Стратегия

Только мощь и ничего более

Система дальнего действия позволила решить задачу поражения целей противника на большом удалении от важных государственных объектов

В начале 1950-х гг. стало понятно, что противник большое внимание уделяет разработке средств воздушного нападения, выполняющих боевые задачи на дальних подступах к крупным обороняемым объектам. К таким средствам нападения относились высотные сверхзвуковые бомбардировщики, высотные скоростные самолеты-разведчики, ВКП, самолеты РУК, ДРЛО, специализированные высокопотенциальные постановщики помех и др. Для борьбы с такими целями необходимо было задать в разработку зенитную ракетную систему дальнего действия с дальностью поражения целей более 100 км.

Такая ЗРС с названием «Даль» была задана в разработку в 1954 г. Возглавить разработку новой системы было предложено конструкторскому бюро, руководимому талантливым конструктором А. А. Расплетиным.

Тогда А. А. Расплетин от этого предложения отказался, сославшись на занятость разработкой уже заданной ЗРС С-75. Однако можно не сомневаться, что как истинный ученый, привыкший к конкурентной борьбе, А. А. Расплетин внимательно следил за проектированием ЗРС «Даль», анализировал принимаемые С. А. Лавочкиным, которому было поручено руководить разработкой, конструкторские решения и встреченные им трудности.

Только мощь и ничего более
Зенитная ракетная система С-200ВМ в Учебном центре Военной академии воздушно-космической обороны (г. Тверь). На снимке: РПЦ, кабины К-2В, К-3В, К-9М. Фото: Михаил Ходаренок

Он в полной мере оценил важность и ключевую роль принятого Лавочкиным решения о применении метода самонаведения в новой системе. Однако огромный опыт разработки ЗРС С-25 подсказал ему, что принятые Лавочкиным высокие тактико-технические характеристики и принципы построения новой ЗРС на данном этапе развития элементной базы и вычислительной техники невыполнимы. Кроме того, он был привержен идее создания передвижных ЗРС и считал, что только этот путь развития перспективных систем ПВО является единственно верным.

Решение о разработке новой, конкурирующей с системой «Даль» ЗРС ДД с самонаведением было принято А. А. Расплетиным в 1958 г., еще за год до завершения работ над ЗРС С-75М «Десна». Однако к тому времени КБ-1 уже обладало огромным накопленным научно-техническим потенциалом, имело большое количество высококвалифицированных кадров, потенциал которых не был в полной мере использован при работе над ЗРС С-75 и даже над планировавшейся разработкой ЗРС С-125.

К числу таких высокоталантливых конструкторов КБ-1, кроме А. А. Расплетина, в первую очередь следует отнести Б. В. Бункина, К. С. Альперовича, А. Г. Басистова, В. П. Черкасова, В. Е. Черномордика. Каждый из них был способен возглавить разработку новой системы.

Постановление правительства о разработке новой ЗРС ДД С-200 вышло 4 июня 1958 г. В разработке тактико-технических требований на нее, кроме специалистов 4-го ГУ МО, приняли участие также сотрудники НИИ-2 В. Н. Журавлев, Н. Н. Федотенков, Е. В. Золотов, Е. С. Фридман, Л. И. Литвин, Е. Ф. Васильев, Л. И. Тимофеев, В. К. Скобелин.

Только мощь и ничего более
Зенитная ракетная система С-200ВМ. Зенитная управляемая ракета 5В28Н на ТЗМ. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно-космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок

В обосновании необходимости создания ЗРС ДД представители НИИ-2 в первую очередь отмечали необходимость создания многоканального огневого средства для уничтожения новых тяжелых бомбардировщиков США типа В-52, оснащенных крылатыми ракетами, на дальностях до запуска КР, борьбы с высотными скоростными самолетами-разведчиками типа SR-71, а также парирования перспективных программ США по созданию высотных скоростных бомбардировщиков нового типа, разрабатывавшихся по проекту «Валькирия». Кроме того, новая система должна была обеспечивать эффективную борьбу со скоростными авиационными ракетами вероятного противника, а также важными с точки зрения организации авиационных ударов противника ВКП, ДРЛО, самолетами РЭБ на дальних подступах к районам ПВО.

Согласно ТЗ новая ЗРС должна была обеспечивать поражение целей на дальностях до 150 км, на высотах до 30 км, летящих со скоростями до 3000–4000 км/час.

