форм и всех других проблем борьбы с воздушно-космическим противником.

Владимир Васильевич БАРВИНЕНКО
заслуженный деятель науки РФ, доктор военных наук, профессор

Опубликовано 9 октября в выпуске № 5 от 2013 года

Комментарии
cymbaltamedication eu/]cymbalta buy-prednisolone trade/]where to buymethylprednisolone abilify site/]abilify generic acomplia mom/]acomplia buy-suhagra party/]buy suhagra buy-tretinoin faith/]tretinoin cream tadacip mom/]tadacip
piller billig piller utan recept generiskutanresept top/mestinon/
piller billig köpa piller generiskutanresept top/duphaston/
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?