Оружие

Создание зенитных ракетных систем большой дальности (3)

«Ангара», ее дочери «Вега» и «Вега-м», падчерица «Дубна» и их различные «родственники»
Еще во время заводских испытаний системы С-200 в НИИ-108ГКРЭ выполнялась НИР «Партитура» по созданию новых видов активных радиопомех (якобы на базе аппаратуры, снятой со сбитого самолета У-2).

Окончание. Начало в № 1 за 2012 г.

СИСТЕМА С-200В «ВЕГА»

Научно-исследовательская работа «Вега»

Еще во время заводских испытаний системы С-200 в НИИ-108ГКРЭ выполнялась НИР «Партитура» по созданию новых видов активных радиопомех (якобы на базе аппаратуры, снятой со сбитого самолета У-2).

Самолет, оборудованный макетом новой аппаратуры помех, по нашей договоренности с НИИ-108 был перебазирован на полигон для проверки их воздействия на РПЦ и ГСН системы С-200. Это было интересно и нам, и разработчикам помех.

Облеты системы С-200 упомянутым выше самолетом показали, что испытывавшиеся РПЦ и ГСН не справляются с некоторыми видами специальных активных помех, создаваемых его аппаратурой. Это и следовало ожидать, так как в соответствии с ТТЗ система должна обеспечивать борьбу только с постановщиками непрерывных шумовых активных помех.

Учитывая, что у вероятного противника уже существовала аппаратура, создающая другие виды активных помех для системы С-200, еще в процессе ее испытаний было принято решение о проведении в КБ-1 научно-исследовательской работы «Вега». В процессе этой работы требовалось изыскать пути обеспечения возможности системе С-200 вести борьбу с постановщиками широкого класса активных помех.


Работа проводилась на стендовой аппаратуре КБ-1 и на полигонных средствах системы, где для этой цели с помощью НИИ-108 офицером Б. Гоцембыл создан наземный помеховый комплекс. НИР успешно завершена и одобрена заказчиком еще до принятия системы С-200 на вооружение.

ОПЫТНО-КОНСТРУКТОРСКАЯ РАБОТА ПО РЕЗУЛЬТАТАМ НИР «ВЕГА»

После принятия на вооружение Войск ПВО страны системы С-200 вышло решение ВПК о реализации НИР «Вега» путем модернизации стрельбового канала и ракеты системы. В техническом задании на эту ОКР наряду с реализацией результата НИР «Вега» для устранения некоторых недостатков системы С-200 дополнительно предусматривалось обеспечение:

  • захвата цели на автосопровождение головкой самонаведения на шестой секунде полета ракеты (для обеспечения стрельбы со стартовых позиций с большими углами укрытия);
  • проводки РПЦ целей через курсовой параметр (когда радиальная скорость цели относительно РПЦ близка к нулю);
  • коллективной защиты боевых расчетов в аппаратных кабинах стрельбового канала от боевых химических и радиоактивных отравляющих веществ.


Фото: Анатолий ШМЫРОВ

Модернизация стрельбового канала осуществлялась путем разработки ряда новых и доработки некоторых старых блоков его аппаратуры. Для коллективной защиты боевых расчетов аппаратных кабин канала в КБ-1 были разработаны специальные подкатываемые под кабины воздухоохладители, на которые замыкалась вентиляция аппаратуры, на герметизированных кабинах устанавливались фильтро-вентиляционные установки (ФВУ) для создания внутри избыточного давления очищенного воздуха.

Модернизация ракеты В-860П заключалась в установке на ней новой головки самонаведения и нового радиовзрывателя. Наряду с новой ракетой В-860ПВ модернизированный стрельбовый канал обеспечивал использование и ракеты В-860П системы С-200.

Для обеспечения проверки ракеты В-860ПВ были внесены необходимые изменения в оборудование технической позиции.

Для ускорения изготовления опытных образцов модернизированных средств 4-е ГУ МО выделило разработчикам серийный стрельбовый канал и необходимое количество серийных ракет системы С-200. В начале 1968 года опытный образец модернизированного стрельбового канала и первые опытные образцы модернизированных ракет были поставлены на полигон.