Только мощь и ничего более
ЗРС С-200ВМ. Кабина К-3В. Рабочее место
оператора АУГН. Фото: Михаил Ходаренок

В аванпроекте на ЗРС, выполненном в конце 1958 г., учитывая опыт создания ЗРС «Даль», конструкторы КБ-1 предложили использовать в новой ЗРС С-200 не активное, как в системе «Даль», а полуактивное самонаведение при подсвете цели непрерывным радиосигналом специального высокопотенциального радиолокатора подсвета цели – РПЦ. При этом захват цели головкой самонаведения должен был происходить непосредственно с пусковой установки до пуска ЗУР. Многоканальность ЗРС обеспечивалась включением в ее состав пяти одинаковых каналов – одноканальных по цели ЗРК, состоявших из РПЦ и до шести пусковых установок с одной ЗУР на каждой, управляемых с КП ЗРС. КП ЗРС информационно сопрягался с вышестоящим КП тактического соединения.

Важным недостатком предложений КБ-1 на систему, отмеченных в заключении НИИ-2 на аванпроект, были недостаточные информационные возможности РЛС, замыкающейся на КП ЗРС, и полное отсутствие автономных возможностей каждого огневого канала по причине слабых автономных поисковых способностей РПЦ. Крупным недостатком новой ЗРС ДД также являлась необходимость захвата цели ГСН с пусковой установки, что требовало обеспечения малых углов закрытия всех ПУ. В условиях типичного для территории европейской части страны лесного покрова высотой до 25–35 м это требование могло быть выполнено либо массовой вырубкой лесов, либо созданием специальных высоких насыпей.

Оба из этих путей были малоприемлемы, поэтому в своем заключении специалисты 4-го ГУ МО с НИИ-2 ПВО после многочисленных совместных обсуждений на основании указанных недостатков согласованно высказались против заложения принятых принципов построения ЗРС в основу дальнейшего ее проектирования.

В консультациях принимали участие со стороны 4-го ГУ МО генерал-майор К. В. Лендзиан, полковник М. Л. Бородулин, со стороны НИИ-2 – Н. Н. Федотенков, Е. Ф. Васильев, Л. И. Тимофеев.

В скорректированном ТЗ на ЗРС 1958 г. были заложены требования по устранению отмеченных недостатков. Однако, как оказалось в дальнейшем, эти недостатки на данном этапе создания системы не были устранены.

Следует отметить, что многие принципы построения, заложенные в радиолокационные средства ЗРС С-200, были новыми в научно-техническом отношении и достаточно эффективными. Так, непрерывный когерентный принцип работы РПЦ и ГСН обеспечивал небывало высокую их защищенность от пассивных помех и отражений от подстилающей поверхности и местных предметов, бывших настоящим бичом для СНР С-75 и СНР-125. Высокая мощность подсвета цели РПЦ, их работа на различных несущих частотах, низкий уровень боковых лепестков антенны, использование высокоточных моноимпульсных методов пеленгации целей, способность ГСН эффективно работать по помеховым сигналам с обстреливаемой цели обеспечивали высокую помехозащищенность ЗРС в условиях маскирующих активных шумовых помех.

Только мощь и ничего более
ЗРС С-200ВМ. Кабина К-3В. Рабочее место
оператора системы управления стартом
Фото: Михаил Ходаренок

Трудной проблемой, блестяще решенной специалистами КБ-1, являлось создание высокостабильного когерентного бортового гетеродина ГСН, обеспечивающего когерентный полуактивный доплеровский прием отраженных от цели сигналов, а также высокостабильных гребенок кварцевых фильтров доплеровского приемного устройства РПЦ. Впервые в отечественных РЛС и ГСН был применен ФКМ-сигнал, позволяющий обеспечивать высокое разрешение целей по дальности и эффективно их обстреливать при полетах в плотных групповых построениях.

Изобретательно и высокотехнично был решен вопрос с созданием ускорителя ракеты путем его деления на четыре отдельные секции. Большие трудности преодолены при решении задачи синхронного отделения отработавших ускорителей от корпуса ЗУР.

Как и в случае с ЗРС «Даль», основной проблемой проектирования было несовершенство элементной базы – в аппаратуре (даже бортовой) применялись вакуумные приборы, устаревшие типы резисторов и конденсаторов, что не позволяло достигнуть высокой надежности и компактности аппаратуры. Позднее из литературы стало известно, что американские специалисты, уже широко использовавшие в то время транзисторы, пришли к выводу, что ламповые схемы русскими применяются исключительно из-за опасности ядерных ударов, при которых транзисторы быстро выходят из строя из-за сопутствующего интенсивного жесткого гамма-излучения.

