Войны и конфликты

Воздушная война на Юге России

Сил и средств для противоборства на равных с гипотетическими противниками на этом направлении откровенно мало
В «ВКО» № 3 (46) за 2009 г. в материале «Грузинский реванш» показан один из возможных сценариев развязывания и ведения военных действий грузинскими вооруженными силами против Абхазии и Южной Осетии. При этом основной упор был сделан на рассмотрение действий группировок сухопутных войск. Однако такое развитие событий может стать как прелюдией, так и (скорее всего) следствием локальной (региональной) войны на всем Юго-Западном стратегическом направлении, после проведения воздушной операции начального этапа войны в границах всего Южного федерального округа.

Сегодня и в ближайшей перспективе самыми опасными направлениями, нестабильность на территориях которых затрагивает интересы Российской Федерации, являются Юго-Западное и Центрально-Азиатское стратегическое направление. Именно здесь сконцентрировались очаги этнополитической напряженности и вооруженных конфликтов: Чечня и Дагестан, Армения и Азербайджан, Грузия и Абхазия. Неурегулированными остаются внутренние проблемы Южной Осетии, Кабардино-Балкарии и Таджикистана. Ситуация в этих регионах вряд ли будет умиротворена в ближайшем будущем и Россия реально будет вовлечена в них. Конфликты в Закавказье и Средней Азии создают риск прямого, в том числе вооруженного, вмешательства со стороны Турции, Ирана и Афганистана, а при определенных условиях – США и НАТО.

Устойчивой тенденцией на Юге будет стремление исламских государств (прежде всего Турции, Пакистана, Ирана и Афганистана) ослабить позиции Российской Федерации. В этом так же заинтересованы и целенаправленно действуют США, Саудовская Аравия, Израиль. Их общие усилия будут направлены на упрочение идеологических, политических, экономических и военно-стратегических позиций, а активизация распространения исламского экстремизма – на усиление своего влияния в районах и соседних государствах с Россией, где преобладает мусульманское население (Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Азербайджан).

При этом одно из ведущих мест в политике США и их ближайших союзников по НАТО в регионе отводится снижению российского влияния, особенно в военной сфере и изоляции России от стратегически важных районов Закавказья, Средней и Центральной Азии.

Внимательное изучение сложившейся и прогнозируемой военно-политической обстановки, особенностей состояния и развития экономических, межэтнических и религиозных отношений, а также криминальной ситуации, развития коррупции и торговли людьми в границах Южного федерального округа нашей страны, позволяет сделать однозначный вывод о наличии вероятности развития гражданской войны в этом регионе. При определенных условиях эти угрозы способны привести к возникновению локальной или даже региональной войны в целом на Юго-Западном стратегическом направлении (ЮЗ СН).

ВОЗМОЖНЫЕ ВАРИАНТЫ

Особенно внимательно причины возможных угроз, вооруженных конфликтов и войн на ЮЗ СН следует рассматривать через призму дальнейшей подготовки военной инфраструктуры и вооруженных сил Грузии и Украины под стандарты НАТО, проведения ими совместных с НАТО учений, наращивания боевой готовности группировок войск Грузии и перевооружения ее армии на новую боевую технику, создание военных баз НАТО на территориях Азербайджана, Грузии и Украины.

Как факт необходимо уже принять наличие Южно-Кавказского североатлантического коридора по оси: Турция – Грузия – Азербайджан – Ирак – Афганистан. При определенных условиях этот коридор может включить и Украину.

Рассмотрим наиболее вероятные, на наш взгляд, сценарии возникновения и развития локальной и региональной войны на Юго-западном стратегическом направлении.

Наиболее вероятными возможными причинами возникновения конфликта, способного впоследствии перерасти в локальную войну на Юго-западном стратегическом направлении (ЮЗ СН), может стать эскалация сепаратизма, терроризма, межэтнических и территориальных противоречий (прежде всего – Азербайджан-Армения) и геноцида русского населения.

В этом случае коалиции воюющих сторон будут представлены с одной стороны, – Турцией, Азербайджаном и поддерживающей их Грузией и, с другой стороны – Россией и Арменией.