МОДЕРНИЗАЦИЯ КОМАНДНОГО ПУНКТА ОГНЕВОГО КОМПЛЕКСА С-200

Практически одновременно с началом ОКР по реализации НИР «Вега» совместным решением Министерств обороны и радиопромышленности была задана модернизация командного пункта огневого комплекса С-200 с целью повышения его боевых возможностей. Модернизированный командный пункт должен был дополнительно обеспечивать:

  • применение в режиме живучести (при отсутствии управления от ACУ) автономных средств целеуказания – РЛС П-14Ф («Фургон») и радиовысотомера ПРВ-13, обеспечивающих при совместной работе точность целеуказания по одиночным самолетам, не требующую секторного поиска;
  • использование радиорелейной линии РЛ-30 для получения радиолокационной информации от удаленных РЛС;
  • более удобное рабочее место командира;
  • коллективную защиту боевого расчета от боевых химических и радиоактивных отравляющих веществ.

Сопряжение РЛС П-14Ф (в последующем и РЛС 5Н84А «Оборона-14») с модернизированным командным пунктом осуществлялось непосредственно с помощью кабеля. Для сопряжения с РЛ-30 и ПРВ-13 (в последующем и ПРВ-17) в модернизированном командном пункте предусматривались места для установки и подключения (при необходимости) шкафа радиорелейной линии и выносного шкафа радиовысотомера.

Обеспечение коллективной защиты боевого расчета модернизированного командного пункта от боевых отравляющих веществ осуществлялось так же, как и аппаратных кабин модернизированного стрельбового канала. Модернизация командного пункта была выполнена КБ Московского радиотехнического завода при участии КБ-1 на базе серийного командного пункта огневого комплекса С-200.

Опытный образец модернизированного командного пункта в начале 1968 года также был поставлен на 35-ю площадку полигона.

ИСПЫТАНИЯ СИСТЕМЫ С-200В

Модернизированные стрельбовый канал, командный пункт, ракета и техническая позиция составили систему С-200B. Строго говоря, такая система (как это видно из сказанного выше) формально не задавалась и, следовательно, не было и ТТЗ на нее. Однако было целесообразно принимать на вооружение не отдельные модернизированные средства, а получившуюся как бы новую систему. Да и разработчикам это сулило большие блага.

В ходе испытаний системы С-200В требовалось проверить лишь те характеристики огневого комплекса и ракеты, которые в результате модернизации средств стали отличаться от соответствующих характеристик системы C-200. Таких характеристик было немного. Большинство характеристик системы С-200B осталось такими же, как и системы С-200. Поэтому мы договорились с разработчиками для ускорения принятия системы С-200В на вооружение провести ее испытания (в нарушение всех канонов) в один этап.

Для обеспечения испытаний изготовили и поставили на полигон четыре самолета-мишени (два Ту-16М и два МиГ-19М), оборудованных штатной для ВВС аппаратурой активных помех. Кроме того, без согласия КБ-1 мы привлекли к участию в испытаниях сотрудников НИИ-108 с самолетом-лабораторией, оборудованной макетной аппаратурой, позволяющей создавать более сложные виды активных помех, нежели штатная аппаратура самолетов-мишеней.

Разработчики активных помех были заинтересованы в проверке эффективности своих новых решений, а мы получали возможность проверить средства системы в более сложных помеховых условиях.

Комиссию по проведению испытаний системы С-200В мы договорились создать на рабочем уровне – без высокого начальства, чтобы она могла практически постоянно работать на полигоне. Трудно было подобрать ответственного и технически грамотного председателя для такого органа.

Удалось получить согласие на эту работу главного инженера ЗРВ ПВО страны генерал-майора (впоследствии генерал-полковника) Л. Леонова и договориться по этой кандидатуре с KБ-1. Решением ВПК комиссия по проведению испытаний системы С-200В была назначена в следующем составе:

  • председатель – генерал-майор Л. Леонов;
  • заместители председателя – полковник Б. Большаков и В. Черкасов;
  • члены комиссии от Министерства обороны: полковник М. Бородулин, подполковники А. Ипполитов, И. Кошевой, И. Солнцев, Р. Смирнов, Л. Тимофеев, Е. Хотовицкий, А. Кутьенков, В. Гуров;
  • от промышленности: В. Мухин, Б. Марфин, А. Сафронов, Е. Кабановский, В. Яхно, Б. Перельман, Л. Улановский.

