Оружие

Система ПРО А-35(А-35М): дела и люди

Создание первой боевой отечественной системы противоракетной обороны было по силам выдающимся коллективам конструкторов и разработчиков

Продолжение. Начало в № 3 за 2009 г. Система А-35М существенно опережала другие системы вооружения войск ПРО и ПКО. Ее боевой алгоритм, реализованный в программах более пятидесяти мощных ЭВМ разнесенных объектов, впервые обеспечивал полностью автоматизированное централизованное боевое управление.

Несмотря на определенные недостатки, первая боевая система ПРО была наивысшим достижением научно-технической мысли лучших ученых, инженеров, конструкторов своего времени.

По утверждению многих специалистов, степень ее автоматизации была высочайшей в мире и сопоставима лишь с уровнем автоматизации американского лунного проекта «Сатурн-Аполлон». Система А-35М и «Сатурн-Аполлон» были наиболее совершенными сложными автоматизированными системами 1960-1970 гг.

В НИИ и КБ продолжались исследования по проблематике ПРО с учетом рекомендаций межведомственной комиссии. Была задана обширная программа научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Главной причиной отклонения многих предлагаемых проектов было то, что в них с требуемой эффективностью не решались основные проблемы ПРО:

селекция (выделение) боевых блоков баллистических ракет на фоне ложных целей и в условиях интенсивных помех и ядерных взрывов;

создание нового поколения вычислительных средств с быстродействием в сотни миллионов операций в секунду;

создание эффективных средств поражения на различных участках траектории полета ракеты с использованием различных физических принципов.

Генерал-лейтенант Г. С. Легасов, внесший большой вклад в решение проблем ПРО, отмечал несколько важных дат, связанных с созданием систем «А», А-35 и А-35М.

Февраль 1956 г. Постановление ЦК КПСС о развертывании работ по поиску путей решения проблемы противоракетной обороны. Постановление Правительства с конкретными поручениями министерствам о порядке выполнения работ по ПРО вышло 16.08.1956 г.

Март 1956 г. Разработан эскизный проект полигонной экспериментальной системы ПРО (система «А»).


Радиолокатор канала цели (РКЦ) представлял собой радиолокатор с двумя комбинированными каналами, в котором один из каналов был предназначен для работы по головной части межконтинентальной баллистической (МБР), второй – по корпусу МБР. Для этого в полноповоротную приемо-передающую антенну (типа Кассегрена) диаметром 18 м были введены два независимо управляемых контррефлектора.
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

4 марта 1961 г. На полигоне противоракета экспериментального комплекса ПРО уничтожила баллистическую цель – боевой блок ракеты Р-12. Противоракета имела осколочную боевую часть, снаряженную тротилом и детонирующими осколками особой конструкции. Этот эксперимент показал, что поставленная задача борьбы с парными баллистическими целями, состоящими из корпуса БР и отделившегося от него боевого блока с ядерным зарядом, технически решена.

Июнь 1961 г. Разработан эскизный проект боевой системы ПРО Москвы – А-35.

1962–1967 гг. Ведется строительство боевых объектов системы ПРО под Москвой, оснащение их оборудованием, поступающим с заводов. Идут настроечные работы силами заводских и конструкторских бригад с участием личного состава воинских частей.

Середина 60-х гг. Стало известно о работах в США по созданию межконтинентальных баллистических ракет («Минитмен-3») и БР на подводных лодках («Поларис А-3») с многозарядными боевыми частями (на одной БР от 3-х до 10 боевых блоков с ядерными зарядами).

Полет боевых блоков сопровождается множеством легких и тяжелых ложных (отвлекающих) целей. Кроме того, в состав такой «сложной баллистической цели» входят также устройства (блоки) для постановки радиопомех наземным радиолокаторам ПРО, что должно нарушать нормальную их работу.

Задача ПРО резко усложнилась. Возникла необходимость модернизации боевых средств А-35, оперативно, в ходе дальнейших работ, не ожидая их полного завершения.


Нариман Абенович Айтхожин – разработчик радиолокатора канала цели
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

5 ноября 1965 г. Совет обороны СССР заслушивает доклады Главнокомандующего войсками ПРО страны маршала авиации В. А. Судца и Генерального конструктора ПРО Г. В. Кисунько о состоянии работ по системе А-35, о путях ее модернизации и о задании разработки аванпроекта «Аврора» – территориальной системы ПРО страны, работоспособной в условиях массированного налета перспективных баллистических ракет.