Цель военных действий очевидна и будет представлять собой вытеснение России с Северного Кавказа и из Закавказья, нанесение ущерба ее экономическому потенциалу и насильственное отторжение от России ряда районов.

К участию в вооруженном конфликте могут быть вовлечены авиация и силы и средства воздушного нападения Турции, Азербайджана и Грузии. Состав группировки СВН может быть около 500 самолетов ударной авиации и 200 истребителей, а самолеты их ударной авиации смогут действовать до рубежа Каменск-Шахтинский – Волгоград.

Формами боевого применения СВН могут стать систематические боевые действия продолжительностью 7-10 суток и более, в ходе которых будут наноситься сосредоточенные, групповые и одиночные авиационные удары.

Причинами другого наиболее вероятного варианта возникновения локальной войны на ЮЗ СН может стать эскалация межэтнических противоречий на Кавказе и нарастающая религиозная эскалация Ирана.

В этом случае России предстоит столкнуться с коалицией вооруженных сил Ирана и Азербайджана при возможной поддержке Грузии. Вполне вероятно, что союзницей России в этой локальной войне может выступить Армения.

Цель военных действий примерно будет совпадать с уже обозначенной – вытеснение России с Северного Кавказа и из Закавказья, нанесение ущерба ее экономическому потенциалу, насильственное отторжение от России ряда районов. Очевидно, еще добавится желание установления контроля над нефтяными районами Каспия.

К участию в конфликте будут привлечены СВН Ирана и Азербайджана. Возможно, их будет поддерживать и Грузия. Состав противостоящей группировки СВН может составить около 240 самолетов ударной авиации и 20 истребителей. Рубежи их досягаемости будут аналогичны: Каменск-Шахтинский – Волгоград. Формами боевого применения СВН, вероятнее всего, будут групповые и одиночные авиационные удары.

Однако наиболее сложная ситуация может сложиться в случае региональной войны.

Возможные причины – эскалация и поддержка сепаратизма, терроризма и межэтнических противоречий на Кавказе, борьба за возврат утраченных в ходе предыдущих конфликтов территорий, передел сфер влияния и перекройка государственных границ на Кавказе в целом.

России (возможно, совместно с Арменией) придется столкнуться с коалицией Турции и Грузии при поддержке США (и, возможно, НАТО). Позиция Азербайджана здесь неоднозначна. Скорее всего, Баку примкнет к антироссийской коалиции. В возможной войне не исключается участие Украины, Болгарии и Румынии (в той или иной степени).

В конфликт в первую очередь будут вовлечены силы и средства воздушного нападения Турции, авиация США и НАТО, базирующаяся на территории Турции и палубная авиация ВМС США с авианосцев из акватории Средиземного моря, СВН Грузии (Украины, Болгарии, Румынии).

Цели военных действий будут более решительными. Вполне возможно, что передел сфер влияния и перекройка границ будут преследовать выход из состава РФ ряда республик Северного Кавказа и отторжение территорий, ключевых для транзита российских углеводородов. В Закавказье возможен пересмотр всех государственных границ (вплоть до исчезновения некоторых государств региона с политической карты).

Особо следует отметить, что после приведения инфраструктуры Грузии и Азербайджана к требованиям НАТО, на каждом из основных аэродромов (Тбилиси, Кутаиси, Самтредиа, Копитнари, Кюрдамир) может дислоцироваться от 20 до 60 самолетов боевой авиации (в том числе самолеты разведки, РЭБ и управления).

Таким образом, только на территории Грузии группировка авиации может быть доведена до 200-230 боевых самолетов многонациональных сил НАТО. Это могут быть преимущественно ударные самолеты типа EF-2000 и «Торнадо» GR.1, истребители типа F-16С и F-18А, самолеты разведки и РЭБ «Торнадо» GR.4 и RF-16. Причем доля ударной авиации может составлять до 55-60%, истребителей ПВО – до 30-35% и специализированных самолетов разведки и РЭБ – 5-15%.

Их прикрытие может быть организовано силами ЗРВ Грузии в составе 20-23 ЗРК типа «Бук», С-125, «Оса-АК» и «Спрайдер». Это совместно с действиями ИА МНС позволит иметь довольно мощную систему ПВО авиационных баз МНС и создать весьма сложные условия для возможных действий ударной авиации российских ВВС.