Была назначена подкомиссия по командному пункту, которую возглавил майор А. Рябов.

Испытания системы на полигоне проходили с мая по октябрь 1968 года. Они включали наземные испытания огневого комплекса, облеты огневого комплекса с ракетой и стрельбовые испытания системы. Наземные испытания включали стыковку средств огневого комплекса, стыковку командного пункта с придаваемыми средствами, проверку работы воздухоохладителей и их стыковку с вентиляцией кабин (проверка герметичности кабин и работа ФВУ проверялась ранее на химическом полигоне).


Для облетов РПЦ и ГСН с целью проверки их помехозащищенности использовались самолеты-мишени – постановщики активных помех и упомянутый выше самолет-лаборатория НИИ-108. Формально указанные самолеты-мишени для облетов использовать нельзя, так как они выработали свой ресурс и должны были взлетать с экипажем только один раз перед стрельбой для проверки аппаратуры помех (для стрельбы они взлетали без экипажа).

Но другого выхода не было, и экипажу приходилось рисковать. «Промышленная» часть комиссии категорически возражала против использования самолета НИИ-108, заявив, что они в этом облете участвовать не будут. Тем не менее «военная» часть комиссии решила эту работу проводить и дала соответствующие указания полигону. К нашему удивлению, оказалось, что к началу облета все «промышленники» были на своих рабочих местах и работа прошла нормально. Как выяснилось потом, после обработки ее результатов, с большой пользой для всех трех сторон (полигона, КБ-1 и НИИ-108). Были проведены облеты РПЦ для проверки сопровождения им цели при прохождении ее через курсовой параметр.

Стрельбовые испытания системы производились по трем самолетам-мишеням – постановщикам активных помех (один самолет Ту-16М упал в озеро во время облета). Кроме того, стреляли по самолету-мишени с захватом цели головкой самонаведения на шестой секунде полета ракеты. Всего было выполнено восемь пусков ракет В-860ПВ. Сбиты все три самолета-мишени – постановщики активных помех и самолет-мишень, по которому стрельба производилась с «подскоком» ракеты с захватом цели на шестой секунде полета.

Испытания показали, что ТЗ, выданные на составившие систему С-200В ОКР, выполнены, и в начале ноября 1968 года комиссия подписала акт, в котором рекомендовала принять систему C-200B на вооружение Войск ПВО страны.

ИТОГИ

Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР в 1969 году система С-200В принята на вооружение Войск ПВО страны. В характеристиках системы, приведенных в постановлении, были учтены результаты работ по расширению боевых возможностей системы С-200, выполненных на полигоне: максимальная дальность стрельбы по крупноразмерным целям возросла до 180 километров, а нижняя граница зоны поражения опустилась до 300 метров. Уже в 1969 году началось серийное производство системы С-200В взамен производства системы С-200В.


В войсках система С-200В использовалась также в виде группы дивизионов. Инженерное оборудование позиций системы C-200B не отличалось от оборудования позиций С-200, только при размещении антенных постов РПЦ на вышках требования к углам укрытия стартовых позиций существенно упрощались (из-за возможности стрельбы с «подскоком» ракеты).

Система С-200В существенно увеличила боевые возможности ЗРВ ПВО страны по борьбе с постановщиками различного рода активных радиолокационных помех и с барражировавшими на больших дальностях целями. Часть конструктивных решений стрельбового канала системы С-200В впоследствии была внедрена в стрельбовые каналы системы С-200, находившиеся в войсках.

Создание системы С-200В отмечено Государственной премией СССР. От Министерства обороны лауреатами стали Г. Байдуков, Л. Леонов и В. Жабчук.

ДАЛЬНЕЙШИЕ РАБОТЫ ПО СИСТЕМАМ С-200 и С-200В

Система С-200М («Вега-М»)

Вместо предусматривавшейся для использования в системе С-200 специальной боевой части ракеты В-870, так и не увидевшей свет, постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР была задана унифицированная ракета, которая должна была использовать как обычную боевую часть (В-880), так и специальную – B-880H для системы С-200В.