Сентябрь 1967 г. Рассмотрение аванпроекта территориальной системы ПРО страны «Аврора». Проект отклонен главным образом в связи с неразрешенностью проблемы селекции (распознавания) реальных баллистических целей на фоне множества ложных.

1967 г. Главнокомандующий Войсками ПРО страны Маршал Советского Союза П. Ф. Батицкий представляет в Военно-промышленную комиссию проект постановления Правительства о развертывании целенаправленных работ по коренной проблеме ПРО – селекции баллистических целей. Но на совещании в комиссии решено специального постановления по проблеме селекции не выпускать, а решать ее в комплексе с остальными задачами ПРО.

29 ноября 1969 г. Успешно завершены на полигоне конструкторские испытания комплекса ПРО «Алдан» – прототипа боевых стрельбовых комплексов московской системы ПРО А-35, работоспособной по «парным баллистическим целям».

26 июня 1972 г. Между СССР и США заключен договор об ограничении систем ПРО.

1972–74 гг. Система ПРО Москвы А-35 двумя очередями принята в эксплуатацию. Боевая задача – поражение до 8 парных баллистических целей. Продолжаются работы по ее модернизации.

1973 г. Инженерная записка Г. В. Кисунько о принципах и путях модернизации системы А-35 с задачей обеспечения борьбы с многозарядными баллистическими целями модернизируемой системой ПРО Москвы – система А-35М.

1977–1978 г. Система А-35М – последнее детище генерального конструктора Г. В. Кисунько, принята на вооружение. Задача борьбы с многозарядными баллистическими ракетами решается с некоторыми ограничениями.

1989 г. Создана новая система ПРО Москвы А-135, способная бороться с ограниченным числом современных и перспективных многозарядных баллистических ракет.

Создание системы ПРО А-35 и ее модернизация (А-35М) – не только обеспечили наш паритет с США в борьбе за ограничение уровня стратегических вооружений в мире, но и позволили избежать в 1970–1990-е гг. распространения гонки вооружений в космос.

Кроме того, система А-35 послужила базой для создания современной системы ПРО Москвы, что обеспечило наш приоритет в области противоракетной обороны и тем способствует сохранению стратегической стабильности в мире и в современных условиях расползания ракетно-ядерного оружия и появления его в странах, ранее им не обладавших.

О. В. Голубев, один из тех, кто внес большой вклад в создание систем ПРО «А», А-35, А-35М, о проблемах, которые сопровождали процесс создания А-35 и А-35М до принятия на вооружение системы А-35М пишет так:

«Как и при создании системы «А», центральной фигурой в разработке системы А-35 являлся Г. В. Кисунько. Ему принадлежал замысел системы и ее технического облика, и он же осуществлял оперативное руководство разработкой.


Виктор Степанович Окошенников – разработчик гетеродинов приемных устройств РКЦ и РКИ
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

Как известно, первоначально в системе А-35 предполагалось использовать, как и в системе «А», дальномерный принцип определения координат. Однако если система «А» предназначалась для перехвата лишь одной баллистической цели, то назначением системы А-35 был перехват нескольких (на первом этапе до 8) целей.

Соответственно количество радиолокаторов увеличивалось до 24 и появлялась трудноразрешимая проблема идентификации целей и противоракет относительно каждой тройки радиолокаторов. Благотворная для экспериментального комплекса ПРО идея оказалась неперспективной для боевого комплекса.

На мой взгляд, это явилось одной из глубинных причин последующей задержки в развитии отечественной системы ПРО и неблагоприятного хода событий лично для Г. В. Кисунько.

Невольно приходишь к мысли, что известный афоризм «наши недостатки являются продолжением наших достоинств» может отнесен не только к людям, но и к техническим устройствам и системам.

Но тогда Григорий Васильевич нашел выход из положения, отказавшись от дальномерного принципа и избежав при этом коренной переделки радиолокаторов. Этого удалось достичь, используя от каждого радиолокатора наряду с данными о дальностях также и данные угломерных каналов, использовавшиеся ранее лишь для удержания рефлектора антенны в направлении на данную цель.

За это, естественно, пришлось заплатить существенным ухудшением точности определения координат цели. Для компенсации этого ухудшения пришлось, соответственно, увеличить мощность специальной (ядерной) боевой части (СБЧ) противоракеты.


В состав системы А-35 входили три спаренных стрельбовых комплекса ПРО «Енисей» и один спаренный СК «Тобол». РКЦ-35 стрельбовых комплексов «Енисей» и «Тобол» отличались друг от друга вычислительными средствами. Если первый имел небольшое вычислительное устройство Т-40У, то в состав второго была введена использовавшаяся на ГКВЦ системы А-35 универсальная ЭВМ 5Э92б (главный конструктор В. С. Бурцев).
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

Таким образом, в системе А-35 ни о каком применении осколочной боевой части не могло быть и речи.