Основной целью блока в военных действиях в Закавказье может быть разгром противостоящей Объединенной группировки войск (сил) и овладение территорией Армении. Военные действия, возможно, начнутся с нанесения ракетно-авиационных ударов по объектам ОГВ (с), государственной и военной инфраструктуры Армении с задействованием на этом этапе только в первые сутки военных действий до 200 боевых самолетов и 100 крылатых ракет воздушного и морского базирования.

После разгрома ОГВ (с) и захвата территории Армении, руководство НАТО завершив наращивание сил и средств, может приступить к подготовке военных действий непосредственно против ВС РФ на ЮЗ СН с целью нанесения поражения противостоящим группировкам российских войск и отторжения части территории юга Российской Федерации или ограничения ее деятельности в данном регионе в интересах Запада.

На выполнение мероприятий по полному развертыванию ударных группировок командованию МНС потребуется от 90 до 120 суток. В этом случае в границах Евро-Азиатского континентального района после полного развертывания ВС МНС может быть сосредоточено до 100 дивизий и 100 отдельных бригад сухопутных войск и морской пехоты, более 1700 самолетов и до 150 кораблей, от 100 до 300 крылатых ракет.

Основной оперативно-стратегической задачей НАТО на ЮЗ СН в начальный период войны, возможно, будет выход сухопутных группировок на линию Ростов-на-Дону – Астрахань и ликвидация группировок войск РФ, развернутых на территориях северокавказских республик.

После завершения развертывания авиационной группировки ОВС НАТО (около 450 боевых самолетов ОВВС, около 100 самолетов ОВМС) не исключено, что командование МНС приступит к проведению воздушной (воздушно-космической) наступательной операции, продолжительность которой составит от 5 до 7 суток.

Основными задачами операции будут завоевание господства в воздухе, дезорганизация системы управления, нанесение поражения основным противостоящим группировкам ВС РФ, срыв подготовки и проведения ими оборонительной операции.

В воздушной наступательной операции только в первые сутки может быть выполнено до 400-450 самолетовылетов и применено до 120-150 крылатых ракет воздушного и морского базирования. Действия СВН всесторонне будут поддерживаться группировкой космических аппаратов разведки, навигации и связи, самолетами ДРЛО и У, оцениваться средствами воздушной, морской и наземной разведки.

Наличие большого количества мощных и разноплановых по предназначению средств РЭБ на самолетах, кораблях и в составе наземных группировок войск позволят МНС создать комплексное и эффективное радиоэлектронное противодействие и средствам управления, и авиации, и средствам ПВО Российских Вооруженных Сил. Широкое применение в действиях МНС найдут ударные и разведывательные ДПЛА. Боевые действия будут полностью адаптированы к складывающейся обстановке, а боевые задачи СВН корректироваться в режиме реального времени непосредственно в полете.

При участии в военных действиях ВС США к ведению боевых действий может быть так же привлечено до 30 ПУ ОТР и БРСД (50-60 БР). Самолеты ударной авиации смогут действовать до рубежа Каменск-Шахтинский – Волгоград и наносить удары по всем важнейшим объектам РФ, находящимся на данном направлении. Рубежи досягаемости БРСД будут проходить по линии Санкт-Петербург – Вологда – Киров – Уфа – Орск. Самолеты стратегической авиации США и КР могут применяться по любому из объектов на территории всей европейской части РФ.

Переход в наступление сухопутной группировки ОВС блока наиболее вероятно следует ожидать только после решения задач воздушной (воздушно-космической) наступательной операции. Действия сухопутных группировок НАТО активно поддержат ОВВС МНС и силы морской группировки.

ЧТО БЫЛО РАНЬШЕ

На 7.05.1992 г. основу группировки ПВО на ЮЗ СН составляли силы и средства 12-го корпуса ПВО Войск противовоздушной обороны (Ростов-на-Дону). На тот момент времени в состав корпуса ПВО входили:

шесть частей зенитных ракетных войск (три зенитные ракетные бригады (Ростов-на-Дону, Новороссийск, Волгоград) и три зенитных ракетных полка (Волгодонск, Туапсе и кадр полка в Ростове-на-Дону).