Ракета В-880 должна была иметь улучшенную конструкцию, увеличенную до 240 километров дальность стрельбы и использовать ту же бортовую аппаратуру, что и ракета В-860ПВ.

Ракета В-880Н должна была иметь более высокую надежность, нежели В-880. Разработка В-880 производилась КБ Ленинградского Северного завода под руководством ОКБ-2.

Применение ракет В-880 и В-880Н (наряду с В-860П и В-860ПВ) в системе С-200В потребовало ее определенной модернизации. Эту модернизированную систему С-200В КБ-1 назвало системой С-200М (мы предлагали более правильное название – С-200ВМ).

Ракета В-880 в системе С-200 прошла все испытания, включая совместные. В процессе испытаний много времени ушло на выяснение причины ряда отказов головки самонаведения на некоторых траекториях полета ракеты. Подобные единичные отказы головки были и на испытаниях системы С-200, но тогда их причину установить не удалось.


По настоянию КБ-1 в ОКБ-2 были проведены специальные тепловые испытания обтекателя ракеты. Они показали, что нарушают работу головки самонаведения газы, выделяемые нагретым радиопрозрачным обтекателем ракеты. Усовершенствованным обтекателем были заменены прежние обтекатели на всех ранее изготовленных ракетах, и дефект исчез.

В 1974 году система С-200М принята на вооружение Войск ПВО страны, дополнительно увеличив их боевые возможности, и стала производиться вместо системы C-200B. Была разработана документация для ввода ракеты В-880 в систем С-200В и С-200, находившиеся в войсках.

В последующем на базе системы С-200М создан ее экспортный вариант – система С-200ВЭ, которая экспортировалась в ряд зарубежных стран.

ТРЕНИРОВОЧНАЯ АППАРАТУРА ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ БОЕВЫХ РАСЧЕТОВ ОГНЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ СИСТЕМ С-200, С-200В И С-200М («АККОРД-200»)

Возможности тренировки операторов огневого комплекса по реальным целям весьма ограниченны, а в условиях сложной реальной воздушной обстановки практически исключены. Поэтому для боевой подготовки операторов любого зенитного ракетного комплекса крайне необходимо наличие полноценной тренировочной аппаратуры. Такая аппаратура уже была к тому времени создана для ЗРС С-75 и С-125.

Для систем С-200, С-200В, С-200М необходимость хорошей тренировочной аппаратуры усугублялась особенностями работы операторов в сложной воздушной обстановке, а также специ-фичностью индикаторов и органов управления аппаратных кабин.

Однако все модификации системы С-200 имели простейшую тренировочную аппаратуру, которая позволяла тренировать только операторов КП и РПЦ и то лишь в условиях самой простейшей воздушной обстановки. 4-е ГУ МО настаивало на создании специального тренировочного комплекса, который мог бы обеспечить полноценную подготовку всего боевого расчета огневого комплекса к действиям в условиях сложной воздушной обстановки.

Заказчик добился, что постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР разработка такого комплекса была задана Министерству радиопромышленности. Однако ВПК с подачи КБ-1 и Минрадиопрома не торопилась выпускать решение по порядку выполнения этой ОКР, выискивая всякие отговорки.

Тут, кстати, в КБ-1, а стало быть, и в ВПК стало известно, что в одной из частей Московского округа ПВО офицеры-умельцы сделали для своего комплекса С-200 тренажер с большими возможностями, нежели штатный. ВПК организовала поездку в эту часть. Туда поехали ответственные представители ВПК и КБ-1, начальник 4-го ГУ МО, заместитель командующего ЗРВ по боевой подготовке и несколько офицеров 4-го ГУ МО и ЗРВ.

Офицер полка ознакомил приехавшую группу с самодельным тренажером. На вопрос представителя ВПК, устраивает ли полк такая самоделка, последовал ответ – устраивает. Вдохновленный таким ответом, представитель КБ-1 сказал, что войска, мол, способны доделать то, что недодала промышленность, в том числе сами усовершенствовать тренировочную аппаратуру.