К концу проектирования ЗРС произошли неожиданные события. Так, на определенном этапе проектирования КБ-1 отказалось от создания высокоэффективного обзорного радиолокатора с ФАР (РЛО), замыкающегося на КП ЗРС, без которого автономные боевые действия ЗРС были невозможны. По ходатайству военной стороны была создана специальная комиссия из представителей управления командующего ЗРВ ПВО, 4-го ГУ МО, НИИ-2 ПВО и КБ-1 под председательством командующего ЗРВ ПВО К. П. Казакова для рассмотрения этого вопроса. В комиссии от 4-го ГУ МО участвовал М. Л. Бородулин, от НИИ-2 ПВО – Л. И. Тимофеев. Комиссия пришла к выводу о недопустимости отказа от РЛО. По предложению КБ-1 в состав системы С-200 была включена высокопотенциальная секторная РЛС «Шпага». Одновременно ввиду невыполнения сроков создания единой ЦВМ КП ЗРС собственной разработки КБ-1 предложило заменить ее на уже разработанную для авиации ЦВМ «Пламя». После обсуждения этих предложений специалистами 4-го ГУ МО и НИИ-2 они были приняты военной стороной.

В мае – августе 1961 г. на площадке № 35 10-го ГНИИП (Сары-Шаган) для проведения автономных испытаний были развернуты опытные образцы радиолокатора подсвета цели и командного пункта системы. Сразу же возникли проблемы с информационным обеспечением КП, так как разработка штатного радиолокатора «Шпага» запаздывала, запаздывала поставка на полигон и замещающего его радиолокационного комплекса П-80 «Алтай». Специалисты полигона решили на время испытаний заменить их обзорным радиолокатором П-14 «Лена». Эта замена оказалась неполноценной, характеристики РЛС П-14 не обеспечивали эффективного целеуказания ЗРК системы. Впоследствии в ходе испытаний пришлось снова вернуться к варианту РЛК П-80 «Алтай», для сопряжения которого с КП ЗРС пришлось дополнительно создавать специальный пункт боевого управления ПБУ-200 на базе системы АСУРК-1.

Только мощь и ничего более
ЗРС С-200ВМ. Кабина К-3В. Справа налево: рабочие места операторов АУГН и СУС. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно-космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок

Если испытания РПЦ и КП ЗРС были успешно завершены уже в марте 1962 г., то испытания ЗУР шли очень непросто. Основными проблемами были неотработанность ГСН, маршевого двигателя, неодновременное отделение ускорителей, взрывы ускорителей на ПУ из-за трещин в твердотопливных зарядах. Несмотря на трудности с проведением заводских испытаний, представители КБ-1 в связи с истечением установленных сроков разработки системы настаивали на проведении совместных испытаний ЗРС.

Решением ВПК была назначена представительная комиссия по совместным испытаниям под председательством первого заместителя главнокомандующего Войсками ПВО страны генерал-лейтенанта Г. В. Зимина. В состав комиссии вошли: от 4-го ГУ МО – генерал Г. С. Легасов, полковник М. Л. Бородулин, от НИИ-2 ПВО – начальник управления ЗРВ полковник Н. Н. Федотенков.

Совместные испытания начались в феврале 1964 г. и продолжались до октября 1966 г. Испытания шли трудно, новая конструкция ЗУР долгое время не поддавалась окончательной отработке, поэтому представители института практически постоянно находились на полигоне Сары-Шаган. Наиболее активное участие в испытаниях ЗРС С-200 в этот период приняли Е. Ф. Васильев, Л. И. Тимофеев, В. В. Астрахов, Ю. Т. Алехин, В. П. Малкин, А. И. Никифоров, Е. С. Цуканов, Н. Н. Матросов, В. А. Урусов.

22 февраля 1967 г. ЗРС С-200 была принята на вооружение. Согласно акту по результатам совместных испытаний она обеспечивала поражение воздушных целей, летящих со скоростями до 3500 км/час на высотах от 1 до 35 км, бомбардировщиков – на дальностях до 150 км, истребителей – до 80 км, крылатых ракет – до 50 км.