Каждая зенитная бригада в своем составе имели ЗРК ДД С-200 по 3-4 ЗРК СД С-75 и ЗРК МД С-125. Всего в составе ЗРВ насчитывалось 8 ЗРК С-200, 15 ЗРК С-75 и 14 ЗРК С-125 различных модификаций. Только в первом залпе дежурными ракетами, находящимися на пусковых установках дивизионов ЗРВ корпуса, можно было уничтожить до 100 воздушных целей противника (в том числе до 60 на средних и больших высотах и до 40 на малых и предельно малых высотах);

три полка истребительной авиации (Ростов-на-Дону, Приволжский, Крымск). На вооружении находились авиационные ракетные комплексы перехвата МиГ-25 и многофункциональные истребители-перехватчики Су-27 (до 90 б/самолетов). Только за первый вылет истребительная авиация корпуса могла уничтожить до 30 самолетов противника на средних, больших высотах и в стратосфере, а на малых высотах – более 100 воздушных целей;

радиотехнические войска были представлены двумя радиотехническими бригадами (Ростов-на-Дону, Волгоград) и одним радиотехническим полком (Астрахань) и имели в своем составе 11 радиотехнических батальонов и 35 рот. Такой состав РТВ позволял иметь сплошное радиолокационное поле в границах ответственности корпуса на высотах 50-100 м и обеспечивать полную реализацию боевых возможностей истребительной авиации и зенитных ракетных войск на максимальных дальностях их применения.

Возможности 12-го К ПВО наращивались группировками войск ПВО Северо-Кавказского военного округа и сил ПВО Черноморского флота и Каспийской флотилии (КФл). Войска ПВО СКВО и корабельные зенитные огневые средства ЧФ и КФл в зависимости от степени развертывания войск и сил могли отразить удар еще до 30-40 воздушных целей противника огнем КЗОС и ЗРК фронтового (окружного) и армейских комплектов войск ПВО Сухопутных войск (без учета сил ПВО непосредственного прикрытия войск).

Кроме того, в границах ЮЗ СН была развернута 4-я воздушная армия ВВС. В ее составе была 36-я бомбардировочная авиационная дивизия (управление – г. Ейск, полки базировались на аэродромах Морозовск и Мариновка (всего до 60 Су-24). Кроме того, в составе 36-й бад (Ейск) находился 963-й испытательный авиационный полк истребителей-бомбардировщиков (Таганрог), имеющий в своем составе чуть более 100 самолетов Су-17 трех модификаций, а также один истребительный авиационный полк (1-й иап, Лебяжье) в составе также более 100 самолетов МиГ-27 и МиГ-23.

Таким образом, на ЮЗ СН была сконцентрирована под надежным прикрытием войск и сил ПВО мощная группировка ударной авиации в составе более 300 боевых самолетов. Ей было вполне по силам успешно противостоять агрессии воздушного противника в любом из рассмотренных вероятных вариантов развязывания войны на ЮЗ СН в нынешний период.

ОПТИМИЗАЦИИ 1990-х и 2000-х гг.

В 1992-1997 гг. система ПВО Южного федерального округа претерпела существенные изменения. В составе группировки 12-го К ПВО осталось только пять частей ЗРВ. Они были перевооружены на новые системы ПВО – ЗРС С-300. Правда, новыми их назвать можно было только условно. Все они уже имели длительные сроки эксплуатации и были переданы из сокращаемых частей. Группировка ЗРВ в этот период насчитывала два ЗРК С-200 и 13 ЗРС С-300 (то есть общий ее состав был сокращен практически в 2,5 раза). Несмотря на перевооружение на более эффективную боевую технику, боевые возможности группировки ЗРВ все-таки упали почти на 30-40%.

Изменился и состав группировки истребительной авиации 12-го К ПВО. Ростовский полк был перевооружен на самолеты МиГ-31 (не новые). Общий состав авиации корпуса сократился. Во всех полках стало лишь по две авиационных эскадрильи, поэтому боевые возможности ИА корпуса в одном вылете снизились наполовину.