Представитель ВПК поддержал это заявление и выразил сомнение в необходимости промышленной разработки тренировочной аппаратуры для систем типа С-200. Решительную отповедь обоим ответственным представителям промышленности дал Байдуков. Он сказал, что американцы не жалеют денег на хорошие тренажеры, деньги эти окупаются с лихвой в боевых условиях, что войскам нужны не кустарные поделки, а промышленная аппаратура, решающая задачу в полном объеме.

Байдуков заставил выступить заместителя командующего ЗРВ, который подтвердил необходимость разработки полноценной тренировочной аппаратуры для систем типа С-200. Возражений не последовало. Попытка сорвать разработку тренировочной аппаратуры для систем типа С-200 не удалась.

Вскоре после этого вышло решение ВПК по этой аппаратуре, получившей название «Аккорд-200». Головной организацией по этой ОКР было назначено рязанское КБ «Глобус», соисполнителем – КБ Московского радиотехнического завода. ОКР велась по договору с 4-м ГУ МО. С помощью НИИ-2 МО было разработано и согласовано ТТЗ на ОКР, и работа началась.


Разработка шла вяло, договорные сроки срывались, несмотря на штрафные санкции и неоднократные обращения заказчика в Минрадиопром. Мало того, Минрадиопром ультимативно заставил нас согласиться с разработкой аппаратных кабин «Аккорда-200» (их было две) на различных элементных базах. Опытный образец «Аккорда-200» был изготовлен уже после моего увольнения в запас.

Как мне стало известно, дальнейшая его судьба оказалась печальной: совместные испытания «Аккорда-200» по формальным соображениям были приостановлены заказчиком и вскоре работа была закрыта (Г. Байдуков к тому времени уже не был начальником 4-го ГУ МО).

ДРУГИЕ ОКР ДЛЯ СИСТЕМ ТИПА С-200

По инициативе заказчика постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР была задана разработка средства защиты РПЦ от самонаводящихся на него противорадиолокационных ракет. ОКР была поручена КБ Московского радиотехнического завода и выполнялась по договору с 4-м ГУ МО. Средство было разработано, прошло полный цикл испытаний, и для него спроектировано инженерное оборудование позиции. Однако в серию средство не пошло из-за дороговизны его и инженерного оборудования позиции.

После настойчивых требований заказчика рязанскому КБ «Глобус» была задана разработка автоматизированной контрольно-испытательной станции для проверки ракет на технической позиции систем семейства С-200. ОКР выполнялась по договору с 4-м ГУ МО. Станция успешно прошла весь цикл испытаний и была запущена в серийное производство вместо прежней, неавтоматизированной.

С целью реализации опыта локальных войн того времени через решения ВПК были заданы и проведены промышленностью работы по сокращению времени приведения систем семейства С-200 в боевую готовность (из развернутого состояния), по обеспечению возможности удлинения соединительных кабелей между отдельными средствами системы (для возможности большего удаления антенных постов от аппаратных кабин и изменения конфигурации стартовых позиций) и по доработке отдельных средств.


Кабина К-2В – командный пункт зрдн С-200В
Фото: Анатолий ШМЫРОВ

Была проведена инициированная МВИЗРУ ОКР по «звуковой» индикации, о которой рассказано выше.

По инициативе заказчика была разработана новая транспортно-заряжающая машина (ТЗМ), обеспечивающая существенно меньшее время заряжания пусковой установки систем семейства С-200, нежели штатная ТЗМ. Новая ТЗМ успешно прошла испытания. Однако в серию запущена она не была из-за сложности эксплуатации.

СИСТЕМА С-200Д «ДУБНА»

Кроме ОКР, перечисленных выше, на полигоне и в промышленности был проведен еще ряд работ, направленных на улучшение характеристик систем С-200, С-200В, С-200М.