Г. В. Кисунько это прекрасно понимал и в свое время даже для противоракеты системы «А» предусмотрел возможность ее оснащения СБЧ, которая и была изготовлена и прошла соответствующие подготовительные процедуры.

Поэтому появляющиеся время от времени в печати суждения о том, что якобы использование в отечественной системе ПРО ядерного боевого оснащения противоречило взглядам Г. В. Кисунько, являются абсурдными.

Именно он был и остается «отцом» ядерного оснащения противоракет, и это является его заслугой. Ибо, защищая город, система ПРО должна обеспечить «чистое» поражение боевого блока БР, т.е. без активного взрыва его боезаряда на высоте поражения и без высыпания радиоактивного вещества из разрушенного боевого блока. Гарантировать такого рода поражение боевых блоков БР пока может только СБЧ противоракеты.

В описываемый период (примерно 1962–1975 гг.), как и во время создания системы «А», Григорий Васильевич запомнился всем нам как энергичный, жизнерадостный, очень доброжелательный, широких взглядов и многосторонних интересов человек. Его авторитет ученого и конструктора был непререкаем.

В системе наведения противоракет был использован и получил дальнейшее развитие ряд решений, полученных при разработке системы наведения ПР В-1000, наиболее существенными из которых явились применение управляющей ЭВМ, а также использование алгоритмических методов стабилизации параметров и ограничения сигналов управления в системе наведения.

В то же время, поскольку потребовалось решать принципиально новые задачи перехвата группы баллистических целей нарядом одновременно наводимых ПР – наведения ПР в большом диапазоне высот в атмосфере и в космосе с использованием газодинамического управления, а также работы системы наведения в условиях воздействия на ПР взрывов соседних противоракет – система наведения в целом приняла новый облик.

При этом впервые были разработаны: управление не только поперечным, но и продольным движением ПР для реализации заданного условиями перехвата времени встречи с данной целью каждой ПР наряда; переменная структура автопилота, обеспечивающая управление, как в плотных слоях атмосферы, так и в космосе; трехкомандный метод управления движением ПР, позволяющий ориентировать вектор управляющего ускорения в любом направлении.

Наряду с этими новыми решениями был разработан и новый метод наведения ПР в упрежденную точку встречи. Точка встречи рассчитывалась в управляющей ЭВМ на основе прогнозируемых траекторий баллистической цели и противоракеты, полученных в результате оптимальной обработки данных информационных средств системы.

Существенно новым методом явилось включение в алгоритм системы наведения модели ПР, находящейся под воздействием тех же команд управления, что и реальная ПР. Это позволило получить опорные оценки параметров движения ПР для использования их в алгоритме обработки информации о ПР.

Условия работы системы А-35 по перехвату в одном налете нескольких боевых блоков БР, а также необходимость перехвата плохо селектируемых тяжелых ложных целей нарядом противоракет, оснащенных СБЧ, поставили перед системой наведения принципиально новую задачу – задачу сохранения работоспособности данной ПР при взрывах СБЧ соседних противоракет.

Решение этой задачи было достигнуто разработкой способа организации перехвата боевых блоков БР нарядом ПР, при котором перед взрывом СБЧ соседней ПР данная ПР переходит в автономный, пассивный режим полета с запоминанием в специальном радиационностойком бортовом устройстве кода времени последующего подрыва своей СБЧ.


Марк Михайлович Гайцевич – разработчик антенны РКЦ
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

При отработке системы наведения ПР А-350 дальнейшее развитие получило комплексное моделирование в реальном масштабе времени с использованием боевых программно-реализованных алгоритмов на штатных ЭВМ (как на полигонном, так и на боевых стрельбовых комплексах системы А-35).

В 1975 г. перед системой А-35 была поставлена задача перехвата одной, но сложной многоэлементной цели, содержащей наряду с боевыми блоками (10 штук) легкие (надувные) и тяжелые ложные цели – ловушки.

Для решения этой новой для ПРО г. Москвы задачи в этом же году была начата и через два года завершена модернизация системы. Возглавлять эту работу было поручено Ивану Дмитриевичу Омельченко, бывшему первому заместителю Г. В. Кисунько, назначенному главным конструктором системы А-35.