Состав РТВ практически не изменился. Однако в подразделениях значительно сократилась численность личного состава, что привело к снижению интенсивности несения боевого дежурства. Нижняя граница дежурного радиолокационного поля в связи с этим увеличилась в 2-3 раза.

Аналогичная ситуация создалась и в других видах Вооруженных Сил. Поэтому общие возможности группировки ПВО на ЮЗ СН сократились в 1,8-2,5 раза.

Меньше всего подверглась изменениям авиация. Группировка ВВС по-прежнему включала по одной авиационной дивизии бомбардировочной, штурмовой и истребительной авиации и имела чуть более 300 боевых самолетов (из них до 100 истребителей).

Затем состоялось объединение ВВС и Войск ПВО в один вид Вооруженных Сил. Воздушные границы ЮФО стала прикрывать 4-я армия ВВС и ПВО (Ростов-на-Дону). Силы ПВО армии были представлены 51-м К ПВО (Ростов-на-Дону).

Объединение двух видов ВС – ВВС и Войск ПВО – не привело к росту их боевых возможностей. 4-я ВА ВВС и 12-й К ПВО были объединены так, что их боевой состав сократился. В составе корпуса осталось лишь две части ЗРВ (Ростов-на-Дону и Новороссийск). Каждая из них включала лишь по 2-3 ЗРС С-300ПМ. Общее число частей ИА было сокращено до четырех (Приволжский, Крымск, Зерноград и Миллерово). На их вооружении уже не стало дальнего перехватчика МиГ-31. Остались лишь самолеты типа МиГ-29 и Су-27. В полках стало по две эскадрильи.

На треть сократилось и количество частей радиотехнических войск. Части РТВ (Астрахань и Волгоград) включали уже лишь половину от ранее имеющегося числа подразделений. Это привело к значительному снижению боевых возможностей РТВ. Воздушное пространство стало контролироваться с высот 500-1000 м. Лишь на отдельных участках можно было обнаружить цель, летящую ниже 300 м.

Ударная авиация армии понесла меньшие потери. В ее составе осталась 10-я сад (Ейск) в составе двух бап и 1-я шад (Краснодар) в составе трех шап. Правда, все полки имели лишь по две эскадрильи самолетов. То есть ударная мощь авиации на ЮЗ СН сократилась в 1,5 раза.

К чести командиров Сухопутных войск следует отметить, что в составе войск СКВО им удалось сохранить основные силы ПВО своей группировки войск. Силы и средства ПВО Сухопутных войск на территории СКВО насчитывали пять зенитных ракетных соединений и частей: 42 гв. озрбр (Краснодар), 102 озрбр (Горячий Ключ), 67 озрбр (Волгоград), 179 озрбр (Ейск) и 481 зрп (Ардон). Так что возможности войск ПВО Сухопутных войск на ЮЗ СН практически не изменились.

Однако в целом от былой мощи осталась лишь бледная тень.

НОВЫЙ ЭТАП ОПТИМИЗАЦИИ

С февраля 2007 г. начался новый этап преобразований войск (сил) на ЮЗ СН. При этом все воинские части, имеющие неисправную боевую технику, расформировываются, а оставшиеся (передачей высвобождающегося личного состава) переводятся в разряд частей постоянной готовности (причем их общая численность существенно сокращается).

Дальнейшая оптимизация группировки ВВС будет осуществляться путем перевода соединений ПВО в бригады ВКО, а авиационных дивизий – в авиационные базы первого разряда (авиационные полки будут переведены в разряд авиационных баз 2-го разряда). Авиационные базы 2-го разряда будут содержать уже не полк в составе двух эскадрилий, а лишь одну эскадрилью. То есть основной тактической единицей становится не полк (в количестве 24 боевых машин), а эскадрилья в составе 12-16 самолетов.

В этом случае, к примеру, в составе бригады ВКО (Ростов-на-Дону) будет одна авиационная база, но в составе уже не четырех авиационных полков, а трех авиационных эскадрилий. Уровень технической исправности авиации в настоящее время составляет около 40-45%. Это, видимо, и определит количество эскадрилий. Их боевой состав может колебаться от 12 до 14-16 самолетов.