Только мощь и ничего более
ЗРС С-200ВМ. Кабина К-3В. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно-космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок

Принятие на вооружение первой ЗРС ДД С-200 позволило наконец создавать полноценные оптимальные группировки ЗРВ смешанного состава для противовоздушной обороны важнейших административных и промышленных центров и районов страны с целью обеспечения глубоко эшелонированной противовоздушной обороны и существенного повышения помехоустойчивости группировок в целом. Сотрудники института Н. Н. Федотенков, Е. С. Фридман, Л. И. Литвин принимали непосредственное участие в планировании управлением командующего ЗРВ ПВО распределения новой ЗРС по группировкам ПВО территории страны. С появлением в войсках этой системы был положен конец систематическим разведывательным полетам самолетов-разведчиков SR-71, безнаказанно залетавшим не только в приграничные районы, но и в глубь страны.

В период испытаний и после принятия ЗРС С-200 на вооружение сотрудники института принимали активное участие в военно-научном сопровождении разработки ЗРС, разработке программы и методик испытаний, оценке характеристик и помехоустойчивости радиолокационных средств ЗРС, оценке точности наведения ЗУР и эффективности стрельбы, надежности средств и системы в целом и системы эксплуатации, в разработке правил стрельбы ЗРС и пособия по их изучению, а также рекомендаций по построению группировок ПВО смешанного состава с использованием новой ЗРС. Основные участники работ от НИИ-2 МО: Н. Н. Федотенков, Е. В. Золотов (руководители), Г. А. Аганин, Ю. Т. Алехин, И. В. Артемьев, В. В. Астрахов, Ю. П. Афанасьев, В. М. Беспрозванный, Е. Ф. Васильев, С. М. Зверюго, И. Т. Зюзьков, Д. С. Иванов, Н. М. Костогаров, Л. И. Литвин, Ю. И. Любимов, В. П. Малкин, Н. И. Матросов, А. С. Попович, В. К. Скобелин, Л. И. Тимофеев, В. А. Урусов, Е. С. Фридман, Е. С. Цуканов, А. И. Цыбиков, А. А. Шарков.

Первые полки ЗРС С-200А разворачивались на важнейших направлениях возможных ударов вероятного противника – северо-западном в районе городов Ленинград и Лиепая, северном – в районе города Ярославль, южном – в районе города Феодосия.

Приказом главнокомандующего Войсками ПВО была сформирована специальная комиссия под руководством генерала А. М. Михайлова из представителей Главного штаба Войск ПВО, военпредов и института для проверки боевой готовности этих полков. В оценке реализуемых зон обнаружения и поражения целей ЗРС на реальных местах дислокации, в проверке подготовленности и аттестовании боевых расчетов в составе комиссии участвовали Ю. Т. Алехин, В. В. Астрахов, Д. С. Иванов, В. А. Урусов.

Только мощь и ничего более
ЗРС С-200ВМ. Кабина К-2В. Слева направо: рабочие места офицера пуска, оператора наведения, оператора захвата. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно-космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок

Еще до принятия ЗРС С-200 на вооружение во время совместных испытаний в НИИ-108 (в настоящее время ЦНИРТИ) была выполнена научно-исследовательская работа «Партитура» по разработке перспективных средств постановки активных помех. Были проведены испытания по воздействию разработанных видов помех на РПЦ и ГСН ЗРС С-200, в результате чего установлено их недопустимое влияние на работоспособность этих средств. В испытаниях принимали участие: от 4-го ГУ МО – А. Е. Ипполитов, от НИИ-2 ПВО – В. В. Астрахов.

Для отыскания путей обеспечения защиты от помех, создаваемых системой «Партитура» при головной роли МКБ «Стрела» (бывшее КБ-1), была выполнена комплексная НИЭР «Вега» по разработке и исследованию возможных способов защиты ЗРС С-200 от специальных видов помех – выключающихся, прерывистых, уводящих по скорости, уводящих по дальности, комбинированных и т. д. В НИЭР участвовали представители института Ю. Т. Алехин, В. В. Астрахов, Л. И. Тимофеев, А. И. Никифоров, В. А. Урусов.

По результатам НИЭР тем же Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР о принятии ЗРС на вооружение от 22 февраля 1967 г. была задана разработка усовершенствованной ЗРС ДД С-200В «Вега» в интересах повышения ее боевых возможностей.