Иван Дмитриевич Омельченко – один из ветеранов нашего предприятия, с самого начала возглавлявший разработку бортовой радиоаппаратуры противоракет, руководитель крупных коллективов разработчиков, впоследствии заместитель директора предприятия по научной работе. Иван Дмитриевич был прекрасным специалистом, инженером и ученым, организатором крупномасштабных комплексных работ. Это был очень приятный, коммуникабельный человек, многолетней дружбой с которым я всегда гордился.

Причин отстранения Г. В. Кисунько от дальнейшего руководства работами на системе А-35, на мой взгляд, было несколько: это и десятилетняя задержка сроков сдачи системы А-35, это и непринятие заказчиком проекта территориальной системы «Аврора», наконец, это его несогласие с концепцией модернизации системы А-35 и ряд других, в том числе субъективных причин.

В то же время следует отметить, что ряд причин задержки сдачи системы А-35 и отклонения проекта «Аврора» носили объективный характер, не зависящий от Г. В. Кисунько и возглавляемого им коллектива.

Указанная выше новая задача перехвата сложной многоэлементной цели была решена в основном за счет алгоритмического объединения радиолокационных каналов измерения координат целей в единую информационную систему, а также создания нового алгоритма централизованного управления боевыми действиями.

Одновременно было расширено поле системы дальнего обнаружения за счет ввода в систему А-35 новых радиолокационных станций. Дальнейшее совершенствование системы А-35 было направлено на обеспечение перехвата БР, атакующих г. Москву в более широком секторе ответственности при использовании целеуказаний от СПРН, а также перехвата целей типа «Першинг-2».

Облик системы наведения и ее параметры в процессе модернизации не изменялись, поскольку ее характеристики полностью обеспечивали решение задачи перехвата элементов сложной баллистической цели, поставленной перед модернизированной системой А-35М.

Мне остается лишь отметить основных участников разработки системы наведения, моих коллег, внесших существенный вклад в разработку этой системы: Николая Кирилловича Свечкопала, Евгения Владимировича Корначева, Вячеслава Михайловича Синева (газодинамическое трехкомандное управление), Игоря Павловича Балашова, Вячеслава Иванович Глашкина (алгоритмы управления ПР, обработки информации о ПР), Михаила Гарегиновича Минасяна, Геннадия Федоровича Королева (управление продольным движением ПР, назначение наряда ПР на группу целей), Владимира Николаевича Пугачева Вольмара Петровича Логинова (обработка информации о цели, метод наведения в упрежденную точку), Юрия Александровича Каменского, Михаила Григорьевича Поборцева (вопросы поражения боевых блоков цели, эффективности стрельбы).


На радиолокатор канала изделия (РКИ) были возложены функции передачи и приема информации с борта противоракеты (типа А-350), а также передачи команд управления и подрыва боевой части ПР.
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

Необходимо отметить и вклад в разработку системы наведения наших ближайших смежников, разработчиков аппаратуры автопилота, сотрудников ЦКБ «Алмаз» во главе с главным конструктором Петром Михайловичем Кирилловым и сотрудников проектного отдела МКБ «Факел», возглавляемых Борисом Дмитриевичем Пупковым и Евгением Самуиловичем Иофиновым.

Полученные характеристики системы наведения противоракеты обеспечили в системе А-35 требуемую точность наведения ПР и тем самым перехват головных частей баллистических целей, а после модернизации – перехват боевых блоков сложной цели (и в модельных пусках – перехват низкоорбитальных ИСЗ).

Головной комплекс системы А-35 постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 10 июня 1971 г. № 376-119 был принят в эксплуатацию и с 1 сентября 1971 г. поставлен на опытное дежурство.

Одновременно проводились работы по вводу остальных средств системы.

К 1973 г. ввод в строй всех средств (кроме РЛУ ДО – г. Чехов) был завершен и вся система А-35 с 25.07.1973 г. поставлена на опытную эксплуатацию.

А после модернизации в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 18 декабря 1977 г. № 1134-368 система А-35М принята на вооружение Советской армии и 15 мая 1978 г. заступила на боевое дежурство».

В связи с трудным процессом создания первой боевой системы стратегической ПРО, требующим решения сложнейших проблем фундаментального и прикладного характера чрезвычайно ценными являются оценки создателей систем А-35 и А-35М.

Одним из них был Л. Г. Хватов:

«Мне довелось участвовать в разработке, вводе и испытаниях радиолокаторов канала цели сначала в качестве руководителя разработки комплекса функционального контроля радиолокаторов, затем – в качестве начальника тематической лаборатории по разработке РКЦ в целом. В период ввода и испытаний системы «Алдан» мне неоднократно приходилось также выполнять функции ответственного представителя Генерального конструктора на объекте № 52.