В Сары-Шагане проводились испытания этих систем с целью расширения или уточнения их боевых возможностей, а также проверки доработок отдельных средств. Стрельбы осуществлялись в более широком диапазоне условий, нежели при заводских и совместных испытаниях систем. Пуски производились на большие дальности и меньшие высоты, по групповым, барражирующим и малоразмерным высокоскоростным целям, а также в условиях помех. Результаты расширения боевых возможностей системы С-200 упоминались выше. Работы по системам С-200В и С-200М позволили повысить их возможности по обстрелу барражирующих целей. Была уточнена боевая документация систем С-200, С-200В и С-200М и на практике проверены доработки отдельных средств. Проводились стрельбы системой С-200 и по оперативно-тактической ракете 8K14, однако практических результатов они не дали.

В промышленности в процессе серийного производства средств систем С-200, С-200В и С-200М для реализации выполненных ОКР, внедрения отдельных доработок и результатов испытаний, а также устранения выявленных в процессе производства и эксплуатации недостатков периодически по мере необходимости корректировалась производственная документация.

Осуществлялось это выпуском так называемых перечней извещений (бюллетеней), которые внедрялись в производство и позволяли доработать наземные средства системы, находящейся в войсках, до уровня серийных на данное время. Выпускались перечни и для системы С-200 после прекращения ее серийного производства. Они преследовали цель – повышение характеристик системы и сопряжения ее с вновь разработанными средствами.

Два примера упомянуты были выше: ввод некоторых конструктивных решений системы С-200В и ракеты В-880.

Всего по системе С-200 выпущено около двух десятков перечней, а по системе С-200В – около десятка. Однако внедрены в войска были далеко не все выпущенные перечни. Часть – из-за того, что некоторые ОКР (о них сказано выше) не пошли в серию и перечни, разработанные для сопряжения их со средствами систем, не потребовались. Часть – из-за отсутствия тактической необходимости некоторых доработок на ряде комплексов и, наконец, часть – из-за финансовых ограничений. Доработки производились бригадами специального предприятия на местах дислокации систем.

Тем же постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР, которым задавалась разработка ракеты B-880, «Аккорда-200» и средства защиты РПЦ от самонаводящихся на его излучение ракет, предусматривалась подготовка предложений по дальнейшей модернизации систем типа С-200. Мы считали, что эта модернизация должна проводиться так, чтобы ее результаты могли быть полностью внедрены в системы, находившиеся в войсках.

К этому времени в войсках уже было много комплексов С-200 и С-200В. Серийное производство С-200М шло на убыль, разрабатывалась система нового поколения, поэтому новая модификация системы С-200 стала бы бесперспективной для серийного производства. Аванпроект такой модернизации и был выпущен КБ-1.

Однако вскоре КБ-1 выпустило дополнение к нему, в котором предлагалось увеличить мощность передатчика РПЦ в несколько раз. Такую доработку в войсках уже выполнить нельзя. Мы заглотили этот крючок – вроде нелепо отказываться от увеличения дальности действия системы. Так появилась новая модификация системы С-200 – система С-200Д. Ведь (как уже говорилось выше) разработчикам за создание новой системы светили большие «пироги и пышки», чем за какую-то модернизацию.

Не касаясь вопросов взаимодействия заказчика и разработчиков (я уже был уволен в запас), можно следующим образом кратко изложить ход разработки системы С-200Д. Работа над этой системой проходила как бы в три этапа.

На первом этапе, выполнявшемся по заданию заказчика, система С-200Д представляла собой систему C-200M – с новым передатчиком и отдельными новыми устройствами на новой элементной базе, вмонтированными в некоторые блоки наземной радиотехнической аппаратуры, и с модернизированной ракетой В-880. Этот этап прошел только стадию эскизного проектирования, после которой работа над этим вариантом системы С-200Д была прекращена.

На втором этапе КБ-1 предложила свой вариант системы С-200Д, который являлся как бы первым этапом последующей системы. Это была новая система с новой ракетой. Вся электроника системы должна была разрабатываться на новой элементной базе. Тут дело дошло до частичной разработки опытных образцов отдельных средств системы. Однако и этот вариант не осуществился. Задел по КП использовался при разработке системы С-З00ПМ, а по РПЦ – на следующем этапе работы по системе.