По результатам НИЭР «Вега» уже в 1967 г. МКБ «Стрела» была разработана документация и изготовлены опытные образцы аппаратуры для проведения модернизации радиолокатора подсвета цели и головки самонаведения ЗУР.

Результаты НИЭР «Вега» были рассмотрены НИИ-2 ПВО и после выдачи им заключения приняты заказчиком. После этого решением ВПК при СМ СССР были заданы модернизация стрельбового канала ЗРС С-200 и доработка бортовых радиотехнических средств ЗУР по рекомендациям НИЭР «Вега». В техническом задании наряду с реализацией результатов НИЭР «Вега» была задана доработка системы по реализации захвата цели ГСН на шестой секунде после старта ЗУР («захват с подскока») для позиций с большими углами закрытия, а также проводка цели в РПЦ без срывов сопровождения при ее маневрировании с переходом радиальной скорости через нулевое значение и обеспечение защиты боевых расчетов от боевых химических и радиоактивных отравляющих веществ.

Только мощь и ничего более
ЗРС С-200ВМ. Кабина К-9М. Слева направо: рабочие места командира группы зрдн, офицера целераспределения, оператора целераспределения в луче РПЦ. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно-космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок

Новая ЗУР с модернизированными ГСН 5Г24 и радиовзрывателем 5Е50 получила название В-860ПВ. Ее дальность стрельбы была увеличена до 180 км.

Был разработан также модернизированный командный пункт ЗРС, способный работать как автоматизированной системой управления типа АСУРК-1МА, так и с использованием автономных средств целеуказания – модернизированной РЛС П-14Ф «Фургон» и радиовысотомера ПРВ-13. Модернизированные стрельбовый канал ЗРС, командный пункт и новая ракета составили новую систему С-200 «Вега» (С-200В).

Решением ВПК была назначена комиссия по совместным испытаниям модернизированного огневого комплекса С-200В. Ее председателем был назначен главный инженер ЗРВ ПВО страны генерал-майор Л. М. Леонов, представителями от 4-го ГУ МО были назначены М. Л. Бородулин, А. Е. Ипполитов, И. С. Кошевой, от НИИ-2 – Л. И. Тимофеев.

Испытания новой системы проходили на полигоне Сары-Шаган с мая по октябрь 1968 г. Особенностью испытаний было привлечение к ним без согласия промышленной части комиссии специального самолета-лаборатории от НИИ-108, позволявшего создавать более широкий перечень радиопомех специальных видов. Испытания показали работоспособность модернизированной системы в условиях всех создаваемых летающей лабораторией помех.

В 1968 г. испытания модернизированной ЗРС были успешно завершены, а в 1969 г. постановлением ЦК КПСС и СМ СССР система С-200В принята на вооружение. Были расширены боевые возможности системы – увеличена до 180 км дальность стрельбы, снижена с 1000 до 300 м нижняя граница зоны поражения, улучшено информационное обеспечение системы за счет использования РЛС П-14Ф, обеспечена возможность стрельбы вдогон и по маневрирующей цели с переходом ее радиальной скорости через нуль.

В военно-научном сопровождении разработки ЗРС, в предварительных и государственных испытаниях, а также в разработке правил стрельбы ЗРС и пособия по их изучению приняли участие представители НИИ-2 ПВО: Н. Н. Федотенков (руководитель), Г. А. Аганин, Ю. Т. Алехин, И. В. Артемьев, В. В. Астрахов, Ю. П. Афанасьев, В. М. Беспрозванный, Е. Ф. Васильев, А. П. Гитник, И. Т. Зюзьков, Д. С. Иванов, Н. М. Костогаров, Л. И. Литвин, В. П. Малкин, Н. И. Матросов, А. С. Попович, В. К. Скобелин, А. С. Сумин, Л. И. Тимофеев, В. А. Урусов, Е. С. Фридман, Е. С. Цуканов, А. И. Цыбиков.

Одновременно с принятием ЗРС С-200В на вооружение в 1969 г. тем же постановлением была задана разработка усовершенствованной ЗРС С-200ВМ «Вега-М» с увеличенной до 240 км дальностью стрельбы.

Увеличение дальности стрельбы потребовало ввода в состав ЗРС новой ЗУР В-880. Одновременное использование в ЗРС новой ЗУР и ЗУР прежних типов потребовало модернизации аппаратуры командного пункта, радиолокатора подсвета цели, пусковой установки и кабины подготовки старта.