Вся разработка проводилась под руководством Генерального конструктора Г. В. Кисунько. Его ближайшими заместителями были Ф. И. Заволокин, Б. М. Шаулов, Д. Г. Дорогов. И. А. Гусев и его заместитель В. П. Парамонов руководили отделом по разработке РКЦ, в которой активно участвовали А. П. Ильинский, И. Н. Амиантов, Р. В. Родзянко, Ю. А. Рубичев, В. В. Груздев, Л. А. Антипов, Ю. П. Калюжный и др.

РКЦ разрабатывался в двух вариантах. В первом варианте («Енисей») в РКЦ использовались две одинаковые специализированные вычислительные машины Т-40У, в одной из которых программно реализовывался алгоритм боевой работы (БР), а в другой – алгоритмы автономного функционального контроля радиолокатора (АФК) и функционального контроля системы (ФКС).

Во втором варианте («Тобол») в каждом РКЦ использовалась одна универсальная вычислительная машина 5Э92Б, обеспечивавшая реализацию всех алгоритмов БР и функционального контроля.

На РКЦ системы «Алдан» был реализован вариант «Енисей».

На трех объектах системы А-35 размещались по одному РКЦ «Енисей» и по одному – «Тобол».

На четвертом объекте системы А-35 оба РКЦ были выполнены по варианту «Тобол».

Основными ведущими разработчиками программ вычислительных машин были Г. Силичева, Л. О. Оболенская, Н. Б. Гример.

Разработка специализированных вычислительных машин Т-40У была выполнена в НИИРП коллективом, руководимым Ю. Д. Шафровым и А. А. Аникевым. Ведущими разработчиками были В. П. Поняев, А. Н. Гурьев, В. В. Спиридонов, В. П. Буйко.

Почти вся аппаратура РКЦ была разработана в НИИРП, за исключением приводов антенн, разработанных по старой кооперации в ЦНИИАГ.

В НИИРП были разработаны антенное, передающее, приемное устройства, устройства видеотракта (дальномер, устройство обнаружения, синхронизатор, аппаратура обмена и функционального контроля, пульта индикации и управления, аппаратура боевого документирования).


Лев Идрисович Кудрявцев – принимал участие в разработке и испытаниях антенны РКЦ
Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

Аппаратура видеотракта была разработана под руководством Ю. Д. Шафрова. Основными ведущими разработчиками были: А. А. Аникеев, Г. Д. Бахтиаров, В. С. Чертов, В. И. Казаков, Н. С. Ганюшкин, Р. И. Пошвенчук, В. В. Куликов, Е. А. Корнеев, Ю. Н. Андреев, И. Н. Котов.

Аппаратура приемного устройства разрабатывалась под руководством О. А. Ушакова и А. П. Бесчастнова. Основные разработчики – Л. П. Терехина, Г. Г. Леваков, Ю. А. Глебов, В. С. Оконешников, В. А. Григорьев, а также В. А. Якунин в части имитатора эхо-сигнала.

Передающее устройство РКЦ было разработано под руководством Е. П. Гренгагена. Ведущие разработчики – Л. П. Жигулин, И. С. Гришин, В. Т. Аржанов, Э. С. Доброхотов, В. И. Андросов.

Разработкой антенного устройства руководили Б. И. Скулкин и Н. Д. Наследов. Ведущие разработчики – М. М. Ганцевич, А. А. Разумов, А. В. Часовников, А. К. Абьянов, В. И. Бродовский.

В системах «Алдан» и А-35 положение целей определялось не методом триангуляции, как это было в системе «А», а по информации о дальности и угловых координатах целей, сопровождаемых данным локатором. РКЦ принципиально отличались от локаторов канала цели (РТН) в системе «А».

Во-первых, антенна РКЦ с диаметром рефлектора 18 метров формировала два луча, позволявших обнаруживать и сопровождать два элемента цели, находившихся на различных угловых направлениях в диапазоне ±1,5 град Это достигалось наличием двух подвижных контррефлекторов и их приводов. При этом поиск цели осуществлялся перемещением 1-го луча по спирали в пределах ±1,5 град.

Относительно центра рефлектора, а затем 2-го луча (после перехода на автосопровождение 1-м лучом) в пределах ±1,5 град относительно 1-го луча.

Во-вторых, была увеличена в 4 раза мощность излучения антенной зондирующих импульсов за счет применения в передатчике 4-х выходных усилителей и сложения их мощности в эфире.