БТР российской морской пехоты передвигается по морю со скоростью пешехода. Американский аналог развивает на воде скорость, достигающую 50 км/час.
Фото: US NAVY

Что касается зенитных ракетных войск, то там уже сокращать практически некуда. А вот численность РТВ еще может уменьшиться (есть основания говорить о 15-20% сокращениях). Это обусловлено не только неисправной техникой, но и необходимостью сокращения офицерского корпуса. Кстати, этот же фактор повлиял и на сокращение количества самолетов в авиационных частях.

Говоря об ударной авиации, можно предположить, что ранее имеющиеся две авиационных дивизии (одна шад и одна сад) будут преобразованы в две авиабазы 1-го разряда, а количество самолетов в них уменьшится вдвое. Это приведет к сокращению ударных возможностей авиации на 50%.

Рассматривая соединения и части войсковой ПВО, следует ожидать, что на территории СКВО задачи ПВО будут выполнять максимум 1-2 части, вооруженные ЗРК средней дальности (комплексы ПВО самоприкрытия войск не учитываем). Силам флота в условиях сокращения оставят только средства самоприкрытия кораблей.

Прогноз состава группировки авиации и войск ПВО на ЮЗ СН после проведения очередного этапа оптимизации позволяет сделать вывод, что боевые возможности этой группировки в одном вылете ИА и расходовании ЗУР, находящихся в готовности на ПУ (без перезаряжания), составят максимум до 60 воздушных целей. Примерно до 20 целей сможет уничтожить истребительная авиация и до 35-40 воздушных целей – ЗРВ.

СООТНОШЕНИЕ СИЛ УДРУЧАЕТ

Если сравнить эти возможности с аналогичными группировки ПВО в границах ЮЗ СН образца 1992 г., то они снизились в 5 раз. По сравнению с группировкой ПВО 1997 г. – в 2,5 раза. А после проведения очередной оптимизации ее возможности сократятся еще в 2 раза.

Это, надо отметить, только потенциальные возможности. Их реализацию еще необходимо обеспечить надежной разведкой, системой управления, наведения и целеуказания. А здесь далеко не все в порядке. В частности, отметим только одно – радиолокационное поле на малых высотах в 4-й А ВВС и ПВО (ныне 4-е Командование ВВС и ПВО) в условиях горной местности имеет лишь очаговый характер. А современных (и крайне необходимых в условиях ведения современной войны) средств разведки (включая самолеты ДРЛО и БЛА), управления и РЭБ как не было, так и нет.

Вернемся к рассмотренным выше возможным сценариям развязывания локальных и региональной войны в границах ЮЗ СН.

В первом варианте локальной войны, когда нам будут противостоять силы ВВС Турции, Азербайджана и Грузии в составе до 500 самолетов ударной авиации и 200 истребителей соотношение сил нашей ПВО и их авиации составит 1:12, по ударной авиации – 1:7.

Во втором варианте локальной войны, когда нам будут противостоять только Иран и Азербайджан (это до 240 самолетов ударной авиации и 20 истребителей) соотношение сил нашей ПВО и их авиации составит 1:6, а по ударной авиации – 1:3,3.

При самом неблагоприятном варианте региональной войны при борьбе с силами воздушного нападения Турции и Грузии при поддержке США и НАТО (до 850 самолетов ударной авиации и 370 истребителей) соотношение сил будет и вовсе удручающим – 1:20, а по ударной авиации – 1:12. Если же учесть мощное радиоэлектронное противодействие со стороны гипотетических противников, в условиях которого придется вести боевые действия, – то эти цифры можно смело увеличивать еще вдвое.

При таком соотношении сил рассчитывать на успех в региональной (локальной) войне никак не приходится. И это еще без учета значительного технологического отставания отечественных Вооруженных Сил от их практически всех потенциальных соперников. При таких условиях вся авиация СКВО будет сбита в течение первого дня военных действий.

ВЫВОДЫ

12 мая 2009 г. Указом Президента РФ № 537 была утверждена «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации». Именно она определяет требования к обеспечению, в том числе и военной безопасности государства. В тот же день был подписан и Указ № 536 – «Основы стратегического планирования в Российской Федерации» (надо полагать, настольная книга для всего военно-политического руководства государства по обеспечению национальной безопасности государства).