Третий этап выполнялся по новому заданию заказчика. Это была система С-200М, в огневом комплексе которой РПЦ заменен на новый – доведенный до конца РПЦ второго этапа, а ракета В-880 – на ракету В-880М, обеспечивающую дальность стрельбы до 300 километров, с некоторой доработкой других средств. Этот вариант прошел весь цикл испытаний, включая совместные, завершившиеся в 1987 году. Было изготовлено небольшое количество серийных средств системы, после чего их производство прекратили.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги работы по созданию третьего поколения зенитного ракетного оружия – семейства систем дальнего действия: С-200, С-200В, С-200М и С-200Д, с моей точки зрения, целесообразно отметить следующее:

  • система С-200 и особенно системы С-200В и С-200М значительно увеличили боевые возможности Войск ПВО страны в части повышения дальности поражения целей, борьбы с постановщиками помех, малоразмерными, высотными и скоростными целями;
  • системы С-200 и С-200В построены с использованием целого ряда новых для разработчиков принципов. Это потребовало от создателей систем новых научных, технических и конструктивных решений, высокой квалификации и напряженного труда. Указанные системы – новый шаг вперед в развитии отечественного зенитного ракетного оружия;
  • разработка унифицированной ракеты В-880, использующей как обычную, так и специальную боевые части, позволила прекратить разработку отдельной ракеты для применения специальной боевой части и увеличить в системе С-200М максимальную дальность поражения целей;
  • система С-200 замышлялась как передвижная альтернатива стационарной системе «Даль». Фактически в войсках системы С-200, С-200В и С-200М стали стационарными со всеми вытекающими отсюда последствиями в отношении их живучести;
  • исключение из состава системы С-200 (соответственно С-200В и С-200М) радиолокатора уточнения обстановки в отсутствие автоматизированных систем управления огневыми комплексами, обеспечивающих целе-указание в луче РПЦ, привело к необходимости организации в нем громоздкого углового поиска цели. Использование этого поиска (особенно секторного) могло приводить к снижению боевых возможностей систем – особенно при стрельбе по малоразмерным высотным скоростным целям, а также в динамике воздушного боя;
  • прекращение ОКР по созданию тренировочной аппаратуры для огневых комплексов систем С-200, С-200В и С-200М существенно снизило качество подготовки их боевых расчетов;
  • отсутствие ЭВМ на командных пунктах огневых комплексов систем не позволяло автоматизировать целерас-пределение и подготовку исходных данных для стрельбы;
  • все типы ракет систем имели жидкостные ракетные двигатели. Эксплуатация таких ракет в войсках значительно сложнее, нежели ракет с твердотоп-ливными двигателями;
  • задание новой системы С-200Д вместо модернизации находившихся в войсках систем С-200, C-200B, С-200М было ошибкой;
  • уроки разработки систем семейства С-200 учтены при создании нового поколения зенитного управляемого ракетного оружия систем семейства C-300. Эти системы, будучи построены на новых принципах, лишены отмеченных выше недостатков систем семейства С-200.

Примечание. Читатели журнала «ВКО» часто задают вопрос: как выглядели экраны индикаторов на тех или иных зенитных ракетных системах и что наблюдали на них офицеры-ракетчики? В этом материале до определенной степени мы восполняем этот пробел и представляем экраны индикаторов зенитной ракетной системы С-200В. Автор рисунков – командир группы зенитных ракетных дивизионов С-200В (н. п. Тарайка) 204-й гвардейской зенитной ракетной бригады ?(н. п. Керстово Ленинградской области), командир 341-го зенитного ракетного полка (пятиканальный С-200В, н. п. Лопухинка), мастер боевой квалификации полковник Анатолий Алексеевич Чечеткин.

Михаил БОРОДУЛИН

Опубликовано 28 июня в выпуске № 3 от 2012 года

Комментарии
Я думаю, что Вы допускаете ошибку Давайте обсудим это Пишите мне в PM --- Большое спасибо за информацию скачать fifa 15 без торрента, fifa 15 скачать pc repack механики и 15fifa ru/skachat-patchi-fifa-15/34-mod-fifa-15-fifa-15-10-rus-eng html fifa 15 creation master 15 скачать fifa 15 скачать медиа гет
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?