Радиолокаторы канала противоракеты (РКИ) в принципе выполняли функции, аналогичные функциям канала противоракеты РТН, радиолокационной станции вывода противоракеты (РСВПР) и станции передачи команд (СПК) на противоракету.

В РКЦ систем «Алдан» и А-35 был предусмотрен автоматический сквозной контроль функционирования локаторов в режимах автономного функционального контроля (АФК) и функционального контроля системы (ФКС).

В режиме АФК в вычислительных средствах РКЦ формировались траекторные и сигнальные (мощность, флюктуация) характеристики имитируемых целей.

На входы РКЦ подавалась цифровая информация, имитирующая целеуказание и команды управления в боевом цикле, а также высокочастотные сигналы, имитирующие эхо-сигналы с изменением их в угловых каналах приемных устройств в зависимости от отклонения от оси диаграммы направленности антенны. При этом автоматически определялась точность отработки РКЦ координат имитируемых целей и правильность отработки команд управления, а также формировались сигналы исправности РКЦ.

В режиме ФКС имитация боевого цикла производилась с Главного командно-вычислительного центра системы. В дальнейшем при комплексных испытаниях такая система автоматического контроля показала свою высокую эффективность.

Однажды в период настройки РКЦ Г. В. Кисунько без предупреждения привез на объект целую свиту высокопоставленных генералов и, расположившись на командном пункте, начал им рассказывать о боевом цикле в режиме АФК.

Естественно, сработал «генеральский эффект» и тут же загорелись красные табло неисправности. Я очень смутился, а Григорий Васильевич объяснил своим слушателям, какая у нас хорошая система контроля, как она правильно реагирует на поведение не до конца настроенной боевой аппаратуры. Мною это было воспринято как высокая оценка системы АФК.

В период до конца 1966 г. аппаратура РКЦ системы «Алдан» была в основном изготовлена.

Антенны (Т-10) изготовлялись по старой кооперации в г. Горьком машиностроительным и авиационным заводами.

Передающее устройство было изготовлена на Днепропетровском машиностроительном заводе (ДМЗ), вычислительные устройства и аппаратура видеотракта – на Марийском машиностроительном заводе (ММЗ), приемные устройства – на Кунцевском машиностроительном заводе (КМЗ).

По мере готовности аппаратуры на заводах и готовности строительных работ аппаратура поступала на объект, где начался его монтаж, автономная настройка и стыковка. Были определены ответственные представители Генерального конструктора на объекте, ими вначале поочередно были Р. М. Суслов, А. К. Нелопко, Л. Г. Хватов, Л. С. Кондратьев. В дальнейшем на самых важных этапах работ ответственными представителями были: Б. М. Шаулов, Д. Г. Дорогов, И. А. Гусев. Техническим руководителям на РКЦ поочередно были Л. Г. Хватов, Ю. А. Рубичев, В. В. Груздев, а на РКИ – А. К. Нелопко, Л. С. Кондратьев, А. М. Топорков, М. Е. Кутейников.

На каждом из устройств были представители подразделений-разработчиков. В период проведения приемо-сдаточных испытаний устройств на объекте, как правило, находились руководители разработки.

Я вспоминаю, как при испытаниях антенны Т-10, кроме ее разработчика М. М. Ганцевича, присутствовал начальник антенного СКБ Б. И. Скулкин, при сдаче передатчика Т-20 работами на передатчике руководил Е. П. Гренгаген и начальник КБ ДМЗ М. И. Симонов (разработчик конструкторской документации).

Головными монтажными организациями на объекте были КМЗ (ответственный представитель – Ю. Т. Джатиев, а затем Г. С. Воронцов) и Подольский электромеханический завод (ПЭМЗ).

Одним из руководителей бригад ПЭМЗ на объектах полигона был Н. В. Михайлов, которого я впервые увидел и познакомился на объекте при монтаже волноводных трактов в РКЦ. В дальнейшем мне пришлось работать с Н. В. Михайловым не один год, когда он последовательно занимал посты главного инженера Гомельского радиозавода, главного инженера ЦНПО «Вымпел», директора НИИРП, президента МАК «Вымпел».

Объект № 52 находился в 100 км от г. Приозерска.

Дорога на объект была выложена бетонными плитами. Технологическая площадка объекта, где размещались РКЦ, РКИ и стартовые позиции, находилась в 5 км от жилого городка. В городке располагались гостиницы для представителей промышленности и для офицеров воинской части, а также штаб и объекты инфраструктуры. Командированные представители нашего предприятия (разработчика) жили в одноэтажном бараке и частично в офицерской двухэтажной каменной гостинице. Руководящий состав разработчиков, как правило, жил в отдельном деревянном домике, имевшем три комнаты, кабинет, кухню и застекленную веранду.