Было разработано и соответствующее приложение к этим «Основам планирования» – конкретный перечень критериев и показателей национальной безопасности Российской Федерации (предлагаемых к учету для оценки состояния национальной безопасности Российской Федерации).

Однако в военной сфере для оценки состояния боевого потенциала Вооруженных Сил Российской Федерации (и других войск) предлагается применять только три показателя (критерия):

доля соединений и частей постоянной готовности от общего количества соединений и частей;

укомплектованность современными образцами вооружения, военной и специальной техники (доля современных образцов вооружения, военной и специальной техники от общего количества вооружения, военной и специальной техники);

уровень обеспеченности военными и инженерно-техническими кадрами (доля руководящего состава, имеющего высшее военное и высшее специальное инженерно-техническое образование, от общего количества руководящего состава).

Практически по таким критериям и строятся сегодня Вооруженные Силы России. Исключение составляет только комплектование центральных органов военного управления.

Однако как все это соотносить с возможностями гипотетических противников на тех или иных стратегических направлениях, при этом не указывается. К примеру, анализ соотношения сил и средств авиации и войск ПВО только на ЮЗ СН демонстрирует, что тут что-то явно не так.

Имеющиеся критерии не показывают главного: сколько и каких надо иметь соединений и частей; как они должны быть распределены по видам и родам войск Вооруженных Сил (по стратегическим направлениям); имеет ли руководящий состав твердые навыки по управлению войсками и положительный опыт руководства ими в боевой (или максимально приближенной к боевой) обстановке.

Наверное, надо все-таки сравнивать боевой/численный состав и готовность войск и сил к успешному отражению имеющихся (или возможных в перспективе) угроз и вызовов Российской Федерации. Только в этом случае будет действительно обеспечена национальная безопасность нашей Родины в военной сфере.

И последнее. Разумеется, пока нет оснований утверждать, что в обозримом будущем возможен, к примеру, военный конфликт с Турцией. Отношения с Анкарой (и это надо подчеркнуть особо) сегодня намного лучше, чем с якобы братской Украиной. Да и НАТО пока не горит желанием проливать кровь за режим Михаила Саакашвили (или последующего за ним очередного бесноватого).

Однако на сегодня существуют вполне реальные группировки войск (сил), есть их боевые и оперативные возможности. А как сложится обстановка и какие могут появиться на военно-политической сцене коалиции и союзы – пока область исключительно предположений/прогнозов (с той или иной степени достоверности).

Между тем количество самолетов, авиационных средств поражения и боекомплекты зенитных управляемых ракет (иными словами, боевой и численный состав) – константы в оперативных (да и политических) расчетах. И количество современных самолетов (и подготовленных летчиков), равно как и перспективных зенитных ракетных систем (боевых расчетов высокой квалификации) никакой политической волей к утру и к утру понедельника удвоить и утроить не получится.

Аркадий БОРЗОВ

Опубликовано 9 октября в выпуске № 5 от 2009 года

Комментарии
Стоит исправить вашу ошибку и преступление в истории создав на территории Кавказской Албании (Лезгистана, Аваристана, Дагестана) читинский Азер-гей-джан-1918 (!) Наш народ усиленно ассимилируют, искажают историю якобы "древние азеры бла бла" Если Россия поддержит нас : Лезгин, Удин, Цахур, Рутул, Авар, Буду, Крыз, Хиналуг, Талышей востоновить : Лезгистан/Албанию , Аваристан и Талышистан , то мы будем вам благодарны и партнёрами. А нет то нам уже нечего терять вы получите ещё врагов (вы и так постоянно предаете Кавказцев)
vpxl webcam/]vpxl
Diet for quick weight loss: sites google com/site/weightlossluxury/diet-plan-weight-loss-tips Inquiries for Google: 5 week weight loss programme weight loss diet for obesity metabolic medical weight loss nj hc3 weight loss program elemis weight loss reviews massage lose weight best diet for weight loss men diseases with symptoms of weight loss new dimensions weight loss san antonio texas
Добавить комментарий
  • Читаемое
  • Обсуждаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
ОПРОС
  • В чем вы видите основную проблему ВКО РФ?