Летные испытания огневого канала с новой ЗУР В-880 начались в 1971 г. Несмотря на то, что бортовая аппаратура этой ЗУР не изменялась по сравнению с ЗУР предыдущего типа В-860ПВ, летные испытания ее столкнулись с ненормальным поведением ГСН, в результате которого в конце активного участка полета ЗУР, как правило, нарушалось нормальное сопровождение цели ГСН. Долгое время причина этого явления была неясна ни для представителей промышленности, ни для военных специалистов полигона. Однако настойчивые поиски причины специалиста МКБ «Стрела» В. Н. Черкасова наконец дали свои результаты. Причина оказалась в неподходящем материале обтекателя, в связи с чем при высокой скорости полета ЗУР и нагреве обтекателя последний начинал выделять агрессивное вещество фурфурол, которое при попадании на печатные платы вызывало короткое замыкание их электрической схемы. Использование нового материала обтекателя в ЗУР В-880 устранило все негативные эффекты.

В начале 1974 г. ЗРС С-200ВМ с ракетами В-880 и В-880Н была принята на вооружение Войск ПВО страны.

Максимальная дальность поражения целей стала равна 240 км.

После принятия на вооружение С-200ВМ Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 1974 г. была определена необходимость разработки для систем С-200, С-200В, С-200ВМ тренажерной аппаратуры и средств защиты от противорадиолокационных снарядов.

Задача создания тренажера для указанных систем возникла из-за того, что в указанных системах был реализован весьма примитивный штатный тренажер, позволявший тренировать только боевые расчеты РПЦ к тому же в простейших условиях. Командование 4-го ГУ МО поставило вопрос о создании более совершенного тренажера. Учитывая опыт сотрудников НИИ-2 в создании тренажеров для ЗРС С-25, С-75 и С-125, разработка принципов построения тренажера для ЗРС С-200 и идеологии тренировки боевых расчетов была поручена институту. В интересах решения этой задачи его сотрудниками были проведены обоснование ТТТ, разработка принципов построения и создание макетного образца тренажера «Аккорд-200» для подготовки боевых расчетов ЗРС С-200. Участники – С. В. Ашметков (руководитель), Б. А. Борецкий, В. А. Гамбург, В. И. Егоров, Л. Н. Никольский, В. В. Семенов, Б. А. Татарко, Б. М. Яковлев. 4-м ГУ МО головной организацией по созданию тренажера было определено рязанское КБ «Глобус», соисполнителем – ОКБ МРТЗ. Опытный образец аппаратуры тренажера «Аккорд-200» изготовлен с нарушением установленных сроков в 1976 г., однако его совместные испытания по формальным причинам были приостановлены, а вскоре вся работа была закрыта.

Для защиты РПЦ указанных систем от противорадиолокационных снарядов ОКБ МРТЗ были использованы теоретические наработки НИИ-2 и опыт промышленной разработки отвлекающих устройств для ЗРС С-75, С-125 («Дублер-75», «Дублер-125»). По договору с 4-м ГУ МО ОКБ МРТЗ разработало аппаратуру отвлечения ПРС «РОС-РПЦ». Она успешно прошла испытания на полигоне Сары-Шаган, но из-за сложности, дороговизны и большого объема инженерного оборудования позиции РПЦ в серию не пошла. Изготовленный единственный опытный образец аппаратуры «РОС-РПЦ» был поставлен с образцами ЗРС С-200ВЭ в 1982 г. в Сирию во время вооруженного конфликта между Сирией и Израилем и был развернут под руководством специалистов полигона Сары-Шаган.

Специалистами НИИ-2 МО на протяжении жизненного цикла всех модификаций ЗРС С-200 проводились исследования реализуемых ими характеристик в прогнозируемых условиях боевого применения с целью отыскания недостатков системы и разработки предложений по их устранению. За период 1968–1980 гг. были исследованы следующие наиболее важные для эффективности боевого применения ЗРС вопросы:

  • теоретически и экспериментально исследованы характеристики ГСН 5Г24 при приеме помехи на кроссполяризации и разработаны предложения по устранению деструктивного влияния этого типа помех (В. В. Астрахов, А. А. Каримов, А. С. Сумин);
  • проведена оценка точностных характеристик и эффективности стрельбы ЗРС С-200В по групповым целям и постановщикам помех, выявлены причины снижения эффективности, совместно с коллективом Ю. В. Афонина (МКБ «Стрела») разработаны предложения по вводу в ГСН ЗУР нелинейного корректирующего устройства, устраняющего выявленные негативные эффекты; предложение защищено совместным авторским свидетельством на изобретение (В. В. Астрахов, В. П. Счастливенко, А. Н. Ширяев);
  • проведены исследования возможности и целесообразности реализации принципов оптико-электронной обработки радиолокационной информации в РПЦ ЗРС, разработаны практические предложения и устройства оптико-электронной обработки информации с использованием некогерентной и когерентной оптики (В. В. Астрахов, Е. А. Бадеев, А. А.Кириченко);
  • в интересах обеспечения живучести ЗРС в приграничных (прифронтовых) районах, увеличения зоны поражения и неожиданности ее огневого воздействия на воздушного противника (ВКП, ДРЛО) разработаны предложения и технические пути реализации выноса до 80 км вперед относительно РПЦ пусковой установки с ЗУР для обстрела особо важных целей – ВКП, ДРЛО, самолетов РЭБ, барражирующих вне штатной зоны поражения ЗРС (В. В. Астрахов, А. С. Попович, А. Ф. Крамаренко, В. М. Беспрозванный).

Разработанные предложения были частично реализованы при модернизации ЗРС по программам «Вега», «Дубна».

В 1981 г. ЦКБ «Алмаз» (бывшему КБ-1, МКБ «Стрела») была задана разработка системы С-200Д с ракетой В-880М, обладающей повышенной помехозащищенностью и увеличенной до 300 км дальностью стрельбы. Испытания опытного образца ЗРС с новой ЗУР начаты в 1983 г. и успешно завершены в 1987 г. Серийными заводами было выпущено около 15 стрельбовых комплексов и до 150 ЗУР В-880М. Ни один из этих комплексов не поступил в войска, причина этого – массовое поступление в войска новой ЗРС С-300П.

Несмотря на поступавшие просьбы инозаказчиков о поставках ЗРС С-200Д, все произведенные ЗРК утилизировали. Дальнейшее производство наземных средств и ракет систем С-200 всех модификаций было прекращено. В настоящее время все ЗРС С-200 выведены из боевого состава ЗРВ ВВС. ЗРС линейки С-200 продолжают оставаться на вооружении ряда стран СНГ, а также Ливии, Сирии, Египта, Болгарии, Ирана, Северной Кореи.

Таким образом, разработка зенитной ракетной системы дальнего действия С-200 позволила решить задачу поражения целей противника на большом удалении от важных государственных объектов, а большое количество модификаций системы и длительный срок состояния их на вооружении засвидетельствовали правильность выбранных военных и технических решений руководством страны и разработчиками ЗРС.

Виктор Викторович Астрахов,
ведущий научный сотрудник НИЦ (г. Тверь) ЦНИИ ВВКО Минобороны России, кандидат технических наук

Опубликовано 13 августа в выпуске № 4 от 2015 года

Комментарии
uig
Это кто же был такой умный, что принял решение об утилизации С200 вместо продажи и на каких должностях он сейчас находится?
buy-vardenafil red/]buy vardenafil celebrexgeneric eu/]pfizer celebrex doxycyclinemonohydrate date/]doxycycline monohydrate buycipro men/]ciprofloxacin 500 mg with out prescription
buyrogaine men/]rogaine nolvadex-online science/]nolvadex online cafergot club/]cafergot buycymbalta men/]buy cymbalta cheap arimidex host/]arimidex kamagraonline cricket/]kamagra cipro host/]cipro without prescription
Слава разработчикам,Конструкторам,Уче"ным СССР:ЗРС-200, ЗРС-200В,ЗРС-200ВМ!!!
Приветствую! Смотрела у вас тут этот фильм новинку (На пятьдесят оттенков темнее) Вот: kinopoisky ru/29605-na-pyatdesyat-ottenkov-temnee html vko ru/kino/На пятьдесят оттенков темнее Понравился очень, необычное кино Особенно как они там все такое делали) прикольно) Хи хи)) Кто еще Смотрел этот фильм?
Доброго времени суток Смотрела у вас тут этот фильм (На пятьдесят оттенков темнее -полную версию) Вот: kinopoisky ru/29605-na-pyatdesyat-ottenkov-temnee html vko ru/kino/На пятьдесят оттенков темнее Понравился очень, необычное кино прикольно) Хи хи)) Кто еще Смотрел этот фильм?
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?