Работа на объекте велась интенсивно, круглосуточно.

К 1967 г. стыковка аппаратуры РКЦ и РКИ в основном была завершена. Началась стыковка с Главным командно-вычислительным центром (ГКВЦ). Одним за другим завершались новые этапы работ: был проведен первый обмен информацией с ГКВЦ, первый ФКС и, наконец, первая проводка искусственного спутника Земли, а затем первая проводка баллистической цели.

Хорошо помню, какая была радость на командном пункте, когда мы с Ю. П. Калюжным, дублируя друг друга, одновременно произвели ручной захват сигнала ИСЗ и впервые вышли на автосопровождение цели. Были отработаны режим стрельбы условной противоракетой (БРУП), режим стрельбы по условной цели (БРУЦ).

И, наконец, начались реальные боевые работы (БР) со стрельбой одиночными и парным пуском противоракет А-350Ж. Не все в этих работах шло гладко. Как когда-то в системе «А», очень часто подводила надежность электрорадиоэлементов, выпускаемых нашей промышленностью, но, в конце концов, и это недостаток был преодолен.

При боевых работах в зданиях РКЦ и РКИ остался минимум персонала – военный боевой расчет и несколько наиболее необходимых разработчиков во главе с техническими руководителями. Ввиду большой опасности, которая могла возникнуть в аварийных ситуациях на противоракетах А-350Ж, заправлявшихся особо токсичным горючим, боевым расчетам выдавались противогазы с автономной выработкой кислородной смеси. При пуске противоракет внутри РКЦ и РКИ все содрогалось. Чувствовалось, какая большая мощь заложена в противоракетах. В конце 1969 г. успешно завершились совместные испытания системы «Алдан».

И в заключение приведем соображения доктора технических наук Ю. А. Каменского, касающиеся разработки средств поражения целей в системе А-35:

«Работа в указанной области проходила по трем направлениям: выбор и разработка боевого снаряжения ПР, управление его применением, оценка эффективности стрельбы. Эти три задачи в процессе разработки системы решались параллельно и в тесной связи с задачами управления ПР и системы в целом.

Практически сразу было решено применить на ПР А-350 ядерную боевую часть, тем более после того, как произошел переход от метода 3-дальностей к обычному угломерному способу определения координат цели и ПР.

Выбор конкретного типа СБЧ был произведен из наличного арсенала ЯЗ, прежде всего, исходя из необходимости обеспечения достаточно высокой вероятности поражения ЯЗ ГЧ заданных типов. Методы расчета вероятности поражения были опробованы различные, но наиболее удобным оказался метод имитационных статистических испытаний.

Далее определялись и возможные воздействия ЯВ на работу систем наведения (в т. ч. на точность наведения) и на саму ПР. При этом выяснилось, что существовавшие стандарты по требованиям к стойкости аппаратуры ракет (разработанные для ЗУР) не соответствуют реальным воздействиям ЯВ ПР при перехвате БР. Это привело к необходимости корректировки тактико-технического задания (ТТЗ) на разработку ПР и ее аппаратуры.

Однако линию передачи команды подрыва оказалось невозможным защитить до требуемого значения. В связи с этим было предложено ввести в состав БРА ПР специальное устройство задержки подрыва (УЗП), которое было способно, получив код заданного времени подрыва, отсчитать его с высокой точностью и выдать команду подрыва СБЧ.

Метод командного управления подрывом, разработанный для системы «А», в применении к системе А-35 пришлось существенно развить и дополнить. Во-первых, диапазон условий встречи с целью в системе А-35 существенно расширился. Во-вторых, надо было учитывать, что для выдерживания заданного времени встречи с целью производилась, как правило, отсечка двигателя ПР. В-третьих, при определении момента передачи времени задержки подрыва в УЗП необходимо было алгоритмически определять интервалы времени, в которых отсутствовали бы помехи, связанные с ЯВ других ПР.

Таким образом, для передачи команды подрыва на ПР приходилось использовать информацию на уровне всей системы. В разработку и отладку такого комплексного алгоритма (А. Л. Щерц) внесли решающий вклад наши коллеги – Э. А. Михайловский и Г. Ф. Королев. Эта система подрыва проверялась и на полигоне, где, правда, не было реальных ЯВ.

В процессе создания системы А-35 мы расширили круг наших знакомств с атомщиками, так как теперь они стали участниками разработки системы, т.е. не только консультантами, но и нашими смежниками. Разработчиком СБЧ для ПР А-350 был определен НИИ-1011 (Челябинск-70, теперь г. Снежинск).



Фото: Михаил ХОДАРЕНОК

Первую поездку туда в 1961 г. на согласование ТТ3 совершил мой начальник О. В. Голубев, который, будучи физиком, внес новое для разработчиков СБЧ понятие индикатрисы поражающего действия СБЧ ПР.

Моя первая поездка в Челябинск-70 состоялась в июне 1962 г. Мы с уже упоминавшимся моим коллегой по бортовой аппаратуре Л. П. Приданцевым прибыли туда для участия в рассмотрении эскизного проекта СБЧ. Комиссию возглавлял от 4 ГУ МО генерал Селезнев, входили в нее от 6 ГУ МО будущий генерал Осин, начальник спецтехотдела 4 ГУ МО полковник Бавыкин, ведущий конструктор от ОКБ-2 по ПР А-350 В. А. Ермоленко.

Я имел дело в основном с заместителем научного руководителя института Ю. А. Романовым и его сотрудниками. Эти контакты значительно расширили мой кругозор в этой области, и у нас на долгие годы установились деловые и дружеские отношения с командой Романова, в том числе после перевода его и работ по ПРО в ВНИИЭФ.

По линии связей СБЧ с БРА ПР мы с Л. П. Приданцевым имели дело с КБ по СБЧ в целом, которым руководил А. Д. Захаренков, вскоре ставший замминистра МСМ. Нам очень понравился стиль работы этой организации (также как и КБ-11). Это был очень деловой, решительный подход, соединенный с лично понимаемым государственным интересом. Этот стиль имеет исторические корни в той суровой эпохе, когда эти люди начинали свою работу. Это было своего рода заповедником сталинской эпохи в ее лучших проявлениях…».

Продолжение следует.

За успешное создание первой боевой системы ПРО A-35М Научно-исследовательский институт радиоприборостроения был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Орденами и медалями были отмечены создате-ли и военные инженеры-испытатели системы А-35М. Золотой медалью Героя Социалистического Труда был награжден глав-ный конструктор системы A-35М И. Д. Омельченко.

Ряду разработчиков было присвоено звание лауреата Государственной премии СССР, в том числе сотрудникам НИИРП В. И. Закамскому, А. К. Нелопко, С. А. Подлепе, Н. К. СвечкопалуН. А. Секистову, А. Н. Троицкому, Л. М. Ягудаеву.

В создание системы А-35М вложили свою душу (зачастую и здоровье) большое число руководителей, инженеров и техников, разработчиков и со-трудников вспомогательных служб головного предприятия – НИИРП. Ниже приводятся фамилии только некоторых из числа награжденных го-сударственными наградами: Б. А. Абрамов, С. М. Абрикосов, Н. М. Андреев, А. А. Аникеев, И. П. Балашов, Н. И. Баранов, Е. Б. Баршай, А. П. Бесчастнов, М. Ф. Болотин, В. Виноходов, Н. С. Ганюшкин, В. А. Головин, В. В. Груздев, В. А. Губанов, Л. Н. Евтеев, В. П. Егоров, Я. А. Елизаренков, Н. Н. Иванов, Е. В. Ивашников, Б. С. Калашников, Ю. А. Каменский, В. В. Каравашкин, В.Т. Киселев, Э. С. Коломейцев, Г. Г. Коновалов, Б. И. Круглов, В. Б. Мазаев, В. Г. Машковцев, Н. И. Меньшов, В. А. Минаков. Н. Д. Наследов, Л. С. Оболенская, А. М. Овсянников, Ю. Н. Пестов, В. А. Поняев, А. Г. Ремизов, Н. Н. Родионов, А. А. Рогозин, Г. Ф. Силичева, Н. С. Синельникова, A. M. Топорков, В. А. Трушин, А. И. Устинов, Л. Г. Хватов и много других достойных работников.

Опубликовано 7 августа в выпуске № 4 от 2009 года

Комментарии
Стабильная работа с обучением, высокая оплата! Вы работаете дома! Полностью честно и прозрачно; Доступно для всех - неважно кто вы и какой у вас опыт работы в интернете! Вы будете зарабатывать: свыше четырёх тысяч рублей в день! Сложность: Несложно! Оплата: - уже на следующий деньги у вас на счету! Более подробная информация у нас на сайте. > realno.zarplatt(точка)ru <
Работающие таблетки Женской Виагры по самым низким ценам от известной компании Доктор Дик dgeneriki ru
крах доткомов youtube com/watch?v=lI9xbfATK8s&t=70s
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?